Форум » Причины и предпосылки » Питание Российской армии и флота » Ответить

Питание Российской армии и флота

gtomorfolog: Предлагаю обсудить эту тему,сравнить питание рос. армии и флота с японской Для начала конспект из известной книги Манвелова Р[quote]оссийский Императорский флот. Запись №2. Конспект (в 95% состоящий из цитат) съедобной информации из книги [Менвелов Н.В. Жизнь и смерть на корабле Российского Императорского флота. М.: Яуза, Эксмо, 2008]. В основном речь о второй половине XIX века. Некоторая отрывочность повествования вызвана тем, что пришлось сводить различные цитаты под тематические разделы, чего у автора нет. Т.к. текста много, разбил на две записи: * Нижние чины (распорядок). Нижние чины (рацион). * Офицеры. Консервы. Хранение. Алкоголь. Это вторая запись. Офицеры. Как такового меню для командного состава не было. Офицеры получали так называемые столовые деньги, на которые должны были либо закупать провизию самостоятельно (такое бывало, в основном, на берегу), либо пускать их в “общий котёл” и столоваться в кают-компании. Сумма столовых денег назначалась в зависимости от звания и должности. Безусловно, офицерский стол был куда богаче матросского – прежде всего потому, что офицер имел возможность выбирать своего “кормильца”. Дело в том, что члены кают-компании регулярно выбирали так называемого содержателя – человека, который отвечал, говоря современным языком, за вкусную и здоровую пищу. Его бюджет формировался из “столовых денег”. Он закупал продукты, которые позже передавались офицерскому коку, и следил за разнообразием меню. По уставу содержателя кают-компании офицеры должны были переизбирать каждые три месяца, однако на практике бывали и “вечные содержатели”, которые исполняли свои обязанности на протяжении всего срока службы на том или ином корабле. Теоретически содержателя можно было заменить и “вольным” буфетчиком, однако шли они во флот крайне неохотно, поскольку “кочевая” морская жизнь нравилась не всем. Кроме того, буфетчику нужно было платить жалованье, что увеличивало расходы офицеров. Не было принято опаздывать к приёму пищи – задержавшегося офицера за неуважение к сообществу старший офицер легко мог отправить восвояси. Вернуться наказанный мог только после окончания трапезы, причём откушивать ему пришлось бы в полном одиночестве. Исключение составляли случаи, когда опоздавший офицер руководил той или иной срочной работой по кораблю либо выполнял приказание командира или флагмана. Консервы. Уходя в дальнее плавание, моряки делали запасы различных видов продовольствия. На палубах делались загородки и клетки для “живых консервов” – скота и птицы, для которых завозили сено и корм. Впрочем, главное в этой ситуации было не попасть в шторм – палубная живность во время бури обычно быстро дохла от нервного потрясения. Бывало и хуже – вырвавшийся бык мог наделать немало бед. В связи с этим при каждой угрозе шторма корабельные плотники и боцманская команда тщательнейшим образом проверяла крепость клеток и прочность канатов. К “настоящим” консервам на кораблях отношение было двойственное. Чаще всего офицеры относились к ним с опаской, причём “их благородия” обычно величали данный вид провизии не иначе как “мощами покойного бригадира, геройски павшего от почечуйной болезни”. Почечуем, напомним, в те времена часто называли геморрой. Другим популярным названием было “корнет-биф” (то есть “говядина из корнета”). Оригинальное название данного блюда звучало как “корн-биф” (солонина). Возможно, причина была в том, что красивое название консервированного блюда далеко не всегда соответствовало тому, что обнаруживалось внутри. Вот и летели за борт “фрикасе” и прочие кулинарные изыски. Как утверждали офицеры, они представляли собой “буквально резину, приправленную всевозможными острыми соусами”. В случае же невозможности хранения больших запасов продовольствия и консервы шли неплохо. В то же время консервированные щи с кашей были весьма популярны. Щи с кащей – название русских консервов, которые многие содержатели кают-компаний старались запасти перед длительным переходом за границу. Каждый, даже самый что ни на есть неопытный, содержатель твёрдо знал – этот продукт в запаянных банках никогда не подведёт. Хранение. Для хранения продовольствия предназначались особые помещения – так называемые ахтерлюки. Один из них всегда предназначался для “мокрой” провизии, то есть мяса, рыбы, солонины, вина и водки, масла, уксуса и ряда других продуктов. Второй ахтерлюк вмещал соль, мыло, табак, а также зачастую и квашеную капусту, которая к “мокрой провизии” почему-то не относилась. В ещё одном помещении хранили “сухую провизию” – лук, крупу, чай, сахар, а также овощи. На кораблях первого ранга (броненосцах и больших крейсерах) часто имелся и ахтерлюк, предназначенный исключительно для офицерской провизии. В него помещали и частные запасы каждого отдельного офицера. Так, например, кадет Владимир Ашанин, персонаж повести “Вокруг света на ‘Коршуне’” (под этим именем скрывается сам Константин Станюкович), привёз на свой корвет большой ящик с домашним вареньем. Естественно, ящик расположили не в каюте (там попросту не было места), а в офицерском ахтерлюке. Алкоголь. Начнём с того, что в русском флоте существовало понятие “казённой чарки”. Она полагалась в плавании каждому нижнему чину (матросу, унтер-офицеру и кондуктору) ежедневно, причём дважды. Исключение составляли моряки, находившиеся “в разряде штрафованных”. Каждый день в определённое время – перед обедом и в шесть часов вечера – на палубу выносилась огромная лужёная ендова с водкой (в российских водах) или ромом (в заграничном плавании). Сосуд устанавливался на шканцах. Затем появлялся баталер с мерной получаркой, в которую входило около 60 мл живительной влаги. В ведении баталера была и так называемая “форменная книга”, где отмечались пьющие и трезвенники. Сразу отметим, что разбиение винной порции на два приёма было обсуловлено требованиями морских врачей, которые считали, что приём одновременно более 100 граммов алкоголя не приносит матросу ничего, кроме вреда. Кстати, нормативы Морского ведомства требовали делить “чарку” не ровно пополам, а из расчёта 2/3 к обеду и 1/3 – к ужину. Но чаще всего требования циркуляров не соблюдались, и матросы получали каждый раз равную дозу. Примечательно, что матрос мог отказаться от чарки и при этом не остаться в накладе. В этом случае он получал денежную компенсацию (“заслугу”), которую выдавали также за отказ от потребления других продуктов – например, сливочного масла и табака. За длительное плавание некоторые нижние чины скапливали за счёт “заслуги” немалые для них суммы. Так, в начале 80-х годов XIX века за каждую не выпитую чарку матросу начисляли пять копеек. Помножим на минимум два года кругосветного плавания – и вот уже 36 с половиной целковых прибавки к жалованью нижнего чина. И это ведь без учёта всевозможных наградных. На тот момент – деньги немалые. [/quote]

Ответов - 85, стр: 1 2 3 All

сарычев: Уважаемый Wanted, входит ли в состав гламурной дряни ром? Потому что мохито можно пить и безалкогольным. Мы на яхте пили грог, заменяя ром (а где его было взять?) водкой или спиртом "в пелпорцию". В любых атмосферных условиях в "непромоканце" не холодно. Мне лично хватало на всю вахту. Семи футов под кильтом. С уважением

Wanted: Ром?Конечно входит.Куда без него родимого )) Я вот еще что подумал.Если бы II эскадра шла по северному пути,расход спирта был бы в 2 раза больше.

сарычев: Ув. Wanted, не думаю. И Вилькицкий, и Новопашенный в воспоминаниях о Вайгаче и Таймыре ничего такого не писали. Правда, особых отчетов не было - оба пошли на Минную дивизию БФ - Десну с Летуном (ЕМНИП) принимать. А может - само собой разумелось. Но - вряд ли. Согласно Устава лишнюю чарку мог дать только командир. А офицер - только ходатайствовать перед ним о выдаче. А так - ну сколько ее, "родимой" "заныкаешь"? Да и на Заре ничего такого не было. А о Геркулесе и Св. Анне не знаем. Хотя нет - Альбанов с Анны ушел, как ни недоволен был Брусиловым, этого упрека не было. С уважением

Wanted: Удивительно.По идее,когда корабль идет в лютый мороз только спиртиком и можно согреться.Иначе на вахте к мостику примерзнешь.Особенно на железяках вроде броненосцев II эскадры.

сарычев: Ув. Wanted. Есть воспоминания фон Транзе - он на зимовке Вайгача с Таймыром с умирающим Жоховым (однокашником по корпусу) - на другой корабль проститься ходил. А Вайгач с Таймыром вмерзли вне пределов видимости. Опять же - ночь полярная. Он матросов взял, т.е., с ним вместе - 5-7 чел(не помню). И на всех он у ревизора фляжку водки получил - вроде НЗ. Это -0,7л если по-нашему. Может, конечно, фляги другие были. За день не дошли - так в палатке, на льдине, "с устатку" - получается, по 100гр - водки. Не думаю, что лукавил. Вот это и был -РИФ. А "братишки" в полосатых рубашках - это потом. С уважением



полная версия страницы