Форум » АрхивЪ - История кораблестроения и вооружений » Самый нужный прибор » Ответить

Самый нужный прибор

юнга: Вопрос ко всем знатокам. Знатоки военной истории если вспоминают о приборах управления артиллерийской стрельбой во времена русско-японской войны, то в основном о пресловутой системе Гейслера. Суть той системы состояла в том, что она помогала организовать артиллерийскую стрельбу всех орудий одного корабля. То есть: с помощью электрических проводов к каждому орудию старший артиллерист мог отправить дистанцию стрельбы, угол, и род снарядов. А так же знатоки могут вспомнить гироскопическую стабилизацию мелкокалиберной зенитной артиллерии на некоторых кораблях второй мировой войны. Все это не раз обсуждалось на разных форумах. И при упоминании системы Гейслера, и других подобных систем для ненаблюдательных людей все становилось ясно. А в действительности, за бортом рассмотрения оказалась одна, чрезвычайно важная сторона этого вопроса. Дело в том, что каким образом произвести организацию совместного использования орудий (стрелять ли им всем вместе залпом или по одиночке) может быть не так уж и важно. На самом деле гораздо важнее вопрос об устранении влияния качки корабля на прицеливание его орудий. Само собой, что корабль находящийся в открытом море все время испытывает хотя бы небольшую качку, впрочем, иногда довольно значительную. Например, во время Цусимского сражения волнение на море доходило до шести баллов в связи с этим интересно было бы узнать, какой угол крена испытывали корабли обоих враждующих сторон? Например, известно, что крейсер «Аврора» во время сильного шторма у берегов Африки кренился до 40 градусов. Во время Цусимского сражения крены у всех кораблей были конечно гораздо меньше, но надо помнить, что адмирал Макаров писал, что даже во время относительно тихой погоды все равно присутствует хотя бы небольшое волнение, и корабли (включая и броненосцы) кренятся до 3 градусов. Не все знают, что угол вертикального наведения российских орудий калибра 12 дюймов на обычную во время Цусимского боя дистанцию 30 кабельтовых был равен 3,36 градусов., а японских 3,55 градусов. Причем в некоторые эпизоды сражения дистанции были и 20 кабельтовых, а обстрел броненосца «Князь Суворов» производился японцами с дистанции около 10 кабельтовых, при которой угол вертикального наведения японских орудий 0,95 градусов. То есть даже меньше одного градуса. Но это означает, что если артиллеристы обоих сторон стреляли совершенно не учитывая углов качки, то в зависимости от конкретного накренения в каждый момент, угол крена то складывался с углом вертикального наведения, то вычитался из него. И каждый кто способен выполнить эти два простейших арифметических действия, может вычислить истинный угол бросания снарядов в максимум и минимум. Возьмите 3,36 и прибавьте еще 3 градуса, получите угол бросания 6,36 градусов в максимуме, а теперь из 3,36 – вычтите 3 градуса – получите почти полный ноль. Следовательно – если на артиллерию обоих противников действовало влияние качки, то тогда обязан был происходить гигантский разброс снарядов по дальности – некоторые снаряды по идее должны бы падать у самого борта стреляющего корабля, а другие – наоборот – вместо тридцати кабельтовых улетать на сорок пять. Причем это взят минимальный угол качки 3 градуса характерный для тихой погоды, а поскольку на самом деле волнение в тот день было довольно значительным, и вероятно значительно превышало три градуса, то значит и разброс был еще более гигантским. Между тем все наблюдатели отмечают, что японцы наоборот стреляли очень метко и кучно. Да и русские не так уж плохо. Во всяком случае такого дикого рассеивания не было. А это значит, что воздействие качки на вертикальную наводку орудий каким-то образом устранялось на кораблях обоих враждующих сторон. Поскольку никаких гироскопических установок многотонных артиллерийских орудий в те времена в принципе не могло быть, значит, на кораблях того времени неизбежно существовал какой-то прибор, устраняющий влияние качки. Но ни один, увлекающийся военно-морской историей человек, никогда ни чего подобного не читал и не слышал о таком устройстве во времена русско-японской войны, а также не следует забывать и о боях испано-американской войны, да и в японо-китайских морских боях. Не значит ли то того, что никакого прибора, помогающего устранить влияние качки не было?

Ответов - 309, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Akela1: Для юнга. Здравствуйте! В ближайшее время постараюсь выложить статью об Алексее Павловиче Давыдове,морском офицере,изобретателе нескольких видов минного вооружения и (внимание!) т.н. "мотор-кренометра"-прообразе современной системы ПУАО,но основанного не на гироскопическом принципе,а на принципе двух качающихся платформ.Тем более,что в феврале будущего 2006г. исполнится 180 лет со дня его рождения (1826г.) Его прибор был применен на нескольких кораблях Черноморского флота,а также для стрельбы береговой артиллерии по кораблям.К сожалению МТК не удосужился распространить этот прибор на корабли хотя бы Балтийского флота.Имя А.П.Давыдова в настоящее время незаслуженно забыто,а его идея до сих пор может применена в приборах не только на флоте,но и вдругих отраслях народного хозяйства,поскольку такой прибор конструктивно устроен намного более просто,чем гироскопические стабилизаторы.А.П.Давыдов умер незадолго до русско-японской войны.Чертежей своих приборов он умышленно не делал,т.к.опасался,как это сказали бы сейчас, "утечки информации",а изготавливал действующие модели. Всего вам доброго.

Comte: юнга пишет: цитатаНе значит ли то того, что никакого прибора, помогающего устранить влияние качки не было? Такой прибор, кончно, был. И назывался он "глазомер и опыт наводчика". Для чего и тренировались наводчики так много в стволиковых стрельбах - чтобы не разбивая дорогостояшие и маложивущие стволы крупных орудий выработать навык прицеливания на качке - попросту, вовремя дернуть за запальный шнур, именно тогда, когда линия прицеливания проходит через цель.

NMD: Comte пишет: цитатаТакой прибор, кончно, был. И назывался он "глазомер и опыт наводчика". У англичан данный прибор проходил под шифром Mk.1 Eyeball...

Sergey_E: Comte Comte пишет: цитатаДля чего и тренировались наводчики так много в стволиковых стрельбах - чтобы не разбивая дорогостояшие и маложивущие стволы крупных орудий выработать навык прицеливания на качке Крайне завышенная оценка значимости стволиковых стрельб. Это если мягко говорить.

Akela: Итак, небольшая справка об Алексее Петровиче Давыдове (12.02.1826 Тверская губ.-18.11.1904).Русский изобретатель в области минного и артиллерийского морского вооружения.В 1854 г. разработал и изготовил ударно-механическую мину,к-рая в 1857 г. успешно прошла испытания.В 1859г. была испытана электромагнитная мина конструкции А.П.Давыдова.В 1863г. он изобрел электромагнитное "реле-соединитель",к-рое резко повысило боевые качества электромагнитных мин.В 1867г. были проведены испытания разработанной Давыдовом первой в мире электроавтоматической системы стрельбы корабельной артиллерии.В нее входили: "гальванический индикатор",учитывающий влияние хода и маневрирования корабля,"гальванический кренометр" для управления вертикальной наводкой орудий и электромагнитное устройство сигнализации и синхронной связи.В 1870-е гг. Давыдов представил свое изобретение на рассмотрение комиссии морского ведомства.Но только в 1876г. МТК,узнав о попытках введения "электрической пальбы" на иностранных флотах,одобрил систему приборов Давыдова.В 1877г.она была принята на вооружение и ею было оборудовано несколько кораблей. В 1877-1881 гг. Давыдов изобрел силовую следящую систему для автоматической наводки орудий,к-рая учитывала бортовую и килевую качку корабля.Давыдову принадлежат также другие изобретения и усовершенствования в области минного дела, прицелов и приборов автоматической стрельбы. Сочинения А.П.Давыдова: 1.Записка о способах автоматической стрельбы по движущейся цели.СПб,1898г. 2.Записка о новом способе автоматической стрельбы.СПб,1900г. Обращаюсь к знатокам, и прежде всего к NMD, с просьбой может быть вы располагаете более подробной информацией об А.П.Давыдове.Почему такая принципиально новая и совершенная для того времени система стрельбы не была широко применена на других кораблях.Ведь в принципе все это происходило незадолго до РЯВ. Если участники форума заинтересуются этой информацией, я могу выложить на форуме статью Н.Ф.Соловьева "Автоматические и счетно-решающие приборы А.П.Давыдова".

Борис, Х-Мерлин: Akela пишет: цитатаЕсли участники форума заинтересуются этой информацией, я могу выложить на форуме статью Н.Ф.Соловьева "Автоматические и счетно-решающие приборы А.П.Давыдова". - ВСЕНЕПРЕМЕННО!!!

Годяй: Борис, Х-Мерлин пишет: цитатазаинтересуются Уже заинтересовались. С Уважением!

Krom Kruah: Годяй пишет: цитатаУже заинтересовались И я тоже!

Akela1: Всем.Только что увидел свой ляп-назвал Давыдова Алексеем Петровичем (в предыдущем посте).Конечно жн он Павлович!Прошу прощения за свою невнимательность.Статью о его приборах постараюсь выложить где-то на выходных.

Akela1: А получилось даже раньше. Автоматические и счетно-решающие приборы А. П. Давыдова Одним из первых русских творцов корабель¬ной электроавтоматики и счетно-решающих устройств является Алексей Павлович Давыдов-(12.02.1826—18.11.1904). В 60-х годах прошлого века на вооружение была принята мина его конструкции, а в 1863 г. он предложил «минное реле»- [Л. 1]. Начиная с 1865 по 1896 г., в военно-морском флоте России применялась созданная им система приборов автоматической стрельбы из корабельной артил¬лерии [Л. 2]. Она легла а основу устройств после¬дующих систем электрических приборов управле¬ния стрельбой из корабельной артиллерии, при¬менявшихся в русском флоте. В силу ряда причин деятельность талантливо¬го изобретателя была забыта. К настоящему вре¬мени еще не найдено ни одного его прибора, применявшегося в русском флоте, и ни одного чертежа с его изобретений. Нужно отметить, что Давыдов представлял в соответствующие учреж¬дения не чертежи и описания своих изобретений, а непосредственно действующие макеты прибо¬ров. Все изображения, которыми пользуются ны¬нешние авторы при освещении творчества А. П. Давыдова, являются заимствованием из ра¬бот его современников. Из архивных документов видно, что изобретатель тщательно уничтожал все эскизы и чертежи, видя в этом одно из средств сохранения военной тайны. Поэтому мно¬гое из его творчества пока все еще остается не раскрытым. Однако восстановление чертежей по сохранив¬шимся различным описаниям все же дает воз¬можность раскрыть устройство ранее упоминав¬шихся в советской литературе [Л. 3 ... 5} изобрете¬ний и частично восстановить принципы, заложен¬ные А. П. Давыдовым в его работах. Некоторые из них, как будет видно ниже, не потеряли своего значения до настоящего времени. Их возрождение на основе современных достижений науки и тех¬ники может дать полезные результаты. Переходя к рассмотрению восстановленных принципиальных схем действия электрических приборов артиллерийского цикла изобретений А. П. Давыдова, остановимся на кренометре, при помощи которого -производилось автома¬тическое замыкание электрической цепи стрельбы в момент, нужный для выстрела, с корабля в условиях морской качки. Описанный ранее [Л. 3] гальванический кренометр с металлическим шаром, замыкающим электрическую цепь в мо¬мент прихода основания шара в горизонтальное положение, не нашел себе применения. Прове¬денные с 1865 по 1870 г. практические испытания выявили у такой конструкции ряд отрицательных сторон, влияющих на результаты стрельбы. Изо¬бретатель к этому времени разработал новую конструкцию кренометра, которую он представил в макете в 1870 г. Новый кренометр, созданный на основе при¬менения сообщающихся сосудов, оказался удач- ным и с небольшими изменениями применялся в русском военно-морском флоте до 1895 г. Устройство такого кренометра1 изображено на рис. 1. На основании кренометра 1 симметрично расположены одинаковые по устройству два авто¬матических замыкателя электрической цепи 2 и 3. Они устанавливались под определенным углом ά к основанию 1. Каждый замыкатель со¬стоял из запаянных с концов стеклянных сооб- Рис. 1. Гальванический кренометр. I — основание кренометра; 2— левый автоматический замыкатель; Л — правый автоматический замыкатель. щающихся сосудов, наполненных ртутью. Для температурной компенсации ртути на одном из вертикальных сообщающихся сосудов каждого замыкателя имелось сферическое расширение. В нижнее горизонтальное колено впаивался кон¬такт электрической цепи. Другой полюс вводился в верхний запаянный конец, не имевший сфериче¬ского утолщения. Он устанавливался на опреде¬ленном расстоянии от ртутного мениска. Оба автоматических замыкателя были последователь¬но включены в электрическую цепь. Их совмест¬ное действие протекало следующим образом: при горизонтальном положении основания креномет¬ра 1 контакты обоих автоматических замыкате¬лей касались ртутных менисков, и электрическая цепь кренометра была замкнута. При наклоне правого конца основания кренометра на угол ά основание левого замыкателя 2 ά принимало горизонтальное положение. При дальнейшем наклоне основания 1 основание левого автоматического замыкателя начинало выходить из горизонталь¬ного положения, и верхний контакт его выходил из ртути. Электрическая цепь кренометра оказы¬валась разорванной, хотя в правом автоматиче¬ском замыкателе электрическая цепь оставалась замкнутой. При повороте кверху правого конца основания кренометра, когда оно еще не дойдет до горизонтального положения на угол , но начнет его проходить, электрическая цепь левого автоматического замыкателя окажется замкну¬той. Так как правый автоматический замыкатель оставался все время замкнутым, то электрическая цепь кренометра снова замыкалась, Прн даль¬нейшем подъеме правого конца основания крено-

Akela1: метра оно выйдет из плоскости горизонта. Это означает в то же время опускание левого конца основания кренометра. Как только правый конец основания кренометра выйдет из угла ά и будет подниматься дальше вверх, правый замыкатель разомкнет электрическую цепь, и, несмотря на замкнутую цепь правого кренометра, электриче¬ская цепь кренометра разомкнётся. Угол ά называется точностью замыкания кре¬нометра. Угол 2а называется продолжитель¬ностью замыкания кренометра. Обычно в прак¬тике русского флота угол а принимался равным 0,2° [Л. 6]. Если прибор устанавливался своим основанием параллельно палубе, то он производил за¬мыкание электрической цепи в момент прихода палубы в горизонтальное положение. При изме¬нении угла между палубой и основанием прибо¬ра можно было получить замыкание при любом положении качающейся палубы относительно плоскости горизонта. Это использовалось для из¬менения угла вертикального наведения орудия при стрельбе с качающегося корабля. При дистанциях корабельной артиллерийской стрельбы, колебавшихся в середине прошлого века около 1 000 м, и больших линейных разме¬рах цели, ошибки самого кренометра почти не сказывались на результатах стрельбы. При уве¬личении в дальнейшем дистанции и уменьшении линейных размеров цели ошибки кренометра ста¬ли сказываться на попадании артиллерийских снарядов в цель. Для уменьшения ошибок кренометра А. П. Давыдов предложил специальную кон¬струкцию, при помощи которой по-новому реша¬лась задача определения плоскости горизонта на качающемся корабле. Новая конструкция назы¬валась м о т о р-кренометр. Ее модель была представлена изобретателем в апреле 1901 г. [Л. 7]. Принципиальное устройство мотор-креномет¬ра представлено на рис. 2. Для ясности изобра¬зим описанный выше кренометр в виде обычно¬го маятника 1. При наклоне .плоскости 2, напри¬мер, вправо маятник 1 коснется контакта 3. Электрическая цепь замкнется. Ток поступит в электрический двигатель 4, и он начинает повора- 2 Схема восстановлена автором статьи по архивным материалам ЦГАВМФ, фонд 421, ар т. отд., дело А1? 39. чивать червяк, связанный с шестерней. По¬ворот шестерни приведет плоскость 2 в горизон¬тальное положение. Маятник отойдет от контак¬та 3, и электрическая цепь разорвется. Двига¬тель 4 остановится. При наклоне плоскости в другую сторону маятник замкнет контакты 3а. Заработает двига¬тель 4а. Червяк будет вращаться в другую сторо¬ну, поворачивая шестерню 6, снова поставит плоскость 2 в горизонтальное положение. Если плоскость 2 ориентировать относительно борто¬вой качки корабля, то она будет поворачиваться в сторону, противоположную колебаниям палубы. Она будет стабилизирована относительно борто¬вой качки корабля. Можно установить такой мотор-кренометр на площадке 2 другого мотор-кренометра, ориентированного в плоскости киле¬вой качки корабля. Тогда площадка 2 верхнего мотор-кренометра будет стабилизирована относи¬тельно бортовой и килевой качки .корабля. Несмотря на .положительные результаты испы¬тания модели мотор-кренометра, комиссия мор¬ского ведомства отметила, что прибор «...не отно¬сится специально к области военного дела и носит характер электрических физических прибо¬ров». Так, это изобретение, прообраз современ¬ных стабилизирующих устройств, было отклоне¬но [Л. 8]. Стабилизация получила особенно большое применение в области различного оружия, приборов управления кораблем и_его устройств на¬ружной связи. Современная стабилизация осу¬ществляется применением гироскопа. Это дает большую точность по сравнению со стабилиза¬цией, при помощи гидравлического кренометра, но гироскопическая стабилизация весьма сложна и требует больших материальных затрат. Поэтому стабилизация, разработанная А. П. Давыдовым, может иметь применение в таких областях тех¬ники, где можно удовлетвориться результатами такой стабилизации, например при создании раз¬личного рода

Akela1: автоматически действующих профилографов и фиксаторов углов наклона полотна дороги на закруглениях. В такой стабилизации нуждается горная земледельческая техника. Вод¬ный транспорт может применять такого рода ста¬билизированные плошадки для установки на них навигационного оборудования и приборов внеш¬ней связи корабля и т. д. В литературе имеются указания на создание А. П. Давыдовым счетно-решающих приборов. Следует уточнить, что счетно-ре¬шающим прибором являлась созданная изобрета¬телем система автоматически действующих при¬боров сосредоточенной стрельбы -по невидимой комендорами цели. В этой системе приборов, объединенных электрическими цепями в строгой последовательности, срабатывали автоматически один за другим электромагнитные механизмы. В результате их соединенной автоматической ра¬боты определялся момент, когда ось канала ство¬ла артиллерийского орудия принимала в про¬странстве нужные углы вертикального и горизон¬тального наведения, являющиеся ответом на по¬ставленную задачу встречи снаряда с целью. Рис. 3. Устройства автоматического изменения времени замыкания электрической цепи. 1-головка установки контакта на нужное время замыкания электри¬ческой цепи; 2 — шестерня, передвигающая треугольный контакт в ра¬диальном направлении; Л—треугольный контакт, движущийся одно¬временно с прицельной рамкой; 4- электрический . контакт, установ¬ленный на направлении, выбранном для производства залпа. Кроме этого сложного счетно-решающего устройства, А. П. Давыдов создавал для прибо¬ров, входящих в данную систему автоматической стрельбы, отдельные счетно-решающие механиз¬мы для решения частных задач, возникающих в ходе работы всей системы в момент решения общей задачи стрельбы, Восстанавливая творческое наследие новато¬ра, мы выяснили принципы устройства счетно-решающих механизмов, установленных на цен¬тральном прицеле, называвшемся гальвани¬ческим индикатором. При производстве автоматической стрельбы требовалось замкнуть перерыв в цели стрельбы, когда ось орудия будет иметь нужный для вы¬стрела угол горизонтального наведения. Это на¬ступает в момент начала прихода плоскости стрельбы на цель. Перерыв должен восстановить¬ся в то время, когда плоскость стрельбы начнет сходить с цели. Управляющий стрельбой, опреде¬лив направление будущего залпа, следил за целью, и, когда цель проходила линию, избранную для залпа, цепь стрельбы должна была авто¬матически замкнуться; это замыкание должно было продолжаться до момента схода с цели ли¬нии, выбранной для залпа. Время замыкания из¬менялось в зависимости от угловой величины цели. Нужно было автоматизировать время замы¬кания электрической цепи в зависимости от угло¬вых размеров цели. Это было сделано следую¬щим образом (рис. 3). Определив величину угла, под которым видна цель, управляющий огнем поворотом головки 1 ставил стрелку на соответствующее деление шка¬лы. Головка и шкала находились на прицеле, расположенном на верхней крышке индикатора. При повороте головки связанная с ней шестер¬ня 2, расположенная внутри гальванического индикатора, двигала зубчатую рейку, на конце которой был укреплен электрический контакт 3, имевший форму прямоугольного треугольника. Затем управляющий стрельбой при помощи при¬цела следил за передвижением цели. В момент выхода цели на линию, на которую заранее были Рис. 4. Устройство для автоматического определения угла упреждения. I — секундомер; 2 — шкала с двумя стрелками; 3 — электрическая кнопка; 4 — рукоятка для поворота прицельной рамки. направлены приготовленные для залпа орудия, треугольный контакт касался контакта 4 цепи стрельбы. Он устанавливался неподвижно на вы¬бранном для залпа направлении и назывался по¬этому «контактом сосредоточения». Замыкание электрической цепи стрельбы длилось до тех пор, пока движущийся треугольный контакт касал¬ся неподвижного контакта сосредоточения. При малых размерах цели треугольный контакт касал¬ся контакта сосредоточения только вершиной угла. При увеличении угловых размеров цели

Akela1: треугольник двигался вперед, и тогда неподвиж¬ный контакт сосредоточения имел более длитель¬ный путь касания с движущимся треугольным контактом, что увеличивало время замыкания электрической цепи в зависимости от угловых размеров цели. Это было одно из первых электри¬ческих счетно-решающих устройств, получивших практическое применение. Описанный принцип изменения времени замы¬кания контактов может применяться и в настоя¬щее время. Если заменить у движущегося треугольника его заднюю грань кривой, отражающей протекаю¬щий процесс, то получится прибор, у которого время замыкания электрической цепи будет со¬ответствовать потребностям того рабочего процес¬са, который обслуживается прибором. При помо¬щи такого прибора можно получить время замы¬кания электрической цепи в самых широких пре¬делах и в нужной последовательности. Стрельба береговой артиллерии по движу¬щимся морским целям требовала учета переме¬щения цели за время полета снаряда. Для этого нужно было перед выстрелом вынести вперед плоскость стрельбы на строго определенный угол, называемый «углом упреждения». Величина это¬го угла зависит от многих факторов, из которых главными являются: дистанция стрельбы, время полета снаряда, скорость движения цели и на¬правление ее движения по отношению к стре¬ляющему орудию. Для автоматического опреде¬ления угла упреждения А. П. Давыдов создал счетно-решающий механизм и встроил его в галь¬ванический индикатор. Наружный вид этого устройства изображен на рис. 4. 3 Схема восстановлена автором по различным архив¬ным материалам, а также по работе Н. Лушкова «Аппа¬раты гальванической стрельбы", СПБ, 1887. Литографиро¬ванное издание. * Схема восстановлена автором но архивным мате¬риалам и по печатной брошюре А, П. Давыдова „Опи¬сание системы автоматической стрельбы из береговых батарей по движущимся судам", СПБ, 1850. На задней кромке верхней крышки индикато¬ра был вмонтирован секундомер 1. Рядом с се¬кундомером находился круг со шкалой, имевшей градусные деления. В центре круга были установ¬лены одна над другой две стрелки. Около этого круга помещалась электрическая кнопка 3. Управ¬ляющий стрельбой, получив от дальномерного поста величину расстояния до цели, по таблицам находил время полета снаряда до цели. Он отво¬дил от нуля стрелку секундомера на величину времени полета снаряда до цели. Направив при¬цельную рамку на цель, он нажимал электриче¬скую кнопку и начинал через диоптры следить за движением цели. При нажиме на кнопку замыка¬лась электрическая цепь. Электрический ток воз¬действовал на электромагнитный прибор, за¬пускавший секундомер и одновременно останавли¬вавший нижнюю стрелку на шкале 2. До этого обе стрелки, нижняя и верхняя, двигались син¬хронно с прицелом гальванического индикатора. При приходе стрелки секундомера к нулю она останавливалась. Одновременно стопорилось дви¬жение верхней стрелки на шкале 2. Угол между верхней и нижней стрелкой и являлся углом упреждения залпа. Механизм прошел испытания на Выборгском рейде в 1879—1880 гг. Его принцип был исполь¬зован некоторыми участниками официальных испытаний для создания., упрощенных приборов аналогичного типа. Итак, в период 60—80 тт. прошлого века в русском флоте шла усиленная творческая дея¬тельность по созданию электроавтоматических и счетно-решающих приборов, вызванная практиче¬скими потребностями корабельной артиллерии. Значительна роль в этой области Алексея Павло¬вича Давыдова, Литература ЦГВИА, фонд 802, опись 3, дело №21. ЦГАВМФ, фонд IG5. дело № 2758 и журнал Мор¬ ского технического комитета № 1U от 13. 02. 1896 г. А. В. Храмой. О двух важных этапах в исто¬ рии электроавтоматики. Электричество. № 12, 1950. А. В, Храмой. Очерк истории развития авто¬ матики в СССР (дооктябрьский период). Академиздат 1956. Развитие минного оружия в русском флоте. Сбор¬ ник документов под ред. А. А. Сатарова и Ф. А. Петро¬ ва. Военыорнздат, 1951. 6. Н. М, Л у ш к о в. Аппараты гальванической стрельбы. Литографированное издание. СПБ, 1887. 7. ЦГАВМФ, фонд 421, Отдел вооружений, арт. часть, дело № 70. 8. ЦГАВМФ, фонд 421, Артиллерийское отделение дело Ке 39. Инженер-подполковник Н. Ф. СОЛОВЬЕВ Ленинград О

Akela1: Г-да! По техническим причинам у меня почему-то не получилась вставка схем приборов Давыдова.Не вставляются хоть ты плачь!Хотя отсканировались они вроде бы нормально.

add: интересно было бы посмотреть как эти электромоторы поворачивали бы абсолютно синхронно с качкой плоскость на которой размещалось бы скажем 28-тонное орудие(или еще одна такая же плоскость с 28-тонным орудием ). А ведь есть еще 40-тонные орудия. Не забыть бы также про принципиальную супернадежность червячных передач, работающих под большой нагрузкой И как на эту всю систему будет действовать гигантская отдача орудия при выстреле ? . По-моему, если и можно было что-то попытаться сделать по такому принципу, то только стаб платформы для дальномерных станций и оптических прицелов, но шансы на успех сомнительны :). Тем более, изменения скорости мотора в зависимости от параметров качки не предусмотрено, значит, он будет двигать платформу рывками с постоянной скоростью. Частота и период рывков будут зависеть от качки. При таких условиях абсолютно точной стабилизации платформы вряд ли можно добиться.

add: up чего, никому не интересная тема ? Как эти все вычислители выглядят в сравнении с СУАО времен ПМВ , кто может дать оценку ? Скажем , в сравнении с прибором Поллена ?

add: Обычно в прак¬тике русского флота угол а принимался равным 0,2° Как там насчет точности определения положения угла палубы относительно горизонта у прибора Mk.1 Eyeball ? Надеюсь, легенда о глазастых обладающих нечеловеческой реакцией артиллеристах , наблюдающих за линией горизонта в прицел , и нажимающих кнопочку в нужный момент, будет наконец похоронена ?

Евгений: >Надеюсь, легенда о глазастых обладающих нечеловеческой реакцией артиллеристах , наблюдающих за линией горизонта в прицел , и нажимающих кнопочку в нужный момент, будет наконец похоронена ? Для РЯВ это не легенда, мало того, далеко не все смотрели в оптику С уважением, Поломошнов Евгений

Comte: add пишет: цитатаинтересно было бы посмотреть как эти электромоторы поворачивали бы абсолютно синхронно с качкой плоскость на которой размещалось бы скажем 28-тонное орудие(или еще одна такая же плоскость с 28-тонным орудием ). А ведь есть еще 40-тонные орудия. Не забыть бы также про принципиальную супернадежность червячных передач, работающих под большой нагрузкой И как на эту всю систему будет действовать гигантская отдача орудия при выстреле ? . Ну да, а воздействие этих же факторов на такую тонкую и высокотехнологичную деталь, как муфта Дженни Вас не пугает? А ведь работало прекрасно :) Просто еще не была так разработана теория регулирования (начало XX века, многие результаты - аж 20-е годы), чтобы создать такой сложный автоматический комплекс. Да и пригодные для использования в таком комплексе исполнительные механизмы - электропривода - только-только начали появляться - массово только в самом конце XIX века. Как использовать гидравлику в комплексе с дифференциальным кренометром, при этом не загоняя систему в перерегулирование и автоколебания - слабо себе представляю, во всяком случае проектирование всей цепи управления - далеко нетривиальная задача. А ещё отдельная песня - постоянное включение-выключение системы при выводе орудия в позицию заряжания...

add: Самые большие сомнения вызывает здесь двигатель с нерегулируемой скоростью работы. Получится , что система будет работать рывками,если "скорость крена" корабля будет малой по сравнению со скоростью поворота платформы, и будет отставать от крена корабля, если скорость его крена будет большой. В любом случае, нужен электродвигатель с регулируемой скоростью, и система , позволяющая регулировать эту скорость.

add: Comte пишет: цитатаКак использовать гидравлику в комплексе с дифференциальным кренометром, при этом не загоняя систему в перерегулирование и автоколебания - слабо себе представляю Тем более, обратная связь в системе с таким электромотором будет выражена функцией принимающей только 3 значения:м;0;-м...

юнга: Ну я в принципе так и знал, что участники форума опять сведут дискуссию на идиотский путь рассмотрения трудностей гироскопической стабилизации платформы крупнокалиберных орудий при качке. Да поймите вы – что вовсе не надо стабилизировать сами орудия – вполне достаточно лишь только того, чтобы они производили выстрел строго при нахождении корабля в положении на ровный киль! А для этого необходимы два простейших устройства: первое – металлический прут – отвес замыкающий контакты в нулевом положении корабля, и электрический спуск-запал в орудиях главного ( и возможно среднего калибра) который точно был на русских орудиях. То есть представьте себе, что где-нибудь глубоко в трюме корабля качается на оси длинный металлический отвес- метра два-три как минимум, который замыкает контакты с точностью до десятой до градуса, и орудия корабля у которых наводчик нажал на спуск, не производят выстрела пока электрическая цепь разомкнута из-за крена корабля, а как только корабль проходит нулевую точку, то дополнительно замыкаются контакты отвеса и в этот момент и происходит выстрел. Причем вовсе не надо математически строгого поиска положения корабля на ровный киль по двум осям: по крену и дифференту. Потому, что заметного дифферента у кораблей практически не бывает. Достаточно иметь всего лишь один кренометр. Система – проще пареной репы, только полный двоешник не додумается до нее. Вопрос в том – была ли такая система на русских и японских кораблях начала века? Всякому понятно, что человеческий глаз не способен уследить за быстро меняющейся линией горизонта, а поэтому выстрелы должны либо запаздывать относительно горизонтали, либо опережать ее. Разброс падений снарядов на качке должен быть очень большим. И соответственно, если бы такого прибора не было, то тогда чем больше волнение на море, тем больший разброс снарядов был бы в каждом конкретном бою. А значит, прежде чем вступать в бой, адмиралы любой нации обязательно учитывали бы степень волнения, и непременно упоминали бы ее в своих воспоминаниях. Однако, в действительности во всех книгах о морских боях волнение точно численно вообще никак не упоминается. Так значит офицерам-артиллеристам на высоту волны было глубоко наплевать? Не свидетельствует ли это о том, что на абсолютно каждом боевом корабле существовал какой-то особый специально предназначенный прибор, который нивелировал влияние морской качки? Причем первые конструкции присутствовали на кораблях довольно давно. Так например, упоминает, что крейсер «Красный Кавказ» в свое время был оборудован гироскопическим прибором, который вызывал замыкание цепи электротока для производства выстрелов артиллерии корабля, только в тот момент, когда он находится в положении на ровный киль – то есть без крена и дифферента. Казалось бы – именно с этого момента и можно отсчитывать появление первого такого прибора. Но в действительности, в тексте об этом феноменальном явлении сказано таким равнодушным тоном, как будто и ничего особенного. Представьте себе, что в тридцатые годы на крейсере «Красный Кавказ» появилась бы пушка стреляющая снарядами с ядерными боеприпасами – разве было бы об этом написано так равнодушно? Мало того, мне вспоминается, что в одной книге, прочитанной давным-давно, описывающая времена русско-англо-франко-турецкой войны – в 1855 году, один из русских офицеров уже изобрел такую систему уменьшения влияния качки на выстрел. Хотя тогда существовали только гладкоствольные дульнозарядные пушки стреляющие круглыми ядрами, но тот офицер был уже озабочен большим рассеиванием на качке. И чтобы уменьшить его, он установил пару зеркал на каждую пушку, чтобы наводчик видел солнечный диск, а воспламенение заряда производилось не запальником как обычно, а кремневым механизмом как у ружей. ТО есть, еще за полвека до русско-японской войны уже существовали какие-то опытные образцы приборов подобного назначения. Вопрос в том, что были ли приоры подобного назначения во времена русско-японской войны, или они появились значительно позже?

юнга: И почти нигде в военно-морской технической литературе не упоминается года первого применения устройства аналогичному на крейсере «Красный Кавказ» - неужели этот не лучший корабль опередил все другие развитые страны: и английские, и американские и французские и японские и итальянские линкоры? То есть, явно что такие гироскопические приборы в какое-то время появились абсолютно на всех кораблях мира, но когда? И причем в военно-морской технической литературе ни разу не говорилось, что с такого-то года, когда стали применять гироскопические приборы стрельбы в положении на ровный киль точность стрельбы якобы возросла на один или на два порядка – потому, что до этого все стреляли на выпуклый военно-морской глаз. А может потому и не отмечено никакого особо заметного повышения точности стрельбы, потому, что и за полсотни лет до этого на всех крупных кораблях существовал металлический отвес, который давал отличную точность стрельбы при хороших наводчиках, и гироскопический прибор просто не дал какого-либо существенного улучшения по сравнению с металлическим отвесом? Кому и что про это известно? Если вопрос правильно поставить – то стоять он будет долго…

Comte: юнга пишет: цитатаНу я в принципе так и знал, что участники форума опять сведут дискуссию на идиотский путь рассмотрения трудностей гироскопической стабилизации платформы крупнокалиберных орудий при качке. Да поймите вы – что вовсе не надо стабилизировать сами орудия – вполне достаточно лишь только того, чтобы они производили выстрел строго при нахождении корабля в положении на ровный киль! Не смешите людей. А если корабль получил боевое повреждение, приведшее к постоянному крену - так что, перестать стрелять? Или ещё одна проблема - предложенный вами прут обладает собственной инерцией, будет раскачиваться и замыкать контакты совсем не в тот момент, когда корабль находится на ровном киле. Не пытайтесь выдумывать простого решения сложной проблемы - его нет. юнга пишет: цитатаПотому, что заметного дифферента у кораблей практически не бывает. Это на глаз не заметно. А прикиньте-ка ошибку по дальности на дистанции кабельтовых 40 при дифференте в 1 градус. юнга пишет: цитатаСистема – проще пареной репы, только полный двоешник не додумается до нее. Вопрос в том – была ли такая система на русских и японских кораблях начала века? Конечно НЕТ. Не считайте инженеров Виккерса и Гейслера двоешниками - они, в отличии, видимо, от вас понимали сложность решения и реальную боевую эффективность двухметрового прута с контактами... юнга пишет: цитатаВсякому понятно, что человеческий глаз не способен уследить за быстро меняющейся линией горизонта, а поэтому выстрелы должны либо запаздывать относительно горизонтали, либо опережать ее. Разброс падений снарядов на качке должен быть очень большим. И соответственно, если бы такого прибора не было, то тогда чем больше волнение на море, тем больший разброс снарядов был бы в каждом конкретном бою. А значит, прежде чем вступать в бой, адмиралы любой нации обязательно учитывали бы степень волнения, и непременно упоминали бы ее в своих воспоминаниях. Однако, в действительности во всех книгах о морских боях волнение точно численно вообще никак не упоминается. Так значит офицерам-артиллеристам на высоту волны было глубоко наплевать? Не свидетельствует ли это о том, что на абсолютно каждом боевом корабле существовал какой-то особый специально предназначенный прибор, который нивелировал влияние морской качки? О, да, конечно, горизонт (а вернее - цель) движущийся с периодом 15-20 секунд градуса на 3-4 - это совершенно невозможно уследить! Вы не из Эстонии? Купите себе запись соревнований стрелков по тарелкам - и помедитируйте на них. Подумайте заодно о том, что по движущейся цели можно стрелять с упреждением. Степень волнения учитывалась, безусловно. Вы, видимо, не те мемуары читали, например на бой у Коронеля погода повлияла заметно для англичан. Просто большинство крупных морских боев происходила при волнении моря, приемлемом для стрельбы Так вот - прибор был именно тот, о котором вам уже и говорили - метий глаз и верная рука комендора. И исправлена эта ситуация была существенно позже - а именно - в конце 20-х г.г. XX века юнга пишет: цитатаТак например, упоминает, что крейсер «Красный Кавказ» в свое время был оборудован гироскопическим прибором, который вызывал замыкание цепи электротока для производства выстрелов артиллерии корабля, только в тот момент, когда он находится в положении на ровный киль – то есть без крена и дифферента. Казалось бы – именно с этого момента и можно отсчитывать появление первого такого прибора. Но в действительности, в тексте об этом феноменальном явлении сказано таким равнодушным тоном, как будто и ничего особенного. Представьте себе, что в тридцатые годы на крейсере «Красный Кавказ» появилась бы пушка стреляющая снарядами с ядерными боеприпасами – разве было бы об этом написано так равнодушно? Вы, лучше, почитайте про систему управления зенитным огнем немецких "карманников" (1928 г.) - с гиростабилизированными СПН и электромеханическими баллистическими вычислителями. Вот на них впервые, пожалуй, была механизирована описанная Вами задача. А до этого - либо наводчик, либо, позже, в централизованном варианте - дальномерщик или офицер, управляющий стрельбой. А никакого феномена в гиростабилизации в 30-е годы уже не было - появились собственно гировертикали, появились приемлемые следящие электроприводы, появилась, наконец, соответствующая теория автоматического регулирования, позоляющая все это дело комплексировать.

add: юнга пишет: цитатаТак например, упоминает, что крейсер «Красный Кавказ» в свое время был оборудован гироскопическим прибором, который вызывал замыкание цепи электротока для производства выстрелов артиллерии корабля, только в тот момент, когда он находится в положении на ровный киль – то есть без крена и дифферента. Казалось бы – именно с этого момента и можно отсчитывать появление первого такого прибора. Но в действительности, в тексте об этом феноменальном явлении сказано таким равнодушным тоном, как будто и ничего особенного юнга пишет: цитатаИ почти нигде в военно-морской технической литературе не упоминается года первого применения устройства аналогичному на крейсере «Красный Кавказ» - неужели этот не лучший корабль опередил все другие развитые страны: и английские, и американские и французские и японские и итальянские линкоры? Еще раз внимательно перечитываем последние посты Акелы.

add: Кабы этот 3-метровый отвес сделать безынерционным, чтоб он сам в любой момент времени принимал только вертикальное положение... Инерционностью этих маятникав по всей видимости и определялась точность замыкателей... Хотя если б заниматься совершенствованием этого прибора с той же тщательностью, что и совершенствованием артиллерийских орудий, наверняка можно было б существенно повысить точность...

K1: юнга пишет: цитата А значит, прежде чем вступать в бой, адмиралы любой нации обязательно учитывали бы степень волнения, и непременно упоминали бы ее в своих воспоминаниях. Однако, в действительности во всех книгах о морских боях волнение точно численно вообще никак не упоминается. "Сегодня ясное небо, но высокие волны" Сообщение адмирала Того в штаб флота утром 27 мая 1905 г. (н.с.) Хорошо общаться с человеком знающим, что написано во ВСЕХ "книгах о морских боях"....можно что-нибудь спросить, узнать новое... :)))) С уважением, К.

юнга: Уважаемый Comte сразу набросал кучу как бы неразрешимых технических проблем. Дескать в случае получения повреждений корабль будет иметь постоянный крен, то якобы нельзя будет пользоваться прибором устраняющим влияние качки на точность артиллерийской стрельбы. Действительно – появление постоянного крена – это вещь вполне возможная. Например броненосец «Бородино» в последний час перед своей гибелью шел с постоянным креном пять градусов на правый борт в сторону противника. Однако, по моему мнению, такое явление устраняется простейшим способом: любой матросик сидящий у этого прибора видя, что у корабля имеется постоянный крен, то он просто передвигает планку нулевого деления на любой угол, который ему понравится: пусть это будет 5 градусов, или четыре градуса , или три градуса – все равно ведь при качке корабль перейдет через новое нулевое положение планки с замыкающими контактами, и выстрел состоится. Точно так же уважаемый Comte и еще придумали свойство инерционности применительно в сущности к обыкновенному кренометру (только снабженному электрическими контактами для артиллерии). Чувствуется тут мне надо напомнить читателям некоторые детали из физики шестого класса средней школы. Видите ли, когда корабль кренится, а его отвес (кренометр) остается вертикальным, то это вовсе не инерционность, а самая обыкновенная сила тяжести. И в общем то это самое главное его полезное свойство и есть. И уничтожать ту самую «Инерционность кренометра» это все равно, что уничтожать силу трения для колес автомобиля. Возможно, не все уважаемые оппоненты воспримут утверждение, что у кренометра нет никакой особой инерционности. Но задумайтесь тогда, а как же тогда измеряют крен каждого торгового судна на качке, если по Вашему мнению любой кренометр сильно врет из-за пресловутой «инерционности»? Точно так же один мой оппонент – уважаемый Comte несколько преувеличивает значение дифферента для корабля. Дело в том, что продольная остойчивость в сотни раз больше поперечной остойчивости корабля. Поэтому при равной высоте волны и дифферент был бы во столько же раз меньше крена, а значит и меньше его влияние на точность стрельбы орудий. Но вероятно неспециалисты не знают еще некоторых факторов. Дело в том, что продольная качка сильно зависит от длинны корабля. Если длинна волны гораздо больше длинны корабля, то судно может получать соответствующий дифферент. Однако, в противоположных случаях – когда длинна корабля больше длинны волны, и особенно когда на длину корабля укладываются две длинны морской волны – то судно не может иметь практически никакого дифферента – потому, что в любой момент времени корпус судна стоит как минимум на двух гребнях волн. Именно на этом факторе основаны два закона: 1) чем больше корабль, тем менее он подвержен качке. 2) Продольная качка именно потому во много раз меньше бортовой, потому, что длинна корабля во много раз больше ширины. Это пока качественные рассуждения, но от них легко можем перейти и к количественным. Значит, чтобы наш корабль в бою совершенно не испытывал никакого дифферента, желательно чтобы он всегда находился на двух гребнях волн, следовательно необходимо чтобы на длине его корпуса укладывались две длинны волны. Исходя из этого делим длину крейсера или броненосца времен русско-японской войны – (это примерно 120 м) в два раза, и получаем, что длинны волны 60 метров. Мне известно, что высота океанской волны в двадцать раз меньшее ее длинны, следовательно, высота волны, при котором большие корабли не имеют никакого дифферента 60 м делим на 20 = 3 м. Потом смотрим по шкале высоты волнения и видим, что трехметровая волна является пятым баллом – фактически переходом к шестому баллу волнения – а это фактически шторм, свыше которого артиллерийские бои почти никогда не вели. То есть, в любом случае дифферент лы не то что 1 градус, как думает Комте, а значительно меньше – почти полный ноль при любых реальных условиях артиллерийского боя. И если даже дифференты от продольной качки и составляли десятые доли градуса, то и они полностью уничтожались следующим фактором.

юнга: Надеюсь, как всем известно, адмиралы прошлого столетия очень любили вести стрельбу своих кораблей так, что орудия были направлены почти строго на борт под 90 градусов. Нет, конечно были и отклонения и курсовой угол стрельбы мог быть и 80-110 градусов, и даже и большие отклонения, но чем больше – тем реже. А продольной стрельбы во время например Цусимского сражения ни одна из сторон не применяла. (хотя найдутся знатоки которые вспомнят Ютландский бой, но мне о нем сейчас говорить не хочется). Так вот, когда орудия корабля направлены под 90 градусов к его диаметральной плоскости, то влияния дифферента на стрельбу – НЕТ НИКАКГО! И даже и при курсовых углах 70-110 градусов – то дифферент все равно не влияет на положение орудий, а если вспомнить, что во время Цусимского сражения дифферент больших кораблей составлял не более десятых долей градуса, то учитывая разворот орудий под 90 градусов на борт, значит влияние дифферента в Цусиме составляло ничтожнейшую и незначительную величину порядка тысячных долей градуса. Поэтому уважаемый Comte сильно ошибается, думая что у дифферента есть влияние на точность стрельбы (за исключением каких либо особо критических случаев вроде гибели «Осляби»). Итак, для работы подобного прибора вовсе не нужно учитывать дифферент, а значит можно обойтись всего одной степенью свободы. И пусть знатокам покажется слишком примитивной обыкновенная палка с электроконтактом на конце, и якобы какой-то «инерционностью» - хотя это свойство от незнания элементарной физики. Ну хорошо, даже в те времена могли предложить самый простейший маленький гироскоп, размером пусть если не с ладошку, то хотя бы с футбольный мяч, - электромотор, закрепленный на оси, и имеющий возможность оставлять свою вертикальную ось в покое независимо от крена корабля – то есть вульгарную гировертикаль (по французски «вульгарный» – значит обычный). Тут все знатоки конечно скажут, что мол это слишком сложное устройство для того времени, потому, что гироскопические компасы появились на кораблях только ко временам первой мировой войны, а до того времени даже на электрифицированных броненосцах пользовались обычными магнитными компасами. Но ведь гирокомпас имеет две степени свободы и несколько более сложный кардановый подвес для этого. А в гировертикали достаточно всего одной степени свободы – никакого карданова подвеса, а всего лишь обыкновенный волчок закрепленный на поперечной оси (подобно цапфам пушки), чтобы только иметь возможность поворачиваться на угол до 10 градусов (вряд ли может быть угол качки большего размера в артиллерийском бою). И вот такое простейшее устройство могло появится чуть ли не со времени широкого использования на кораблях маленьких электромоторов – то есть где-то со времен примерно 1870-х годов. А это значит, что почти все сражения броненосцев парового флота должны были по идее пройти с устройствами устраняющими влияние качки на точность стрельбы корабельных орудий главного и среднего калибра. Эти сражения должны были начаться не с Первой мировой, а гораздо раньше – с японо-китайской, испано-американской, и русско-японской войны.

юнга: Впрочем, уважаемый Comte оспаривает не только возможность создания такого простейшего устройства, но и саму необходимость его присутствия на корабле. Якобы наводчики и без всяких устройств могут отлично стрелять на качке. Ну сейчас мы попробуем слегка проверить это утверждение. Итак, боевая ситуация: корабль качается с какой-то неизвестной нам скоростью, на какой-то опять же неизвестный нам угол. Даже для простейшего примерочного расчета нужно взять хоть какие-нибудь ориентировочные цифры. Я не знаю на какой угол раскачивались от волнения корабли в сражениях японо-китайской войны, ни в испано-американской войне, ни в Цусимском сражении и вообще ни в одном бою. Но давайте предположим, что этот угол был допустим 3 градуса. Точно так же нам неизвестен и период собственных колебаний ни одного из боевых кораблей. И только в книге Гончарова есть упоминание, что период качки для неизвестного корабля 18 секунд. Для начала остановимся на этом. Мало кто понимает, что при качке действует чрезвычайно вредный фактор: когда корабль находится в точке максимального крена, то в этот момент он как бы застывает на месте на пару секунд – строго в соответствии с уравнением закона механических колебаний скорость изменения крена в данный момент практически равна нулю. Зато в точке нулевого положения – скорость нарастания крена как раз наоборот – максимальна. Казалось бы – артиллеристам чрезвычайно удобно было бы стрелять вот из этих крайних точек – либо максимального крена на правый борт, либо максимального крена на левый борт. Однако, об этом должно быть заранее договорено. Так мало того – качка корабля на волнении не слишком регулярная: на одной волне корабль накренится больше, на другой – меньше. И если принять, что вы собираетесь стрелять в тот момент, когда корабль накренится до предела на левый борт (предполагая, что угол крена должен быть 3 градуса), а вместо этого волна и корабль обманут вас и максимальный крен дойдет всего лишь 2 градусов. Но тогда в этот момент стрелять станет совершенно нельзя, потому, что разница вертикального угла наведения в 1 градус приведет к безусловному промаху. Точно так же произойдет если мы и занизим угол крена для момента стрельбы. А самое главное – между всеми орудиями корабля должна быть достигнута заранее договоренность – в какой момент стрелять – в каком положении корабля – иначе получится разброд. Вы случайно ничего про это не читали? Если же стрелять в момент прохождения кораблем положения на ровный киль, то тогда скорость изменения крена в нем будет максимальна, и следовательно рассеивание снарядов тоже. Правда уважаемый Comte утверждает, что лихие глазастые комендоры легко справятся с этим. Сейчас подсчитаем. Значит максимальную амплитуду крена принимаем 3 градуса. А угловая частота w= 2p/T= 2*3,14/18=0,349 градусов в сек Следовательно максимальная угловая скорость нарастания крена корабля в момент прохождения через ровный киль равна V= 3*0,349= 1 градус в секунду.

юнга: Казалось бы – мы получили хоть какую-то исходную цифру для оценки возможности артиллеристам наводчикам успеть прицелится. Но напоминаю вам, что цифра эта взята в сущности с потолка, потому, что исходные параметры качающегося корабля могут быть любыми другими, причем чаще всего в сторону ухудшения. Так например период качки может быть не только больше, но и меньше. У японского линкора «Ямато» период качки был минимальный 16 секунд, максимальный – 18 секунд. при метацентрической высоте 2,7 м (это по сравнению с броненосцами «Бородино» h=76 сантиметров). Если кто не знает – то чем меньше остойчивость корабля, и чем меньше его метацентрическая высота, тем плавне его качка (больше период его собственных колебаний), и значит корабль лучше, как орудийная платформа, хотя малая остойчивость небезопасна с точки зрения живучести. Но бесспорно, что броненосцы типа «Бородино» как плавная орудийная платформа в отношении удобства стрельбы были наилучшими кораблями (при условии, если на кораблях того времени не было никакого прибора устраняющего влияние качки на прицеливание орудий). Однако, напоминаю читателям, что в мире существовал не один только линкор «Ямато» или броненосцы типа «Борордино», а за целое столетие было построено возможно около МИЛЛИИОНА боевых кораблей самых разных типов и размеров. Мне известно, что бывают настолько неудачно построенные корабли с очень высокой остойчивостью, у которых период качки равен трудно переносимым человеком из условия существования на таком объекте, у которых период качки всего 6-8 секунд. То есть, период качки принятый для нашего расчета в принципе мог быть раза в полтора –два меньше, чем мы первоначально приняли, и только из-за этого фактора скорость нарастания крена могла бы быть не 1, а 1,5-2,0 градуса в секунду. Кроме того, и сам угол крена довольно принят довольно малым. Броненосец «Роял Соверин» водоизмещением в 14000 тонн постройки 1892 года , один из членов его команды так описывал свои впечатления: «… Представьте себе наши ощущение, когда мы увидели, что ДАЖЕ В УМЕРЕННУЮ НЕПОГОДУ… размахи качки достигали 42 градуса на сторону…». Точно так же я могу привести отрывок, когда английские дредноуты перед началом первой мировой войны проводили учебные артиллерийские стрельбы и испытывали при этом качку с кренами до 6-8 градусов. Поэтому если мы возьмем угол крена от качки не три градуса, а хотя бы шесть, да еще и период качки 9 секунд, то мы получим, что максимальная скорость нарастания крена в нулевом положении у некоторых кораблей могла достигать не одного градуса в секунду, а четырех градусов в секунду. Легко ли при такой скорости уловить момент совмещения плоскости палубы с горизонтом? Уважаемый Comte утверждает, что это сделать якобы очень легко, и только медлительные эстонцы на такое неспособны. Но давайте попробуем проверить это утверждение мало-мальски научным способом. В наши времена в этом нет никакой трудности. Скорость реакции человека давным-давно измерена. Вот она: «Время реакции человека на внезапный раздражитель зависит от многих переменных. Прежде всего, различается скорость проведения возбуждения в разных нервах. В слуховой и тактильной сенсорных системах отмечена наибольшая скорость, а именно — 105–180 мсек. Для зрительной системы эта величина имеет значение 150–255 мсек.. Но большая часть времени реакции тратится на психологическую интерпретацию раздражителя и подготовку к соответствующему ответу.» Казалось бы – мы получили величину замедления человеческой реакции 150-250 миллисекунд. В среднем это примерно 0,2 секунды. Однако, это время учитывает только зрительную реакцию, а чтобы произошел выстрел, то наводчик даже шестидюймового орудия обязан еще дернуть спусковой шнур, на это тоже уйдут сотни миллисекунд. К сожалению, мне неизвестна точная величина этой задержки, да наверняка никто из знатоков ее тоже не знает, но она есть. И можно допустить, что как минимум в сто миллисекунд – то есть 0,1 секунды добавляет к чисто зрительной реакции. Это значит, что общее время запаздывания выстрела составляет примерно 0,3 секунды.. . А следовательно только из-за этого фактора при качке 1 градус в секунду у нас будет разброс 0,2 градуса вертикального наведения. Для дистанций Цусимского сражения (в среднем 30 кабельтовых) такая ошибка равнозначна 0,2/3,56*30 кбт = 1,7 каб И это число для неблагоприятных условий могло быть и в четыре раза, и в шесть раз больше!

юнга: Для некоторых такая величина покажется не слишком большой. Но надо помнить, что для кораблей с более высокой остойчивостью и меньшим периодом качки а так же просто при чуть большем волнении эта величина может легко увеличиться в четыре раза, и даже больше, то есть запросто могла достичь 6,8 каб для Цусимского боя (в отношении более остойчивых японских кораблей). Читателям это конечно покажется парадоксальным, но не спешите удивляться – главные сюрпризы для вас еще впереди. И тут возникает интересный вопрос: малоостойчивое судно имеет более плавную качку, а это в принципе очень полезное качество боевого корабля в артиллерийском бою, однако, каждый мало-мальски интересующийся историей военно-морских войн знает, что малая остойчивость губительна для кораблей в случае получения или боевых повреждений. Так строить судно с малой или с высокой остойчивостью, при которой он будет качаться столь стремительно, что стрелять и попадать не сможет? Но нельзя зи совместить оба этих свойства в одном корабле – и высокую боевую остойчивость, и плавность качки. Но это при непременном условии, что во времена начала прошлого века никаких успокоителей качки не применялось. Да такое было бы легко возможным. Для этого надо взять какой-нибудь достаточно массивный груз весом в десятки или может в сотню тонн, и разместить его достаточно высоко на корабле – например на палубе надстроек. А в случае опасности сделать так, чтобы этот груз мгновенно самоликвидировался бы. Вы думаете это трудно. Отнюдь нет! Достаточно всего лишь на любой из надстроек поставить небольшую цистерну (типа бассейна с водой) и в случае опасности для корабля быстро слить из нее воду. Впрочем, если верх у этой цистерны будет открыт, то при значительном крене вода выльется и сама. А уж при открытии специального клапана вода может быть слита за одну две- минуты. Если некоторые неграмотные знатоки подумают, что такая цистерна потребует каких-либо дополнительных затрат и устройств и будет дорого стоить – то они ошибаются. Потому, что цистерна размером например длинной пять метров, и шириной четыре и высотой два метра вместит 40 тонн воды . Причем таких цистерн можно поставить сколько угодно в разумных пределах. Для броненосца их вес несущественен (если вы помните, то Костенко для управляемости предложил залить в одно из кормовых помещений двойного дна броненосца «Орел» 500 тонн воды, что и было исполнено, и броненосец этого даже не заметил. Так же вам надо помнить, что каждый из водооткачивающих насосов на корабле (их к тому несколько) способен перекачивать 500 тонн воды в час. Это значит, что несчастную цистерну 80 т любой из этих насосов заполнит всего за 10 минут. ТО есть, перед боем увидели вражеские корабли – и за десять минут накачали цистерну для уменьшения скорости качки корабля, а возникла опасная ситуация – за одну две -минуты вылили из нее воду. Но вы знаете, что ни на одном из кораблей не было такого простейшего устройства. Задумайтесь –почему? Это от того, что строители кораблей и военные моряки высоких рангов не понимали важности создания корабля с плавным периодом качки для удобства стрельбы, или может быть потому, что плавность качки (кроме удобства проживания на корабле) а в отношении точности стрельбы их артиллерии этих лиц совсем не интересовала? Судя по всему второе, потому как придумать опоражнивающуюся цистерну для уменьшения скорости качки надо никакого ума. Так может быть на кораблях был прибор, который нивелировал влияние качки на точность стрельбы – именно поэтому адмиралы и не собирались увеличивать период собственных колебаний кораблей на время боя?

юнга: Мало того. Весовая дисциплина в те времена не слишком соблюдалась. И многие корабли выходили после постройки перегруженными. Да кроме того и остойчивость у них от этого тоже была разной – у одних больше нормы, у других меньше. А значит и период собственной качки у всех кораблей был разный. И в одной эскадре могли быть собраны корабли с совершенно разными показателями в отношении точности стрельбы. Что в принципе и было в эскадре Рожественского. Каких только кораблей там не было – от плавно качающихся броненосцев «Бородино», до низкобортного «Наварина»! И можно предположить, что период качки мог иметь разброс от 10 секунд, 20 секунд, и вплоть 30 секунд. Поэтому умный грамотный адмирал, перед тем как вступить в сражение должен был хотя бы поинтересоваться: а каков именно период качки у его кораблей? И это касается вовсе не одного только Рожественского, а абсолютно всех адмиралов и командиров кораблей во всех боях и войнах прошлого и позапрошлого столетий. Давайте условно примем, что наводчики на всех кораблях абсолютно одинаковые. Тогда корабль у которого период качки слишком мал – всего 10 секунд, будет резко раскачиваться во время боя, и точность стрельбы его будут примерно в два раза хуже, чем у соседнего корабля, обладающего периодом качки вдвое большим – 20 секунд. Это из-за того, что скорость раскачивания больше, значит и разброс снарядов тоже будет больше. То есть, фактически если мы имеем крейсер с восемью орудиями на борт, то для более резко качающегося корабля мы должны бы ввести поправочный коэффициент на уменьшение числа орудий на нем В ДВА РАЗА – потому, как половину снарядов он будет выпускать впустую, по сравнению с более плавно качающимся кораблем. Точно так же, при сравнении корабля с периодом качки 20 с другим – имеющим Т= 30 секунд, для этого третьего корабля вполне можно ввести повышающий коэффициент условного числа орудий за более высокую точность стрельбы – раза в полтора. Многие читатели не любят думать дробными цифрами. А если например линкор «Ямато» имел период качки 16 секунд, а какой-нибудь другой линкор период качки 19,5 секунд, то как их сравнивать? Конечно вес залпа надо учитывать, но ведь в принципе и против «Ямато» можно построить равноценный ему корабль с периодом качки те самые 19,5 с, и значит необходимо пересчитать их боевую мощь в соотношении 19,5/16=1,2 раза боле в пользу другого корабля. А это значит, что период собственной качки должен был фигурировать как один из важнейших показателей истинной боевой мощи корабля – наравне с числом его орудий, толщиной его брони и скоростью. Потому, что важно не только количество пушек на корабле, но так же и показатели их меткости. Причем все читатели любят конечно в первую очередь самые большие корабли – линкоры и броненосцы. Но дело в том, что чем меньше корабль, тем в общем больше у него резкость качки. То есть – период качки величина наиболее важная для крейсеров, эсминцев и сторожевиков. И по уму, период качки должен стоять рядом с главнейшими показателями корабля. Однако никто из вас никогда не интересовался периодом качки каждого корабля о котором вы читали. Это от вашей глупости, или от глупости адмиралов? Которые никогда не интересовались этим показателем, и не ставили его в важные характеристики корабля? Никто из вас не слышал ничего подобного о таких коэффициентах? А так же мы видим, что период качки того же «Ямато» мог изменяться от 16 до 18 секунд – в зависимости от израсходованных количеств топлива и боезапаса. Так не стоило ли адмиралам перед боем интересоваться истинным периодом качки каждого из кораблей его эскадры, а в случае изменения в неблагоприятную сторону требовать от капитанов приведения периода качки к наиболее выгодному соотношению? Каким образом это делать – я уже написал – можно даже наливом воды в одно из верхних помещений или маленькую цистерну. Например адмирал Того перед боем запрашивает все корабли своей эскадры о величине их периода качки – всех: «Асахи», «Шикишиму», «Фудзи», «Ниссин» и «Кассугу», и те из них, у кого период качки на пару секунд вышел из нормы – тут же получают взбучку. Разумеется, никто из вас никогда не слышал ни о чем подобном. Так это потому, что все адмиралы глупы, или их совершенно не интересовал период качки их кораблей?

юнга: Конечно, некоторые так называемые знатоки тут же зададутся вопросом: а как это непосредственно перед боем можно померить период качки корабля? Ведь это наверное такая сложная техническая задача, которая выполнима только в портовых условиях? Ну это из серии научной глупости. Если вы помните, то главнейший мозговой центр морской кораблестроительной науки – Морской Технический Комитет российского императорского флота – не смог определить остойчивость броненосцев «Бородино» перед их выходом в море в далекий и трудный поход. Это несмотря на то, что в Морском Техническом Комитете в то время были собраны все виднейшие профессора и академики. А в противоположность этому, молодой и зеленый, только что выпущенный из корпуса Костенко, да еще кажется Шанцев – запросто померили остойчивость своих броненосцев во время обычной стоянки у африканского берега и без всяких научных приборов. Достаточно им было с помощью обычного кренометра померить крен броненосца при подъеме им на борт собственного парового катера, как проведя простейшие вычисления за одну минуту, эти молодые люди запросто вычислили метацентрическую высоту своих кораблей. Но точно так же определяется и период качки – всего за одну минуту. Достаточно лишь вахтенному офицеру взять в руки секундомер, и глядя на кренометр засечь момент наибольшего крена корабля в левую сторону, а потом , секунд через десять – в правую сторону, и полученную величину умножить в уме в два раза – как вы тут же получаете период качки. А так же разумеется и амплитуду качки одновременно, и записать все это в вахтенный журнал.. Так же вероятно никто из вас не понимает, что в частности в Цусимском сражении остойчивость кораблей русской и японской эскадры изменялась в течение боя противоположным образом. Если у японских кораблей остойчивость немного повышалась к концу боя, то у русских наоборот – уменьшалась. Это оттого, что русские кочегары брали уголь из нижних частей угольных ям, а кроме того – самые тяжелое – это снаряды, на русских кораблях они расположены очень низко – почти у самого днища, и их израсходование ведет к тому, что центр тяжести корабля несколько повышается, а значит остойчивость падает (хотя еще больше она уменьшалась от воды из пожарных магистралей разлитой по палубам), но суть в том, что период качки русских броненосцев с течением боя становился все более плавным, хотя и до боя он был намного больше, чем у японцев. У японских же кораблей все происходило совсем наоборот: основной запас снарядов находился у них внутри барбетов – это гораздо выше ватерлинии, а ведь центр тяжести боевого корабля обычно лежит в плоскости ватерлинии (или близко от нее0. Поэтому израсходование снарядов на японских кораблях вело к некоторому понижению центра тяжести у них, и следовательно к некоторому повышению резкости качки.

юнга: Кроме того, как я уже упоминал ранее, бортовая качка корабля зависит от его курса по отношению к направлению хода волн. Она может то увеличиваться, то уменьшаться. В принципе наименьшая бортовая качка наступает когда корабль движется строго поперек волны – либо против хода волн, либо вслед за ними. если бортовая качка ухудшает точность стрельбы кораблей, то нельзя ли как-либо изменить это свойство в свою пользу в морском бою, то есть поставить свой корабль в наивыгоднейшем отношении точности стрельбы. Тут все читатели подумаю, будто наивыгоднейший курс – это чтобы как производить можно более точную стрельбу. Нет, совсем нет! Иногда выгодно делать так, чтобы стрельба была как раз наименее меткой! То есть, чтобы было как можно больше промахов! Вероятно все читатели не поймут для чего надо промахиваться. Ну конечно, промахиваться должен вражеский корабль, а не свой. Но дело в том, что в большинстве морских боев прошлого и позапрошлого века, корабли по мере возможности старались либо поставить палочку над Т, либо вести бой на параллельных курсах. Причем параллельные курсы всегда были когда один корабль уходил от погони другого, или одна эскадра старалась спастись бегством от другой эскадры. Бой на параллельных курсах был и при Коронеле, и при Фолклендах, и при отступлении двух крейсеров «России» и «Громобоя», бросивших «Рюрик», и в последней фазе Цусимского сражения, и вообще очень во многих случаях. Во всех этих случаях убегающий корабль или эскадра на какое-то время фактически диктовал направление генерального курса для обоих противников. Таким образом, направив свой курс параллельно фронту волн, убегающий корабль мог бы получить наибольшую бортовую качку, а значит и наименьшую точность стрельбы для обоих противников. Казалось бы – это плохо. Но ведь убегающий корабль или эскадра зачастую был гораздо слабее, и ему было важно просто выиграть время . Так например два крейсера «Россия» и «Громобой» вели на отходе бой против четырех японских броненосных крейсеров. И им важно было заставить японцев стрелять как можно более неточно, чтоы впустую выбрасывать как можно больше снарядов. Впрочем, русские крейсера смогли оторваться, в противоположность германским «Шарнхорсту» и «Гнейзенау», которые вели совершенно неравный бой против английских линейных крейсеров. И поэтому двум немецким броненосным крейсерам было бы важно поставить английские корабли на такой курс, чтобы из-за боровой качки они посылали бы как можно больше снарядов мимо цели. И не стоит читателям придумывать отговорки, что дескать выбор курса в бою диктует множество факторов – дескать нужно идти к своим берегам или другое. Казалось бы – крейсера «Россия» и «Громобой» должны были держать курс строго на Владивосток. Однако вспомните, что большую часть боя они маневрировали параллельными курсами ведя бой рджом с «Рюриком». И хотя общая продолжительность того боя была пять часов, но ведь бой на отходе они вели гораздо меньше – я сейчас не буду точно считать, но вероятно часа два-три. И если мы даже возьмем скорость наших кораблей 20 узлов, то за три часа они могли пройти максимум 60 миль, в то время как до Владивостока было 500 миль Поэтому ясно, что держать им курс на Владивосток во время боя не было большой необходимости – гораздо полезнее было бы идти курсом параллельным фронту волн, чтобы японцы хуже стреляли. Точно так же и для эскадры Рожественского в окончательной фазе сражения не было необходимости идти строго курсом на Владивосток – гораздо лучше было бы идти параллельно волнам. В то же время, когда эскадра явно сильнее противник, то ей выгоднее принимать курс строго поперек хода волн, невзирая, на то, что такое направление может вести к быстрому сближению с противником. Вот например, бой русской эскадры из пяти броненосцев у мыса Сарыч против одного немецкого корабля «Гебен». Явное дело, что всей компанией русские были намного сильнее его. И если бы вместо боя на параллельных курсах русские пошли бы на решительное сближение, или приняли курс поперек хода волн, чтобы получить как можно более высокую точность стрельбы. Поэтому возникает вопрос: а не глупы ли были адмиралы всех времен эпохи парового флота если никоим образом не учитывали в своей тактике сообразность курса эскадры или корабля относительно хода волн с целью уменьшить или увеличить точность стрельбы? Так мало того – в большинстве схем морских боев и сражений вы даже не найдете указания стрелочкой направления ветра (и волн). Это от всеобщей глупости, ли может быть все таки от того, что направление волн не играло никакой роли, потому, что на кораблях имелись приборы нивелирующие воздействие качки на точность стрельбы орудий?

юнга: Напомню свою фразу: «прежде чем вступать в бой, адмиралы любой нации обязательно учитывали бы степень волнения, и непременно упоминали бы ее в своих воспоминаниях. Однако, в действительности во всех книгах о морских боях волнение точно численно вообще никак не упоминается.» На это мой оппонент «К1» ответил, что он нашел такое упоминание: "Сегодня ясное небо, но высокие волны" Сообщение адмирала Того в штаб флота утром 27 мая 1905 г. (н.с.) Хорошо общаться с человеком знающим, что написано во ВСЕХ "книгах о морских боях"....можно что-нибудь спросить, узнать новое... :)))) Вероятно уважаемый «К1» не знает, что на свете существуют цифры. Я ведь не зря написал в своей фразе: «точно численно». То есть, любое явление неграмотные люди могут воспринимать оценивая либо примитивнейшим образом, характеризуя не количественными, а скорее качественными показателями как например: большой, маленький, близкий, далекий, холодный, теплый, плохой и хороший. В доисторические времена таких характеристик было вполне достаточно. Но в наши времена существует наука арифметика, и любое явление можно оценить в цифрах. То есть, когда наводчик с помощью дальномера определяет дистанцию до вражеского корабля, то он не говорит слов: «большая дистанция», а называет точную цифру. А если он скажет, вместо цифры, что кабельтовых до вражеского корабля «много» вместо точного числа, то за такой ответ старший артиллерист запросто может выбросить его с марса. И этот подход вполне можно применить и к адмиралу Того, как впрочем и к большинству других военно-морских командиров. Волнение оценивается в баллах от одного до двенадцати. Но в среднем морские бои никогда не происходили до силы ветра в шесть баллов, когда фактически наступал шторм. Это значит, чтобы поставить цифру пять или шесть, великому адмиралу нужно было знать счет хотя бы в пределах десяти, что сейчас проходят в старшей группе детсада. И если адмирал не поставил такой цифры – то выходит, что он не придавал ей значения? Его совершенно не интересовала точная высота волнения и угол кренов от качки, а так же периоды качки его броненосцев? То есть, волнение на море оценивается вполне конкретными цифрами балльности волнения, длинной волны, высотой волны, ее периодом. И если бы эти параметры были важны для проведения морского сражения, то главнокомандующий адмирал мог бы чуть поподробнее упомянуть точное число баллов волны, силу и направление ветра. Потому, что такое упоминание больше подходит для детского сада: «небо ясное, волны высокие». Ну это почти как воспитательница в детском саду созывает ребятишек и говорит: - Сейчас ребятишечки, мы будем играть в морской бой. Даю тактическую установку для игры: «небо – ясное-ясное, а волны высокие-высокие». Для детского сада таких характеристик вполне достаточно, как впрочем и для большинства знатоков военно-морской истории. То есть адмирал Того ни малейшим образом не интересуется ни периодом качки своих кораблей, ни величиной крена каждого из них (кто из так называемых знатоков знает сколько градусов крена испытывали корабли обоих противников во время Цусимского боя: 3 градуса? Или 4º? А может 5º? Единственное упоминание о высоте волн в Цусимском сражении мы можем найти вовсе не у адмирала, или хотя бы какого-нибудь капитана первого ранга, а у малограмотного баталера Новикова а так же у его компаньона Костенко, который написали, что высота волн была 8 футов (то есть 2,4 метра). Но я думаю, что это может быть не совсем верная оценка. Потому, что они определили ее исходя из того, на какую высоту захлестывали гребни волн борта поврежденного броненосца «Орел». Дело в том, что любой корабль на волнеии испытывает качку. Причем удар волны и крен корабля по фазе могут не совпадать. Это значит, что если корабль в данный момент кренится на левый борт, и волна может подойти тоже с левого борта, то крен корабля (выраженный в метрах опускания борта в воду) сложится с высотой волны, поэтому глядя на замывание борта волной мы не модем получит истинную высоту волны. Но в любом случае, никто другой кроме баталера Новикова и находившегося в лазарете Костенко нам вообще не дал каких-либо документальных свидетельств о высоте и силе волнения. А о размахе качки всех судов в Цусимском сражении мы ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ. И если уважаемый «К1» считает, что сведений сообщенных адмиралом Того достаточно, то по моему мнению: для детского сада – вполне сойдет!

Comte: юнга пишет: цитатаТочно так же уважаемый Comte и еще придумали свойство инерционности применительно в сущности к обыкновенному кренометру (только снабженному электрическими контактами для артиллерии). Чувствуется тут мне надо напомнить читателям некоторые детали из физики шестого класса средней школы. Придется, уважаемый, Вам вспомнить курс теоретической механики (у инженеров - 2-й семестр первого курса, как правило) и такое понятие, как МОМЕНТ ИНЕРЦИИ тела. А также прикинуть РЕЗОНАНСНЫЕ ЧАСТОТЫ взаимных колебаний системы "корабль-маятник". юнга пишет: цитатаВозможно, не все уважаемые оппоненты воспримут утверждение, что у кренометра нет никакой особой инерционности. Но задумайтесь тогда, а как же тогда измеряют крен каждого торгового судна на качке, если по Вашему мнению любой кренометр сильно врет из-за пресловутой «инерционности»? Приблизительно измеряют. Торговое судно на качке не должно вести артиллерийский огонь на средние и дальние дистанции, +- 2-3 градуса для него не критично. юнга пишет: цитата То есть, в любом случае дифферент лы не то что 1 градус, как думает Комте, а значительно меньше – почти полный ноль при любых реальных условиях артиллерийского боя. И если даже дифференты от продольной качки и составляли десятые доли градуса, то и они полностью уничтожались следующим фактором. Это типичный "сферический конь в вакууме". Вы тут развели лекцию о теории качки (спасибо, нам на кораблестроительном факультете её читали, это ещё и к вопросу о неспециалистах), а между тем забыли, что волна - корабль система ДИНАМИЧЕСКАЯ, что корабль даже от небольшой волны испытывает динамические нагрузки, а не едет как длинные санки по ребристой поверхности (каковые санки, между прочим, тоже испытывают биения и изгибы). юнга пишет: цитатаА продольной стрельбы во время например Цусимского сражения ни одна из сторон не применяла. (хотя найдутся знатоки которые вспомнят Ютландский бой, но мне о нем сейчас говорить не хочется). Вы бредите. Возьмите схему Цусимы, и прикиньте курсовые углы, по которым стреляли большую часть дневного боя 14 мая 2-й и 3-й Броненосные отряды 2-й ТОЭ. Так что Вам правильно не хочется говорить о Ютланде - незачем! юнга пишет: цитатаНу хорошо, даже в те времена могли предложить самый простейший маленький гироскоп, размером пусть если не с ладошку, то хотя бы с футбольный мяч, - электромотор, закрепленный на оси, и имеющий возможность оставлять свою вертикальную ось в покое независимо от крена корабля – то есть вульгарную гировертикаль (по французски «вульгарный» – значит обычный). тут вырезал... Эти сражения должны были начаться не с Первой мировой, а гораздо раньше – с японо-китайской, испано-американской, и русско-японской войны. Кому должны? Есть масса описаний систем управления огнем. Ни в одном из них не упомянут рекламируемый Вами контур. Найдете источник - милости просим, будет очень интересно, а пока все что вы пишете - смесь домыслов со знаниями на уровне кружка "Умелые руки". Если интересно всерьез - прикиньте быстродействие электрозапалов того времени (а это время, между прочим, сопоставимо с периодом качки корабля - многие секунды!), плюс время срабатывания всей системы, и вы поймете, что таки инженеры Виккерса, Эриксона и Гейслера не были двоечниками. юнга пишет: цитатаИтак, боевая ситуация: корабль качается с какой-то неизвестной нам скоростью, на какой-то опять же неизвестный нам угол. Даже для простейшего примерочного расчета нужно взять хоть какие-нибудь ориентировочные цифры... тут вырезал - не помещается... А самое главное – между всеми орудиями корабля должна быть достигнута заранее договоренность – в какой момент стрелять – в каком положении корабля – иначе получится разброд. Вы случайно ничего про это не читали? Да, действительно, качка сильно осложняла жизнь комендорам - вероятность попадания была единицы процентов, и разброс снарядов был в разы больше полигонных значений для того же самого орудия. Вы ничего про это не читали? Посмотрите на форуме - выкладывались ссылки на РЕАЛЬНЫЕ наставления по использованию корабельной артиллерии того времени. Была система централизованного управления огнем. Управляющий офицер замыкал цепь в боевой рубке, а наводчики, сверяясь с прицелом, замыкали цепь стрельбы в башне (у орудия) таким образом, чтобы выстрел произошел в момент прохождения линии прицеливания через цель. При этом залп происходил более-менее одновременно. Уважаемый Юнга! По-дружески прошу Вас сократить объем постингов, содержащих школьные истины. Здесь всем известны элементарные факты из физики, теор.механики, а многим - и из теории корабля. А помимо того - ещё и из теории управления. Вам же не помешало бы прежде, чем писать пафосным тоном - почитать материалы о том, как РЕАЛЬНО обстояли дела с управлением артогнем в интересующую

add: юнга пишет: цитатаВидите ли, когда корабль кренится, а его отвес (кренометр) остается вертикальным, то это вовсе не инерционность, а самая обыкновенная сила тяжести. Кто вам сказал, что он остается вертикальным ? Он же не висит на подшибнике с нулевым трением (к=0). То , на чем он подвешен, (подшибник или даже трос) будет создавать сопротивление его отклонению, причем, чем больше масса отвеса, тем больше будет сила сопротивления. Она будет создавать ускорение противоположное проекции силы тяжести на вектор движения отвеса в данный момент времени. Так как при качке корабля эта сила будет совершать работу(сопротивляясь проекции силы тяжести отвеса),то работу будет совершать и сила тяжести. Но проекция силы тяжести не будет в любой момент времени равна силе трения, так как проекция этой силы зависит от угла отвеса относительно вертикали(при этом угле равном 0 проекция вектора силы тяжести на вектор движения отвеса будет равна 0), в то время как силу трения при малых углах можно считать постоянной. То есть, есть какой-то угол отклонения отвеса от вертикали при котором они сравняются, но к этому времени отвес уже успеет ускориться под действием силы трения и даже отклонится дальше. Как видно, отвес не будет находиться в строго вертикальном положении в любой момент времени. Он тоже будет качаться относительно вертикали. Соотношения периода и фаз колебаний корабля и отвеса будут зависеть от инерции отвеса, о чем уже говорил уважаемый Комте.

add: юнга пишет: цитатаТак вот, когда орудия корабля направлены под 90 градусов к его диаметральной плоскости, то влияния дифферента на стрельбу – НЕТ НИКАКГО! Это при стрельбе прямой наводкой.

add: юнга пишет: цитатаОднако, по моему мнению, такое явление устраняется простейшим способом: любой матросик сидящий у этого прибора видя, что у корабля имеется постоянный крен, то он просто передвигает планку нулевого деления на любой угол, который ему понравится: пусть это будет 5 градусов, или четыре градуса , или три градуса – все равно ведь при качке корабль перейдет через новое нулевое положение планки с замыкающими контактами, и выстрел состоится. А точно измерить постоянную составляющую крена можно только проинтегрировав угол крена за весь период качки. Придумайте сначала простейший интегратор



полная версия страницы