Форум » Войны, предшествующие Р.Я.В » подготовка минёров на РИФ до РЯВ » Ответить

подготовка минёров на РИФ до РЯВ

Сталевар: большая просьба "отпинать"

Ответов - 25

Сталевар: Особенности развития морского минного дела в России к началу 70-х гг. XIX в. обусловили необходимость создания в Российском флоте самостоятельной минной структуры и выделения процесса освоения морских мин в самостоятельную отрасль морского военного дела. Одной из основных функций, которую должна была осуществлять данная структура, являлась подготовка различных категорий чинов (личного состава) флота к эксплуатации морских мин всех видов и образцов, поступавших на вооружение кораблей. Для этого в рамках Военно-морского флота необходимо было создать систему обучения минному делу. При этом особое внимание необходимо было уделить решению следующих вопросов: 1. Учредить ли в российском флоте новую специальность — минер, предполагавшую введение полной специальной иерархии (минных офицеров, минных унтер-офицеров и рядовых минеров), или установить эксплуатацию мин, как дополнительную обязанность для корабельных и флотских офицеров (как это было во флоте США), а также для нижних чинов корабельной артиллерии; 2. В случае же учреждения во флоте самостоятельной минной специальности — необходимо ли было создавать в рамках Морского ведомства систему минных учебных заведений как неотъемлемую часть формировавшейся минной структуры или продолжать обучение чинов флота минному делу при учебном артиллерийском отряде. Принимая во внимание особенности развития морского минного дела в России, ее правительство и высшее морское командование приняли решение об учреждении в российском флоте самостоятельной минной специальности. Для подготовки офицеров, унтер-офицеров и нижних чинов по этой новой специальности к осени 1874 г. в Кронштадте были созданы минный офицерский класс, минная школа для нижних чинов и учебный минный отряд. В Морском училище для самого общего ознакомления его воспитанников с морским минным делом осенью 1875 г. был введен краткий курс минного искусства, который в последующем развился в существующую в ВМФ России систему подготовки офицеров по вопросам эксплуатации и боевого применения морского минного оружия.

Сталевар: Опыт подготовки минеров в иностранных флотах Успешное применение минного оружия в Крымской и других войнах начала XIX в. дало толчок развитию минного дела во многих морских государствах мира. В 50—60-х гг. в разных странах начинается процесс создания и развития организаций, называемых минными учреждениями. Эти учреждения, которые в каждом государстве назывались по-разному (минные школы, минные комитеты, минные комиссии и т.д.), имели различные организационные структуры, штаты сотрудников и материальную поддержку своих правительств. В результате этого к концу 60-х гг. одни из государств имели развитую систему освоения всех сторон минного дела, включавшую учебные заведения, опытные станции, мастерские, испытательные полигоны, новейшие боевые корабли, суда и специальные плавательные средства, другие — небольшие подразделения, насчитывавшие всего несколько десятков человек. Несмотря на указанные различия, все зарубежные минные учреждения решали, в основном, одни и те же задачи, которые сводились к следующему: — производству опытов по подрыву подводными зарядами кораблей, судов, морских и речных инженерных сооружений; — созданию новых минных конструкций, удовлетворяющих требованиям флота; — изучению устройств новейших образцов мин, разработанных зарубежными специалистами; — подготовке минных специалистов для флота. Одной из наиболее развитых организаций за рубежом, осваивавших минное дело в описываемый период времени, была система минных учреждений Великобритании, включавшая: минную Чатамскую школу, минные комитеты, торпедную роту королевского инженерного корпуса и специальный корпус для действия торпедами. Кроме того, в распоряжении этих учреждений имелось множество мелких судов, учебный корабль «Экселент», на котором производились опыты, и четыре больших парохода, один из которых был новейшим броненосным винтовым судном, специально приспособленным для минных экспериментов. Английская школа подготовки минных специалистов предусматривала, кроме планового обучения чинов флота минному делу, чтение лекций о подводных минах и способах их применения для инженеров, техников и моряков. Минные учреждения, где проводились опыты над «торпедо», были основаны в Дании (в 1864 г.) и Швеции (в 1868 г.). Во Франции в 1872 г. была образована специальная комиссия под председательством М. Буржуа для проведения опытов с торпедо и усовершенствования их конструкций. Опыты проводились на артиллерийском корабле «Людовик IV». На этом же корабле капитан Лефорт читал лекции о подводных минах. В Пруссии также было создано минное учреждение, в г. Киле. Здесь под руководством морского офицера Шелиха, воевавшего в период гражданской войны в США на стороне южан, проводились занятия по подготовке специалистов минного дела. В целях создания системы минной обороны и выбора лучших конструкций торпедо для вооружения ими кораблей флота в Австрии, в г. Пола, был создан специальный корпус, в состав которого входили офицеры и нижние чины морского инженерного и артиллерийского ведомств. В 1873 г. в Венеции была организована мастерская для изготовления торпед. Однако самой современной, развитой и быстро прогрессирующей, по сравнению со всеми другими зарубежными минными учреждениями, была система освоения минного дела в США. Руководствуясь опытом ведения боевых действий на море в период гражданской войны, правительство США, зорко следившее за ходом и результатами броненосного судостроения в других государствах, пришло к выводу, что при современном развитии сил и средств военно-морских флотов самым эффективным морским оружием будут подводные мины и торпедо, применяющиеся с кораблей и судов флота. Тщательно проанализировав свой и мировой опыт применения морских мин в боевых действиях на морях и реках, американские военные специалисты выявили тенденции развития морского минного оружия, определили его перспективы и круг конкретных боевых задач, которые будут решаться минными постановками в будущих войнах. Выводы, сделанные учеными и военными специалистами в результате этих исследований, побудили правительство США не следовать примеру ведущих европейских морских держав, которые в процессе формирования своих морских сил делали упор на строительство броненосных артиллерийских кораблей, а сосредоточить все свои усилия на усовершенствовании мин и изыскании способов их наиболее эффективного применения. В результате целенаправленного развития производств, обеспечивающих американский флот новейшими подводными минами, в арсеналах и пунктах базирования кораблей США очень скоро были сосредоточены большие запасы усовершенствованных мин и торпедо со всеми приборами, необходимыми для их употребления. Программа развития минного дела в США предусматривала создание системы подготовки специалистов, способных грамотно эксплуатировать мины всех образцов, освоенных американской промышленностью. В 1869 г. циркуляром секретаря флота США был сформирован корпус подводных минеров, или торпильеров, который состоял из определенного числа офицеров и нижних чинов. Подготовка торпильеров осуществлялась в специальной сухопутной минной инженерной школе, дислоцированной в Виллентс-Пойнте (штат Род-Айленд), недалеко от Нью-Йорка. Материальное обеспечение и контроль за обучением торпильеров осуществляло артиллерийское ведомство. В школе офицеры и саперы-солдаты занимались изучением теоретического и освоением практического курсов подводного минного искусства. По окончании обучения офицеры рассылались на действующие минные станции, устроенные в Бостоне, Портсмуте, Филадельфии, Нью-Йорке, Норфолке и на острове Мер, которые были снабжены оборонительными и наступательными морскими минами, а также всеми приборами и принадлежностями, необходимыми для эксплуатации мин. Несмотря на специфику требований к деятельности морских офицеров при эксплуатации минного оружия на корабле, правительство Соединенных Штатов не сочло целесообразным создавать в корпусе флотских офицеров отдельную специальность минера и постановило обязательным для всех обер-офицеров проходить специальную минную подготовку. С этой целью на острове Гот-Айленд (штат Род-Айленд), недалеко от Нью-Йорка, была сформирована морская минная школа. Морская минная школа, так же как и инженерная, финансировалась и снабжалась Морским артиллерийским департаментом США; этим же учреждением осуществлялся контроль за ее учебной и производственно-хозяйственной деятельностью. Курс обучения в морской минной школе включал теоретические и практические занятия, направленные на подготовку флотских офицеров к самостоятельному снаряжению и приготовлению торпедо для боевого применения и действия ими на кораблях и судах флота в качестве наступательного оружия. Кроме того, слушатели школы осваивали искусство применения мин как оборонительного средства для заграждения рейдов, фарватеров и проходов. При обучавшихся в 1872 г. шестнадцати слушателях школа имела большой штат постоянного персонала, в который входили начальник и его помощник, 5 преподавателей-офицеров флота, 3 профессора, читавшие лекции по электричеству, химии и по практике химических процессов, а также ряд помощников, чертежники и прислуга. При основании минной школы предполагалось, что ее выпускники будут использовать свои широкие теоретические знания во многих областях науки исключительно в интересах флота, поэтому в системе преподавания строго соблюдалось, чтобы теория постоянно шла неразрывно с практикой. Лекции по химии и электричеству читали имеющие большой научный авторитет профессора, которые, зная в совершенстве свою специальность, умели живым и красноречивым изложением заинтересовать и увлечь слушателей, не обременяя лишними сведениями, а извлекая из области науки только те данные, которые прямо или косвенно относились бы к минному делу. В ходе занятий обсуждались новые изобретения и усовершенствования по минной отрасли, предлагались задачи по ограждению от нападений противника известных морских районов, или наоборот, поручались задания по составлению плана прорыва через неприятельские торпедо. Два раза в неделю слушателям читались лекции о минной войне и о способах употребления торпедо в качестве как наступательного, так и оборонительного оружия. Так как по характеру минного дела офицерам на флоте приходилось иметь дело с разнообразной, довольно сложной материальной частью торпедо и мин заграждения, при школе имелась механическая мастерская, где слушатели под руководством механика знакомились со слесарным, кузнечным и токарным делом. По окончании школы каждый офицер должен был уметь собственноручно выполнить небольшие поделки, которые могли бы понадобиться при снаряжении, изготовлении и исправлении разного рода мин. В химической лаборатории офицеры под руководством профессора занимались производством опытов по изготовлению хлопчатобумажного пороха, динамита и других взрывчатых составов. Кроме того, в состав школы входили электрическая лаборатория и телеграфная камера. Для обучения слушателей школы практическому выполнению различных операций, необходимых в процессе подготовки, применения, разоружения и ремонта торпедо и морских мин различных образцов, эксплуатируемых флотом США, а также для проведения конструкторско-исследовательской работы по всем направлениям минного дела, при школе была организована морская торпедная испытательная станция. Кроме осуществления практической подготовки флотских офицеров, обучающихся в школе, персонал станции выполнял ряд заданий правительства США, не связанных прямо с педагогической деятельностью школы. Испытательная торпедная станция находилась под командованием капитана флота Матиуса, который подчинялся непосредственно командующему флотом США адмиралу Д. Портеру и секретарю флота. Офицеры флота проходили курс обучения в морской минной школе в течение десяти месяцев, после чего подвергались экзамену. Для приема экзамена ежегодно назначалась комиссия под председательством начальника Морского артиллерийского департамента, которая кроме проверки степени подготовки офицеров, занималась ревизией всех сторон деятельности минного учреждения. В своем отчете экзаменационно-ревизионная комиссия давала оценку подготовки выпускников школы, а также состояния дел в ней. Заключение комиссии содержало как положительные отзывы о достигнутых результатах в минной подготовке офицеров и в развитии системы обучения последних, так и замечания о недостатках, обнаруженных в ходе проверки, и конкретные рекомендации к их устранению. Кроме того, комиссия выступала с предложением перед правительством США и командованием школы о расширении круга задач с указанием конкретных проблем, связанных с боевой повседневной практикой минного дела на флоте и требующих быстрого решения. Так, в 1872 г. экзаменационно-ревизионная комиссия обращается к правительству с предложением предоставить в распоряжение школы: - судно большого ранга, на котором можно было бы испытывать торпедо и все необходимые приборы как на рейде, так и в открытом море; - образцы всех шлюпок, употребляемых на судах флота для применения мин; - торпедо, запалы и прочие приспособления для производства испытаний над ними. Кроме этого, торпедной станции было рекомендовано заняться изысканием средств к защите судов, стоящих на якоре, от нападения самодвижущихся мин или судов, вооруженных этого рода оружием. В заключение своего отчета комиссия, принимая во внимание большое значение, которое мины могут иметь в будущих войнах, признала целесообразным обязать всех флотских офицеров прослушать полный курс в минной школе, что должно было стать обязательным условием их дальнейшей карьеры.

Сталевар: Зарождение системы подготовки минеров в русском флоте Необходимость в подготовке специалистов по минному делу вызывалась быстрым развитием в первой половине XIX века сил и средств борьбы на море, переходом к паровому и броненосному флоту, созданием взрывчатых веществ большой разрушительной силы, совершенствованием минного и появлением торпедного оружия. Началом создания системы подготовки минных специалистов в России можно считать организацию в 1839 г. специального «Комитета о подводных опытах», ставшего первым российским минным учреждением. Комитет был образован с санкции российского императора Николая I (предписание № 3042 от 19 октября 1839 г.) по ходатайству генерал-адъютанта К.А. Шильдера. В состав Комитета вошли: генерал-лейтенант П.А. Козен, генерал-лейтенант А.А. Саблуков, генерал-майор П.А. Витовтов, контр-адмирал Н.Г. Казин, полковник П.Л. Соболевский, профессор Б.С. Якоби. Так как теоретическая сторона минного дела в России, по мнению военного министра и генерал-инспектора по инженерной части, была на высоком уровне, управляющему Морским министерством было указано на необходимость освоения практики применения мин флотом. Таким образом, впервые в российской истории развития минного дела встал вопрос о необходимости подготовки флотских минных специалистов. Расширение минного дела на суше и на море требовало подготовки военных специалистов для обслуживания электрических устройств. С этой целью в 1840 г. при Гвардейском саперном батальоне была сформирована учебная гальваническая команда со сроком обучения около года, а также мастерская для изготовления необходимого оборудования и приборов. Это была первая не только в России, но и во всем мире специальная электротехническая школа, официально называвшаяся "Учебная команда при Лейб-гвардии саперном батальоне для технического обучения гальванизму и способам применения его в военном учреждении". По распоряжению военного министра была создана специальная учебная команда, состоящая из двух офицеров, десяти нижних чинов, командированных из учебных экипажей, и двух мастеров слесарного дела, которая стала обучаться минному делу вместе с гальванической. Научное и техническое руководство учебной гальванической командой и мастерской возложили на инициатора их создания Бориса Семеновича Якоби. Таким образом, до создания специальных минных учебных заведений флотские специалисты-минеры получали теоретическую и практическую подготовку в учебной гальванической команде. К началу Крымской войны 1853-1856 г.г. были подготовлены первые кадры минеров из офицеров и солдат гальванических учебных команд при саперных батальонах и из моряков, обученных непосредственно академиком Б.С. Якоби. Впервые в истории боевых действий на море Россия использовала минное оружие для обороны своего побережья по заранее разработанному плану, в больших по тому времени масштабах. Опыт применения морских мин в Крымской войне, несмотря на их незначительную эффективность, оказал большое влияние на дальнейшее развитие этого морского оружия, как в России, так и в других странах. Активный участник постановки минных заграждений на Балтийском море штабс-капитан В. Г. Сергеев в своей «Записке» в Морской технический комитет в 1857 г. отмечал: «… что подводные минные работы в Балтике в минувшую камланию России против соединенных сил англо-французского флота далеко не оправдали ожидании правительства и что причина неудач этих работ заключалась главнейше по новости предмета, в недостатке специалистов в этом деле и односторонности предшествовавших исследовании и опытов». «Записка» штабс-капитана Сергеева была призвана заслуживающей внимания для принятия необходимых мер. В 1848 г. «Комитет о подводных опытах» начал передачу мин, благополучно прошедших испытания, флоту для эксплуатации. В связи с этим были организованы занятия с офицерами и нижними чинами морского ведомства, которыми руководил Б.С. Якоби. Офицеры и нижние чины Морского ведомства, кроме посещения теоретических занятий, посвященных применению электричества в военном деле, должны были обучаться практическому выполнению операций, связанных с эксплуатацией минного оружия, — приготовлению гальванических изолированных проводников, минных корпусов, различных запалов, а также заряжанию мин и гальванических батарей, сборке мин и их боевому применению. После прохождения курса обучения офицеры и нижние чины практиковались на двух гребных судах, оборудованных для минных постановок. На эти же суда дополнительно, для оказания помощи при выполнении испытаний, прикомандировывались офицеры и нижние чины флота, не прошедшие специальной подготовки. Испытания проводились на р. Неве между Петровским и Крестовским островами. При этом и специалисты, и прикомандированные практиковались в погружении подводных мин на должную глубину и необходимое промежуточное расстояние между ними. С 29 ноября 1857 г. все дела, касающиеся минного искусства, из Морского технического комитета переходят в «Комитет о минах» (под председательством адмирала Ф.П. Литке), который состоял из лиц разных ведомств, исполнявших свои обязанности согласно служебному положению. Несмотря на трудности материального и организационного характера, Комитет совместно с рабочей группой инженерного ведомства добился высоких результатов в развитии отечественного минного дела. Подводные российские мины многих образцов успешно конкурировали с самыми лучшими образцами зарубежных морских мин. Несмотря на большие успехи, достигнутые российскими учеными и конструкторами в развитии отечественного минного дела, и создание ими современных надежных минных конструкций, вполне отвечающих требованиям военного флота, систему развития минного дела в России в этот период передовой назвать было нельзя. Прежде всего, отсутствовало минное учреждение, имеющее свой постоянный штат сотрудников, материальную базу и плавсредства для проведения опытов с минами и обучения минных специалистов. В период 60—70-х гг. XIX в. Россия становится мировым лидером в вопросах создания мин заграждения. Однако несмотря на успехи отечественных разработчиков, минное дело не вошло прочно в практику флота, а находилось все еще в стадии затянувшегося эксперимента. Дальнейшее развитие минного дела на данном этапе тормозили следующие факторы: — недооценка роли морских мин в боевых действиях на море многими высшими государственными должностными лицами, а также отдельными представителями высшего военного командования; — низкий уровень развития промышленного производства, тормозивший выпуск морских мин в необходимых для флота количествах; — отсутствие на флоте кораблей, судов или специальных плавсредств, оборудованных для выполнения минных постановок; — неподготовленность офицерского и личного состава кораблей российского флота к эксплуатации морских мин из-за отсутствия знаний и практического опыта; — отсутствие учебных заведений, необходимых для подготовки грамотных минных специалистов в требуемом количестве. Однако, несмотря на это, к концу 60-х гг. процесс освоения эксплуатации мин флотом начал активизироваться. С расширением применения мин на судах росла и потребность в судовых офицерах, основательно знакомых с теорией и практикой минного дела и способных обучать матросов. Большую роль в активизации работы по подготовке минеров сыграли личные инициативы начальника эскадры броненосных судов Балтийского флота вице-адмирала Г.И. Бутакова. Осенью 1867 г. по его просьбе управляющий Морским министерством дал разрешение, на основании которого в Кронштадте под надзором и управлением лейтенанта В. Терентьева была сформирована первая в истории России временная минная школа, в которой обучалось 52 матроса-комендора. Результаты обучения превзошли все ожидания командования Броненосной эскадры: за полгода было подготовлено 52 комендора-минера, способных грамотно эксплуатировать минное оружие . Этот успех побудил Г.И. Бутакова обратиться к управляющему Морским министерством с просьбой о создании на базе временной минной школы первого в России экспериментального минного учебного заведения, которое в дальнейшем могло бы стать основой постоянного минного учебного заведения. Для успешного решения этого вопроса Г.И. Бутаков разработал и в январе 1868 г. направил в Морское министерство проект организации временного учебного минного заведения и смету годовых расходов на его содержание, которая составила 43721 руб. По проекту Г.И. Бутакова в минной школе предусматривалось обучение одновременно пятидесяти нижних чинов флота. Однако данный проект минного учебного заведения реализован не был. Минная комиссия при артиллерийском отделении Морского технического комитета пришла к заключению, что в учреждении особой минной школы нет надобности и что подготовка минеров может с успехом проводиться при учебно-артиллерийской команде. С этой целью начальнику учебно-артиллерийской команды были представлены программа и руководство, по которым должны были обучаться минеры, а также все необходимые средства для успешного ведения этого дела . Практика эксплуатации минного оружия и вооружения действующим флотом доказала необходимость наличия у офицеров и нижних чинов, работающих с минами, специальных знаний, умений, навыков и опыта в обращении с ними. На кораблях, судах и плавсредствах проходили испытания и доработку мины различных конструкций, отличавшиеся друг от друга устройством и способами применения. Анализ результатов работ по вооружению минами кораблей и судов действующего флота показал, что морское минное искусство в России достигло того уровня развития, при котором дальнейшее движение вперед возможно только в случае прохождения специальной подготовки лицами, осуществляющими эксплуатацию морских мин на кораблях и судах флота. В отчете по Морскому ведомству за 1869 г. отмечено: «В настоящее время минное дело находится не в таком положении, чтобы можно было ограничиться лишь применением к делу выработанных приемов. Оно требует движения вперед, и участие в изучении этой специальности людей развитых может принести ему существенную пользу. В этих видах признано необходимым предложить изучение минного дела офицерам, которым в поощрение предполагается предоставить право на особое за эти занятия вознаграждение. Офицеры, посвятившие себя изучению минного искусства во всем обширном применении, принесут развитию его большее действие, оставаясь на службе более продолжительное время, нежели нижние чины, … будут в состоянии обучать этих последних даже без отсылки их с судов в учебно-артиллерийскую команду». В качестве временной меры с 1870 г. ежегодно четыре офицера Морского ведомства откомандировывались в Инженерное ведомство, где слушали курс лекций по гальванике. Очевидно, что на фоне интенсивного совершенствования минного оружия и роста его роли в войне на море, сложившейся системы обучения минеров было уже недостаточно. К концу 1872 г. стало ясно, что Техническое гальваническое заведение не в состоянии удовлетворить потребности флота по этой части. В связи с этим возникла необходимость в создании особого минного учреждения морского ведомства. При малочисленности инженерного корпуса и большой протяженности прибрежной зоны в военное время постоянно ощущался недостаток в офицерах, подготовленных к применению минного оружия. Поэтому, например, один и тот же офицер одновременно заведовал минной обороной трех различных портовых городов, находящихся на большом расстоянии друг от друга, — Инкермана, Николаева и Херсона. Также имелся недостаток в квалифицированных нижних чинах. С основанием минного учреждения предполагалось создать минную или торпедную эскадру, которая дала бы возможность производить пассивные действия (ставить оборонительное минное заграждение у своего побережья) и наступательные (ставить активные минные заграждения и осуществлять атаки неприятельских кораблей торпедами). К началу 70-х гг. XIX в. международная политика России вошла в острое противоречие с внешними интересами Великобритании, Франции и Турции. В этих условиях получение данных о современном состоянии морского минного оружия иностранных государств приобрело особое значение. Для должностных лиц отечественного флота, командированных за границу, стало обязательным требование российского высшего военного командования о сборе сведений, касающихся зарубежных мин. При этом всячески поощрялось приобретение чертежей, описаний, руководств по использованию, моделей и особенно материальной части мин и их элементов, информация о которых в России отсутствовала или была неполной. Морским офицерам, находившимся в заграничном плавании, вменялось в обязанность производство зарисовок, подробных описаний иностранных морских мин и способов их постановки (особенно в случае личного наблюдения за осуществлением минной постановки иностранными кораблями и судами) с последующим подробным отчетом на имя управляющего Морским министерством о месте, времени и всех событиях, связанных с эксплуатацией данной, описываемой мины. Подготовка минных специалистов в России в описываемый период сводилась к ежегодному обучению 4—5 человек морских офицеров в гальванической школе, готовившей саперов для инженерных войск. Морскому офицеру обучение в этой школе приносило мало пользы, так как о морских минах в лекциях говорилось очень мало и практических занятий по ним не проводилось. Между тем, поступление мин на флот с каждым годом возрастало, все более выявляя потребность в офицерах, знакомых с теорией и практикой этого нового оружия, которые могли бы обучать на кораблях личный состав. Таким образом, возникла острая необходимость в создании минного учреждения для подготовки специалистов из числа офицеров и рядового состава. Трудность решения этой проблемы заключалась в том, что одновременно с созданием нового для России учебного заведения необходимо было создавать на флоте само минное дело, до сих пор не существовавшее ни в каких организационных рамках. Можно было обратиться к опыту западноевропейских государств, где уже были организованы разного рода минные учреждения, но системы обучения большинства из них уже не соответствовали современным требованиям развития минного искусства и носили во многих случаях экспериментальный характер. Большего внимания при изучении зарубежного опыта подготовки минных специалистов заслуживали учебные заведения США (тем более, что США, в отличие от Великобритании и Франции, повышенного интереса к Черноморскому бассейну еще не проявляли), где развитию морского минного оружия отводилось ведущее место. продолжение следует... с уважением, АВЩ

Сталевар: Минный офицерский класс и минная школа для нижних чинов В 1872 г. морскую минную школу США посетил капитан 1 ранта М.П. Новосильский с целью изучения опыта подготовки американских минных специалистов. Результатом его пребывания в данном специальном учебном заведении был подробный отчет на имя управляющего Морским министерством о состоянии и развития системы подготовки минных специалистов в США, а также разработанный самим М.П. Новосильским проект российского минно-учебного заведения. Проект М.П. Новосильского предусматривал учреждение в России двух минных школ — для офицеров и нижних чинов, которые должны были стать не только школой для минеров, но и испытательной станцией для проверки, усовершенствования и применения всякого рода изобретений по минной части. В соответствии с учебной программой, разработанной капитаном 1 ранта М.П. Новосильским, обучающиеся в школах должны изучать физику, химию, металлургию, гальванопластику, телеграфное искусство, а также практически осваивать элементы слесарного и кузнечного дела, способы сборки и заряжания мин, выделки запалов и проводки кабелей. Для летних занятий, по проекту, предполагалось создать специальный учебный отряд, состоящий из двух судов (первого и второго рангов) и двух канонерских лодок, снабженных всем необходимым для действия минами в качестве как наступательного, так и оборонительного оружия. По мнению М.П. Новосильского, в России не было необходимости в учреждении особого класса минных специалистов-минеров офицерского звания. Он считал, что все флотские артиллерийские офицеры поочередно должны пройти специальную подготовку в минной школе, в результате чего минная специальность смогла бы быстро распространиться по флоту без отвлечения большого числа офицеров от их профессионального дела. Кроме того, при такой системе подготовки моряки и артиллеристы не будут смотреть на минное дело, как на главную и исключительную сферу своей служебной деятельности в ущерб своим прямым обязанностям. Опять возник вопрос о пересмотре всей постановки минного дела на флоте и об обучении минных специалистов. Руководствуясь острой необходимостью в современной, развитой системе минных учреждений, учитывая зарубежный опыт, имеющийся в этой области, высшее российское морское командование приняло решение о создании самостоятельной организационной минной структуры — системы минных учреждений. После рассмотрения представленного и поддержанного адмиралом А.А. Поповым проекта, в начале 1874 г. было принято решение ввести на флоте минное оружие как самостоятельное, т.е. и создать «личный состав минеров». В постановлении морского министерства 21 января 1874 г., в частности, говорится: "Высочайшим повелением от 21 января сего (1874) года постановлено: - оставить для разработки минных вопросов Минную Комиссию, отделить ее от Артиллерийского отделения Морского Технического Комитета и во главе её поставить особое ответственное лицо, которому предоставить, кроме председательствования в комиссии, наблюдение за исполнением утвержденных предложений и заведование офицерами и командами по минной части во флоте и непосредственное начальствование судами, специально предназначенными для минных исследований. Этому же лицу поручается составить соображение об организации у нас специалистов по минному делу…». продолжение следует... с уважением, АВЩ

Сталевар: Приказом по Морскому ведомству от 18 февраля 1874 г. начальником находившейся в стадии формирования минной части флота был назначен один из образованнейших флотских офицеров контр-адмирал К.П. Пилкин, а его помощниками стали капитан-лейтенант В.П. Верховской и лейтенант В.А. Шпаковский. К.П. Пилкин руководил минно-торпедной службой в Российском флоте более десяти лет. По отзывам современников, главными чертами его деятельности являлись служение флоту не за страх, а за совесть, гражданское мужество и твердое отстаивание своих убеждений. Как писала газета «Кронштадтский вестник», К.П. Пилкин «был призван заведовать минным делом, ... когда минное дело еще везде было в зачаточном состоянии. Никто ничего не знал, но, следуя примеру адмирала, все кинулись учиться, производить... опаснейшие опыты с взрывчатыми веществами, изобретать и совершенствоваться, и в самый коротким срок Россия создала минный флот, которым выделялся своем живой организацией и исключительным подбором талантливого личного состава, составляя справедливую гордость русского флота». В соответствии с упомянутым приказом на заведующего минной частью на флоте возлагалось: — «... составить соображения об организации у нас подготовки специалистов по минному делу, как офицеров, так и нижних чинов; обсудить: образовывать ли из первых особый курс минеров или установить дополнительный минный курс к общему образованию флотских или артиллерийских офицеров, а для нижних чинов учреждать ли особую школу или дополнительный по минной части курс при учебном артиллерийском отряде; — определить, какие служебные преимущества могли бы быть предоставлены специалистам по минному делу, чтобы привлечь к этому делу наиболее достойных лиц; — иметь непосредственное наблюдение за специальным образованием лиц, посвятивших себя минному делу, и за их службой; — следить за развитием минного дела в иностранных государствах и проверять непосредственными у нас опытами новые изобретения по этой части, затем входить в соображения о применении минных усовершенствований к вооружению судов флота, и с получением разрешения на внедрение данного усовершенствования, наблюдать за его исполнением; — приступить к разработке проектов по сооружению специальных минных судов; — принимать участие в разработке совместно с военно-сухопутным ведомством плана минной защиты наших берегов при обоюдном содействии сухопутных и морских средств». Совещательным органом для решения этих задач служила комиссия, назначенная министерством, из специалистов. Таким образом, основным вопросом, требующим немедленного разрешения, являлся вопрос организации подготовки минных специалистов. В кратчайшие сроки была проведена большая работа и в русском флоте были созданы специализированные учебные органы для подготовки по минным вопросам: Минный офицерский класс, Минная школа для нижних чинов и Учебно-минный отряд. Вот как это выглядело в подлинных документах о создании Минного офицерского класса и Минной школы Балтийского флота: «... До 1874 года единственным учреждением, имевшим отношение к минному делу, был образованным при Морском министерстве после войны 1853— 1855 гг. Особым комитет о минах. Единственной школой подготовки минеров была Техническо-Гальваническая школа Военного ведомства. К этой школе прикомандировывались и морские офицеры для слушания лекции. ...Недостатком минного образования, получаемого морскими офицерами при Гальваническом школе, было то, что курс ея был составлен специально для саперов, о морских минах читалось сжато и опытов на судах не производилось, поэтому уже около 1873 года возник вопрос об образовании во флоте кадра минеров, а в связи с этим об учреждении 2-х школ, офицерском и для нижних чинов; практическое же занятие предполагалось производить на специально оборудованном для этой цели фрегате «Адмирал Лазарев». 20 марта 1874 г. на рассмотрение высшего военно-морского командования был подан проект минного учреждения, разработанный контр-адмиралом К.П. Пилкиным. При утверждении проекта временно управляющий Морским министерством адмирал С.С. Лесовский признал необходимым, «чтобы Минный офицерский класс и Минная школа были учреждены непременно в Кронштадте, дабы между этими учреждениями и флотом существовала тесная связь, хотя бы для сего и пришлось на первое время несколько усилить расходы на вознаграждение преподавателей». Кроме конкретных предложений по созданию минных учебных заведений, проект содержал основополагающие принципы, определяющие развитие всей новой минной организационной структуры. В своем проекте контр-адмирал К.П. Пилкин указал на невозможность подготовки минных специалистов в стенах Морского училища и Николаевской Морской академии: «В академических курсах морских наук преподавать минное дело не представляется возможным потому, что в них мало места. Настоящие классы вмещают 15 человек. Слушатели академического курса морских наук имеют много знаний. Летом они заняты астрономией, наблюдениями и потому не могут упражняться с минами». И далее: «Курс морских наук в Морском училище и без того очень обширен, и воспитанники не имеют ни времени, ни запаса силы восприимчивости, которые можно было бы уделить на специальное обучение минному делу». Руководствуясь изложенными соображениями, контр-адмирал К.П. Пилкин в своем проекте рекомендует российскому высшему морскому командованию рассмотреть вопрос о создании отдельных минных офицерских классов и минной школы для нижних чинов, в состав которых, по его мнению, непременно должны войти: учебный минный отряд, насчитывающий не менее четырех миноносных судов, минный кабинет, лаборатория и минная мастерская. В минном кабинете предлагалось разместить материальную часть всех образцов мин, принятых на вооружение российским флотом, а также отдельные приборы, инструменты и приспособления, предназначенные для практического выполнения операций по приготовлению и разоружению установленных в кабинете минных образцов. Большую роль в своем проекте К.П. Пилкин отводил созданию минного отряда. Он писал: «На минном отряде: 1) офицеры и минеры из нижних чинов упражняются в употреблении мин и торпедо всякого рода; 2) испытываются вновь изобретенные мины, торпедо, различные способы поведения и воспламенения мин и всякого рода усовершенствования по этой части; 3) занимаются маневрированием для наведения мин как под неподвижные предметы (плоты), так и под движущиеся (плоты на буксире). О методике обучения слушателей офицерского класса в письме к председателю Комитета Морских учебных заведений заведующий минной частью на флоте пишет следующее: «Чтения в минном офицерском классе будут иметь характер наглядного преподавания. Всякое сообщение лектора должно быть сопровождаемо опытом и на веру допускаются только такие положения, которые доказать практически в классе не представляется никакой возможности». Летом 1874 г. на Балтике был сформирован Учебно-минный отряд, состоявший из броненосного фрегата "Адмирал Лазарев", клипера "Изумруд", корвета "Боярин" и винтовой лодки "Опыт". На судах были установлены все минные приспособления, на которых в последующем обучались слушатели Минного офицерского класса, а также 30 комендоров, которые обучались в минной школе. После многочисленных дискуссий, исправлений и доработок «Положение о минном офицерском классе и минной школе для нижних чинов», разработанное контр-адмиралом К.П. Пилкиным, наконец, было рассмотрено и подписано императором. «Приказом Его Императорского Высочества Генерал-адмирала в Санкт-Петербурге, Января 30 дня 1875 года № 15 Государь Император в 27 день сего января Высочайше утвердить соизволил в виде опыта на два года, одобренное Адмиралтейством и при сем прилагаемое, Положение об офицерском Минном классе и Минной школе для низших чинов и штат оных с тем, чтобы назначаемое по статье 6 сего положения добавочное жалованье и сохраняемые береговые столовые деньги были выданы обязательным слушателям офицерского класса со дня начала занятий в оном, т.е. с 1 октября 1874 г. О таком Высочайшем повелении объявляю по Морскому ведомству для исполнения и руководства. Подписал: Генерал-адмирал Константин". Заведующий минным офицерским классом и минной школой назначался приказом генерал-адмирала из штаб-офицеров флота, знающих минное дело. В минный офицерский класс офицеры принимались без экзаменов в количестве 20 человек. Управляющему Морским министерством предоставлялось право по необходимости увеличивать или уменьшать число слушателей с тем, однако, условием, чтобы в минном офицерском классе постоянно находилось не менее одного артиллерийского офицера, одного инженера-механика и одного корабельного инженера. К 1-му октября в минный офицерский класс ежегодно командировалось определенное управляющим Морским министерством количество офицеров из Черноморского флота. Поступившие в минный офицерский класс офицеры были обязаны посещать все занятия и назывались обязательными слушателями. Кроме того, каждый офицер Морского ведомства имел право поступить в минный офицерский класс в качестве вольнослушателя. Обучение в классах продолжалось 6,5 месяцев — с 1 октября по 15 апреля. Прохождение курса обучения предполагало освоение слушателями учебного материала следующих дисциплин: «Экспериментальный практический курс электричества, магнетизма и гальванизма» (лектор — профессор Ф.Ф. Петрушевский), «Практический курс о взрывчатых составах и действии их в воде» (лектор — полковник Н.И. Лавров), «Практический курс о подводных минах» (лекторы — капитан инженерного ведомства Г. Конюхов, лейтенант морского ведомства Г. Шпаковский). Программой «Практического курса о подводных минах» предусматривалось освоение слушателями устройства и эксплуатации морских мин Гарвея, Портера, Давыдова, Яхтмана, Андре, Попова, Андреевского, Лея, Уайтхеда и Верховского. Основными видами учебных занятий являлись лекции и практические занятия в лабораториях и минном кабинете. По окончании курса (во второй половине апреля) обязательные слушатели сдавали выпускной экзамен. К этому экзамену допускались и вольнослушатели, которым, если они выдерживали экзамен, присваивались одинаковые с обязательными слушателями права. Выдержавшие экзамен обязательные слушатели отправлялись в учебное плавание на судах минного отряда, после которого распределялись на суда флота в качестве минных офицеров. В минную школу для нижних чинов назначалось 40 человек, отобранных из последнего выпуска комендоров, из матросов, умеющих хорошо читать, писать и знающих четыре правила арифметики, и из выпускных воспитанников учебного экипажа. Число обучавшихся в школе Первым начальником минного офицерского класса и минной школы для нижних чинов был назначен капитан 2 ранга В.П. Верховской. В течение первого года читались следующие официальные дисциплины: 1. Курс электричества, магнетизма и гальванизма. 2. О подводных минах. 3. Химия и взрывчатые вещества. 4. О судовых минах. Основной принцип преподавания был сформулирован так: "Тесная связь теории с практикой - вот основное направление в области подготовки минных офицеров флота". В мае 1875 г. обязательные слушатели сдавали экзамены, а после этого все лето плавали на судах минного отряда. В августе снова сдавали экзамены в присутствии Управляющего Морским министерством. В состав экзаменационной комиссии входили представители флота. Звание минного офицера в 1875 году получили 14 человек. Одновременно начались занятия и в Минной школе для низших чинов. Занятия проводились непрерывно, и поэтому все слушатели освобождались от несения службы. В Минной школе читались дисциплины: 1. Курс электричества и гальванизма. 2. Судовое минное дело. Большую часть учебного времени отводили практическим занятиям. После летнего плавания и экзаменов звание минера в 1875 году получили 29 человек. Через три года после основания Минного офицерского класса началась русско-турецкая война 1877-1878 гг., в которой сыграли определенную роль и первые воспитанники Минного класса. С их помощью были поставлены мины, для обороны портов и баз Одессы, Севастополя, Керчи, Очакова, минировано течение Дуная и его рукавов. Адмирал С.О. Макаров писал: «... война застала только возрождающийся Минный класс, успевшим сделать не более одного выпуска минеров. Никогда ни одному учреждению не приходилось выдержать более строгого экзамена в первые годы своего существования. Я был свидетелем, как молодые офицеры самостоятельно управляли таким многосложным и трудным делом... и эти офицеры так себя показали, что едва ли возможно желать лучшее....». За время своего существования Минный офицерский класс и Минная школа неоднократно реорганизовывались, но продолжали играть важную роль в развитии боевых средств флота и подготовки кадров. Программа Минного офицерского класса и Минной школы несколько раз подвергалась изменению. В 1876 г. мина Уайтхеда была выделена в специальный курс. В 1877 г. были учреждены подготовительные курсы по математике и механике. Окончание курсов являлось условием для поступления на Минный класс. В 1878 г. при Минном классе и школе открылись специальные мастерские по изучению торпеды Уайтхеда. В этот класс поступали инженеры-механики и нижние чины машинисты. В 1880 г. создан специальный курс для подготовки минеров, хорошо знающих не только минное дело, но и способных заниматься дальнейшим совершенствованием мин. На экзаменах слушатели получали оценки "удовл." или "неудовл." Слушатели, получившие неудовлетворительную оценку, отчислялись. В 1882 г. подготовительные курсы в Минном классе отменили, а учредили вступительные экзамены. Подготовительные курсы открылись и при Минной школе. В первые годы создания Минного класса и школы появилась необходимость в подготовке унтер-офицеров, которые смогли бы заменить офицеров. В этот новый класс поступали лучшие ученики Минной школы. Они обучались еще год, сдавали экзамен и летом плавали на судах минного отряда. В 1884 г. была предпринята попытка сделать класс 2-х годичным. Дополнительный курс отменялся. Слушатели получали 2 разряд с правом писать диссертацию на получение I разряда, но это продолжалось только до 1886 г, т.к. признали нецелесообразным отвлекать офицеров на 2 года от строевой службы. Курс снова стал одногодичным. Сократили программу обучения, оставив дисциплины «Мина Уайтхеда» и «Электричество». В 1897 г. ввели отдельный курс по электротехнике, а на приобретение необходимых пособий было выделено 8000 рублей. Все это говорит о важности изучения электротехники. В 1899 г. в классе начал читать лекции по электромагнетизму тогда еще кандидат физико-математических наук А.С. Попов, а в 1904 г. электромагнетизм выделили в отдельный курс − радиотелеграфию. В 1898 г. расширился курс изучения мины Уайтхеда, а изучение шестовых мин исключили из программы. Также были созданы отдельные дисциплины «Специальные минные суда», «Непотопляемость»и «Тактика минных судов». В 1904 г. был создан класс телеграфистов. Организация обучения и учебные программы Минного офицерского класса и Минной школы продолжали постоянно совершенствоваться, причем вносимые в них изменения были обусловлены насущными требованиями практической деятельности флотов. Особое внимание уделялось практическим занятиям, по которым и оценивались знания. В конце года проводились теоретические и практические экзамены по всем дисциплинам. Слушатели, сдавшие экзамены, зачислялись на летнюю кампанию на суда Учебно-минного отряда, где в течение всего плавания проводились только практические занятия. Параллельно с изменением содержания и методики обучения в Минном офицерском классе совершенствовался учебный процесс и в Минной школе для низших чинов. Кандидаты все лето обучались четырем арифметическим действиям и получали элементарные знания по минной специальности. В конце лета они сдавали экзамены и назначались в зависимости от способностей в минеры или в минные машинисты. Занятия проводились посменно (20-25 человек в смене). На каждую смену назначался минный офицер и унтер-офицер. В конце года офицер писал на каждого аттестацию и принимал экзамены. Слабоуспеваюнще из школы отчислялись. Весной принимался экзамен по теоретической части, а летом уходили в плавание на кораблях Минного отряда. В плавании каждая смена разбивалась на 10 человек. Занятия были такие же, как и для слушателей Минного офицерского класса. После практического экзамена они получали звание минёра, а лучшие оставались учиться дальше (на 2-й год) для подготовки к званию квартирмейстера. Примерно 75 % всего учебного времени отводилось на практические занятия, в особенности на мину Уайтхеда и насосы. На втором году обучения, для тех, кто был переведен для получения звания квартирмейстера, примерно 50 % учебного времена отводилось на теоретическое обучение. После плавания на кораблях Минного отряда и сдачи практических экзаменов выпускникам присваивалось звание “минный машинист”, и они назначались на корабли. Летнее плавание Учебно-минного отряда, которое обычно проводилось в районе Транзундского рейда, являлось венцом обучения специалистов-минеров. В современных условиях отчетные цифры Учебного минного отряда за летнее плавание представляются совершенно фантастическими. Так, в 1899 году – в год своего 25-летия – Учебный минный отряд начал кампанию в составе: крейсер II ранга «Африка», транспорт «Европа», учебное судно «Двина», минный крейсер «Лейтенант Ильин», три миноносца и пять миноносок. Было произведено 1474 выстрела минами Уайтхеда и 550 — метательными минами, взорвано 287 мин, из них боевых — 31. На кораблях прошли практику 12 обязательных слушателей, 417 учеников старшего класса и 502 ученика младшего класса Минной школы. Отметим при этом, что главный практический экзамен русским минерам приходилось сдавать в боях и сражениях. Минный офицерский класс вместе с другими офицерскими классами в конце 1918 г. были преобразованы в Соединенные классы для подготовки специалистов комсостава РККФ (Высшие специальные офицерские классы ВМФ). Минный офицерский класс и Минная школа сыграли большую роль в дальнейшем развитии минного оружия в русском флоте. Помимо выполнения своей основной задачи — подготовки минеров для флота, минные классы и школа занимались решением проблем дальнейшего развития минного оружия, а также внедрением на флоте электрического оборудования. В физическом кабинете и лабораториях минных классов и на кораблях минного отряда проводились большие исследовательские работы и опыты. К 1883 г. физический кабинет Минных офицерских классов по своему оборудованию был одним из лучших в России. Классы имели прекрасную химическую лабораторию и обширную библиотеку. В этих учебных заведениях в течение почти восемнадцати лет читал курс физики и электротехники и проводил большую научно-исследовательскую работу крупнейший русский ученый, изобретатель радио А. С. Попов; помощником его был П.Н. Рыбкин. Химию и взрывчатые вещества преподавал крупнейший специалист в этой области И. М. Чельцов. Гальванизм, электричество и оптику преподавал известный профессор физики Петербургского университета Ф.Ф. Петрушевский. Лекции по минному делу читали крупные военные специалисты того времени М.М. Боресков, Э.Н. Щенснович, В.А. Купреянов и др. Благодаря прекрасной лабораторной базе, Минный офицерский класс очень быстро стал подлинным центром российской научной мысли и передовых разработок в области электро- и радиотехники. В последнюю четверть XIX в. широкое развитие получила электротехника. Одним из более заинтересованных в этом деле государственных учреждений России было Морское министерство. Оно стремилось использовать достижения электротехники в оборудовании кораблей и возложило эту задачу на минную часть. Таким образом, Минный офицерский класс стал специальным учебным и научным центром не только в области минно-трального оружия, но и в сфере применения электроэнергии к потребностям флота. Деятельность его, однако, вышла далеко за рамки морского ведомства. Минный класс впервые стал давать своим слушателям электротехническое образование по таким отраслям, как электрическое освещение (с 1879 г.), аккумуляторы (с 1885 г.), динамо-машины и электродвигатели (с 1897 г.), судовые электрические приборы (с 1897. г.). Там же были разработаны и первые капитальные труды по электротехнике. Специалисты Минного класса положили начало в России внедрению электрического освещения как на флоте, так и вне его, отечественному производству электродвигателей и аккумуляторов. Отставные манные офицеры нередко становились ведущими специалистами на электротехнических предприятиях. продолжение следует... с уважением, АВЩ

Сталевар: Одной из наиболее ярких страниц в истории Минного класса явилась научно-изобретательская и преподавательская деятельность А.С. Попова. С 1883 г. по 1901 г. - лаборант физического кабинета, а затем преподаватель электричества и электротехники, кандидат физико-математических наук, с 1901 г. – профессор электротехнического института, А.С. Попов проделал в Минном классе большую исследовательскую работу и в 1895 г. создал прибор для обнаружения и регистрации электрических колебаний (первый в мире радиоприемник) и провел первые опыты передачи сигналов с помощью электромагнитных волн. В последующий период Минный офицерский и Минный отряд стали центром совершенствования аппаратуры А.С. Попова. С 1900 года радиосвязь была принята на вооружение флота. В том же году при непосредственном участии Минного класса в Кронштадте основана мастерская по изготовлению и ремонту аппаратуры беспроволочного телеграфа, развернутая в 1910 г. в Радиотелеграфное депо морского ведомства (в Петербурге) – первая отечественная производственная база радиовооружения флота. По инициативе преподавателя Минного класса И.И. Ренгартена перед Первой мировой войной началась разработка для флота береговых радиопеленгаторов. Во время войны на Балтийском театре действовали восемь станций. Радиопеленгаторные станции с 1915 г. были созданы и на Черном море. И.И. Ренгартен явился также одним из создателей радиоразведывательной службы на флоте. Станции этой службы совместно с радиопелеагаторными пунктами в течение всей первой мировой войны давали ценную информацию о противнике. Минный офицерский класс явился первой в стране школой радиоспециалистов. Изучение радиотелеграфного дела в нем было поставлено так, как ни в каком другом учебном заведении России. В разработке и внедрении средств радиосвязи принимали участие П. Рыбкин, Д. Троицкий, Е. Колбасьев и другие. В Минном классе проводились работы над созданием и совершенствованием взрывчатых веществ для мин. Возглавлял эту работу И.М. Чельцов, который создал учебную программу курса химии и взрывчатых веществ, которая подходила к минному делу. Им произведены многочисленные испытания над взрывчатыми веществами и составами, а также написана книга «Взрывчатые вещества» - труд, о котором Д.И. Менделеев в 1880 году дал следующим отзыв: «… труд И.М. Чельцова вносит в область техники взрывчатых веществ такую научную цельность, такую ясность изложения и столь много оригинального, что ничего подобного этому труду в названном области знания нельзя указать. Словом, сочинение г. Чельцова составляет важное приобретение научной литературы предмета и ему не имеется равного ни в нашей, ни в иностранной литературе». Выпускником, а затем и преподавателем Минного офицерского класса был Е.П. Тверитинов — основоположник отечественной корабельной электротехники. Кроме учебной и исследовательской работы, Минные офицерские классы ставили перед собой задачу пропаганды минного дела среди всего офицерского состава флота. Не менее важно было "дать минным офицерам возможность следить за развитием и усовершенствованием минного искусства у нас и за границею". Со времени первых выпусков (1876 г.) ежегодно, в течение зимнего периода, в помещении класса делались сообщения, в которых офицеры, преподаватели и такие крупные ученые и деятели флота, такие, как С.О. Макаров, А.А. Попов, Е.П. Тверитинов, А.А. Реммерт, В.К. Витгефт и другие знакомили слушателей не только с новостями в области минного дела, но и с последними открытиями науки. На эти «сообщения» приглашались все желающие офицеры минной и других специальностей. Отчеты о докладах в Минном офицерском классе издавалась сначала в виде отдельных оттисков, называемых «Сообщения в собрании минных и других офицеров флота», а в декабре 1879 года выходит в свет 1-й выпуск журнала «Известий Минного офицерского класса». С 1885 г. журнал стал органом вновь учрежденного минного отдела Морского технического комитета и издавался под названием "Известия по минному делу". В нем печатались сообщения, сделанные в собрании минных и других офицеров, описания опытов, испытаний и исследований. Научные доклады и издания класса привлекали к работе молодые силы, способствовали внедрению новых предложений, пропагандировали минное дело среди всего офицерского состава флота. Все это способствовало созданию в стенах класса подлинно творческой атмосферы, активного приобщения к научной и изобретательской деятельности преподавателей и слушателей. Преподаватели и воспитанники Минного класса разработали способ автоматической постановки мин на заданную глубину (1882 г.), сфероконическую мину (1887 г.), тип якоря, позволявший ставить мины с кораблей любых классов на максимальных скоростях хода (1906 г.), ударно-механическую мину, ставившуюся не только с кормы, но и с бортов корабля (1912 г.). Была также обеспечена безопасность обращения с минами, повышена их живучесть, предусмотрена возможность постановки их на большую глубину, усилено разрушительное действие мин за счёт увеличения веса взрывчатого вещества и улучшения его качества и т.д. Трал Шульца, взрывчатое вещество «Громобой», электрический катер, проекты минного заградителя, прицел для торпедной стрельбы Нидермиллера, «звучащая радиостанция типа Учебно-минного отряда» — этот список работ сотрудников и питомцев Минного офицерского класса можно продолжать и продолжать. В 1912 г. преподаватель Минного класса лейтенант Р.Н. Фролов изобрел «Проверочный прибор Фролова», до настоящего времени стоящий на вооружении специалистов минно-торпедной службы ВМФ. Заслугой Минного класса является создание в России первых мастерских для производства обыкновенных и самодвижущихся мин, пироксилинового заряда. Минный офицерский класс уже в начале своей деятельности не только блестяще справился с задачей подготовки минеров, но и дал флоту людей, способных развивать начатое дело. При введении минного оружия на корабли российского флота непосредственное руководство этими работами осуществляли специалисты Минного класса. Минный класс оправдал возлагавшиеся на него надежды и по научной разработке способов использования минного оружия. В его стенах были созданы первые капитальные труды по минному делу: - "Руководство по минному искусству в применении его к подводным оборонительным минам и гидротехническим работам" М. М. Борескова (1876 г.); - "Практическое руководство минного искусства для офицеров флота" Э.Н. Щенсновича (1880 г.); - "Приложение механики к минному делу" В. Купреянова (1884 г.); - "Оборона берегов подводными минами" В.Д. Калугина (1887 г.); - "О специально минных судах" М.Н. Беклемешева (1888 г.); - "Мины Уайтхеда" А.Г. Нидермиллера (1889 г.); - "Тактика минных судов" П.П. Муравьева (1907 г.) и др. Однако основной задачей Минного офицерского класса, Минной школы для нижних чинов, Учебного минного отряда во все годы их существования оставалась задача подготовки минных специалистов для флота России.

Сталевар: Подготовка минеров в Морском училище (Морском корпусе) Понимая назревшую необходимость изучения минного дела в самых широких масштабах, начальник эскадры броненосных судов Балтийского флота вице-адмирал Г.И. Бутаков написал на имя управляющего Морским министерством рапорт (№ 144 от 24 апреля 1873 г.), в котором указал следующее: «Возрастающее военно-морское значение мин и недостаток офицеров, знакомых с ними, делают спешно необходимыми все меры, способные содействовать быстрейшему освоению наших офицеров с устройством и употреблением мин. На этом основании я полагал бы, между прочим, весьма полезным предложить Комитету морских учебных заведений ввести в число учебных предметов Морского и Технического училищ морское минное искусство». Однако рассмотрение рапорта Комитетом морских учебных заведений затянулось на год. Процесс создания новой самостоятельной системы минных учреждений и определение в ней места и задач, которые будут решать Морское и Техническое училища, был длительным. В результате обмена мнениями представителей высшего Российского военно-морского командования по вопросу преподавания минного искусства в Морском училище победила точка зрения контр-адмирала К.П. Пилкина, высказанная им в «Проекте положения о минном учреждении»: «В Морском училище достаточно знакомить воспитанников с минами настолько, чтобы им при выходе во флот были известны цель и существование мин». Изучив содержание рапорта вице-адмирала Г.И. Бутакова, Комитет морских учебных заведений с учетом реализуемых уже на практике шагов по созданию самостоятельной организационной структуры минного дела, постановил следующее: «Признавая весьма важное значение, которое имеет минное искусство в применении к морскому делу, необходимо дать возможность морским офицерам подробно познакомиться с этим предметом. Принимая во внимание, что предмет этот до сих пор весьма мало разработан и что еще у нас нет никакого руководства, которым могли бы пользоваться преподаватели для ознакомления с этим делом воспитанников морских училищ, необходимо дождаться более подробной разработки этого предмета для введения его в курс морских училищ. Но для того, чтобы дать морским офицерам хотя краткое понятие об устройстве и употреблении мин, ввести теперь же в училищах краткое изложение устройства и употребления мин, но не как самостоятельного предмета, а как части морской артиллерии или тактики. Соединение же этого предмета с тактикой или артиллерией предоставить усмотрению начальников училищ». Копия данного постановления (№ 20 от 10 мая 1874 г.) была направлена в канцелярию Морского училища специальным письмом № 238 от 14 июня 1874 г. Таким образом, благодаря усилиям вице-адмирала Г.И. Бутакова и контр-адмирала К.П. Пилкина, а также поддержке их инициатив прогрессивными офицерами, адмиралами и генералами Морского ведомства, было принято решение о преподавании курса минного искусства в Морском училище. После получения постановления Комитета морских учебных заведений, утвержденного Морским министерством, командование Морского училища организовало подготовку к прохождению курса минного искусства воспитанниками. Занятия по минному искусству планировались только для воспитанников выпускного курса. С этой целью начальник училища контр-адмирал А.П. Епанчин принял решение «уделить от преподаваемой в училище дисциплины „Эволюция морских судов" несколько часов с добавлением одночасового урока в неделю во внеклассное время» для изучения минного дела. Так как в училище специально подготовленного преподавателя минного искусства не было, преподавание данной дисциплины было возложено на лейтенанта Н.Н. Азарьева в дополнение к читаемому им курсу физики. Лейтенант Н.Н. Азарьев не был минным офицером, однако, закончив курс в двух академиях и будучи весьма грамотным, хорошо подготовленным по своему предмету педагогом, мог успешно справляться с задачей обучения воспитанников минному искусству в соответствии с требованиями, которые предъявлял флот к училищу по данной дисциплине. Для определения структуры предмета, выделения основных тем и вопросов, необходимых для изучения воспитанниками училище, Н.Н. Азарьев разработал первую учебную программу данной дисциплины, действовавшую в качестве рабочего документа на протяжении пяти лет, до 1880 г. Программа содержала краткий исторический очерк о развитии минного искусства с древних времен до описываемого момента, сведения о взрывчатых составах, применяемых в минном деле, а также о назначении, устройстве, действии, особенностях эксплуатации пиротехнических, гальванических, гальванических самовзрывчатых, подвижных мин и их составных элементов. Согласно распоряжению управляющего Морским министерством занятия по минному искусству в Морском училище должны были начаться с октября 1875 г. ПРОГРАММА МИННОГО ИСКУССТВА (Действовала в период 1875—1880 гг.) 1. Цель употребления подводных мин и краткий исторический очерк минного дела, 2. Взрывчатые составы, пригодные для мин, и явление подводного взрыва пороха. 3. Действие взрыва на судно. Наивыгоднейшее положение мины в момент взрыва относительно судна. Глубина, на которой следует ставить мины. 4. Разделение мин по способам употребления и воспламенения. 5. Общее понятие о пиротехнических минах. Удобства и неудобства употребления их. Гальванические мины 6. Приборы, употребляемые для взрыва гальванических мин. Сравнение этих приборов. 7. Проводники, устройство их, проба и боковое сообщение. 8. Запалы, подразделение их. Устройство платинового запала и его проба. 9. Устройство пробкового запала и его проба. 10. Общее устройство гальванических мин, взрываемых по воле наблюдателя. 11. Соображения, на основании которых у нас предпочтительно употреблять плавучие самовзрывчатые гальванические мины. Плавучие гальванические самовзрывчатые мины 12. Корпуса для этих мин. Плавучесть, груз и трос. Соединительные приборы или замедлители. 13. Способы установки мин для действия, расстояние между минами, расположение проводников и разъединителей. 14. Проба корпуса мин и снаряжение. 15. Погрузка мин с проводниками в воду. 16. Гальваническая батарея для минной сети. 17. Испытание исправности установленной сети мины. 18. Вынимание мины из воды. Удобства и неудобства гальванических мин вообще. Подвижные мины 19. Общее понятие о дрейфовых и самодвижущихся минах. 20. Судовые мины и способы их употребления. 21. Откидные мины. 22. Буксируемая мина Гарвея. 23. Выдвижные мины. 24. Вооружение шлюпок минами, 25. Способы для защиты судов от мин. Чтение курса «Минное искусство» в Морском училище началось в октябре 1875 г. вводным циклом занятий по истории минного оружия. Для проведения занятий по минному искусству выпускная рота делилась на две учебные группы, с каждой из которых проводилось отдельно одночасовое занятие в неделю. Основным видом учебного занятия по минному искусству был урок. В ходе урока преподаватель проверял качество усвоения воспитанниками предыдущего учебного материала и их подготовку к занятию методом письменного или устного опроса, затем объяснял новый материал и проверял степень его усвоения контрольным опросом, после чего выдавал им задание для самостоятельной подготовки. Необходимо отметить, что описание мин и минных приборов, руководств, учебных пособий, теоретического курса дисциплины в училище еще не было, поэтому воспитанникам приходилось вести подробные конспекты учебных вопросов, излагавшихся преподавателем на уроках. Весной 1876 г. среди прочих выпускных экзаменов воспитанники Морского училища держали испытание и по минному искусству. Начиная с июня 1876 г. на Балтике систематически проводились учебные постановки минных заграждений во всех четырех районах силами созданных минно-заградительных групп. При этом особое внимание уделялось отработке взаимодействия корабельных групп с береговыми минными организациями в период получения мин и погрузки их на носители; слаженности действий экипажа судна (плавсредства) в процессе маневрирования для постановки минного заграждения и в момент непосредственной постановки мин; правильности и быстроте выполнения судовыми минными отделениями операций приготовления и постановки мин. Минные отделения как новые специальные внутрикорабельные формирования были созданы для содержания, подготовки к действию и боевого применения минного оружия и вооружения кораблей, судов и плавсредств флота. Первые минные отделения были организованы на паровой лодке «Опыт», канонерских лодках и мониторах эскадры броненосных судов Балтийского моря. Ядром этих формирований были выпускники минной школы нижних чинов, которые начиная с лета 1875 г. регулярно пополняли экипажи кораблей и судов флота. Руководили подготовкой минных отделений, как правило, специально подготовленные офицеры, прошедшие курс обучения в минных офицерских классах. По мере проведения флотом учебных мероприятий, связанных с подготовкой и применением разного рода мин, все более ощущалась потребность в переоборудовании и приспособлении к действию ими все большего количества кораблей и судов, а это, в свою очередь, создавало необходимость создания отдельной системы минной подготовки на флоте. Для решения вышеуказанных задач приказом генерал-адмирала № 119 от 4 декабря 1876 г. на флоте была учреждена должность флагманского минного офицера. Эти серьезные изменения, связанные со значительным совершенствованием организации минного дела на флоте привели в скором времени к весьма ощутимым результатам. Уже в июне 1876 г. минная постановка, осуществленная с лодки «Опыт» при использовании на ней новых приспособлений для бросания гальванических мин, дала значительно лучшие результаты: было поставлено 5 мин в течение 25 минут (вместо 1 мины за 20 минут при ранее выполнявшейся постановке). Высоких результатов добились минеры броненосной эскадры Балтийского моря, осуществлявшие минную подготовку под руководством и при непосредственном участии вице-адмирала Г.И. Бутакова. Летом 1877 г. канонерские лодки эскадры, обследовав все подходы кронштадтского рейда для мониторов и лодок с минными баржами, обозначили эти подходы вехами и створами, а затем буксировали учебные баржи с минами к местам заграждений и обратно. Из команд шести мониторов было организовано три отделения для постановки минных заграждений и четвертое — от двухбашенной лодки «Смерч». Каждое из этих отделений вместе с переменной саперной командой ставило заграждения на Северном фарватере до тех пор, пока все не выучились расставлять 10 мин (с гальванической проверкой) за установленное время — в промежутке от одного до полутора часов, что позволило обеспечить скорость постановки всех минных заграждений в Кронштадте в среднем за 30 рабочих часов. В ходе этих учебных постановок вице-адмирал Г.И. Бутаков вместе с саперным поручиком Головкиным, при содействии контр-адмирала К.П. Пилкина разработали и распечатали в типографии штаба правила для расстановки мин, позволяющие быстро обучать новые минные отделения устройству минных заграждений. Практика действия минами в период русско-турецкой войны 1877—1878 гг. выявила недостатки, связанные с нехваткой минных специалистов всех звеньев. Тем самым война подтвердила необходимость и своевременность организации специализированных минных учебных заведений, показав, сколь еще недостаточно развита система обучения минному делу в России. Так, на 29 пароходов и 15 паровых катеров Черноморского флота, оборудованных перед войной для действия минами, было прислано из Кронштадта только 7 минных офицеров и 29 минеров, которых не хватало для управления минными принадлежностями на всех этих судах. Главный командир Черноморского флота в рапорте № 6226 от 11 декабря 1876 г., поданном на имя управляющего Морским министерством, просил о направлении в Николаев 16 минеров и позже депешей от 26 декабря 1876 г. — еще 2 минных офицеров и, по крайней мере, 9 человек минеров. Очередная просьба о командировании на Черноморский флот еще 22 минеров из Кронштадта следовала рапортом от 12 января 1877 г., однако минных специалистов, даже с прибытием требуемых, катастрофически не хватало. Главный командир Черноморского флота вынужден был организовать минные матросские классы в Николаеве, Севастополе и Керчи для того, чтобы познакомить по возможности большее число матросов, хотя бы поверхностно, с минным делом. В Николаеве обучение матросов под руководством мичмана Залесского шло довольно успешно. Однако эти минные классы, не имевшие ни специально подготовленных опытных преподавателей, ни материальной базы обучения, не в состоянии были подготовить специалистов для практической минной деятельности флота. Применение мин противником делало возможной встречу с ними любого российского корабля, судна или плавсредства, что требовало от их экипажей умения правильно маневрировать, уничтожать и разоружать мины противника. Поэтому возникла острая необходимость в организации плановой минной подготовки не только всего действующего военного флота, но и судов, обеспечивающих вспомогательные морские работы и перевозки. продолжение следует... с уважением, АВЩ

Сталевар: Боевые действия на Дунае и Черном море во время русско-турецкой войны, характеризовавшиеся, в первую очередь, массовым применением русскими морских мин различной конструкции, открыли не только блестящие перспективы развития и применения последних, но и выявили большое количество серьезных недостатков в системе минной подготовки Российского флота. Как уже отмечалось, одним из самых существенных упущений российского высшего морского командования, допущенных в предвоенный период, была недооценка им необходимости ускоренного развития системы подготовки морских минных специалистов всех категорий. Уже в начальный период войны, когда особенно сказывалось отсутствие необходимого количества минных специалистов на кораблях и судах действующего флота, российское морское командование пыталось организовать ускоренную подготовку морских минеров, однако большого успеха эта мера не имела из-за отсутствия преподавателей: большая часть хорошо подготовленных опытных минных специалистов участвовала в боевых действиях против кораблей турецкого флота. С окончанием войны были приняты самые серьезные меры по совершенствованию системы подготовки российских морских минеров с целью укомплектования ими всех кораблей и частей флота, эксплуатировавших морское минное оружие и вооружение. Среди мер, предпринятых российским военным командованием для развития системы обучения морских минных специалистов, особое место занимал вопрос, связанный с преподаванием минного искусства в Морском училище. Опыт ведения боевых действий на море, полученный в ходе русско-турецкой войны 1877—1878 гг., полностью опровергал прежний подход морского командования к обучению воспитанников Морского училища минному делу, в связи с чем требования к их минной подготовке резко возросли. Для выпускников училища уже было недостаточно иметь общие понятия о минах и минном искусстве — они должны были теперь не только знать назначение, устройство, действие и особенности эксплуатации всех образцов мин, принятых на вооружение отечественным флотом, но и уметь практически выполнять работы по их приготовлению, применению, вылавливанию, разоружению, ремонту и переприготовлению к действию. Для того, чтобы реализовать данные требования, необходимо было: — разработать новую учебную программу по минному искусству, предполагающую практическое освоение дисциплины; — расширить учебно-материальную базу училища, пополнив ее необходимыми для обучения образцами минного оружия и вооружения; — ввести в программу летнего плавания воспитанников на судах учебного отряда Морского училища практические занятия и учения по минному делу. Первая программа минного искусства, разработанная лейтенантом Н. Азарьевым в 1875 г., действовала в Морском училище до 1880 г. В 1880 г., руководствуясь возросшими требованиями, предъявляемыми к обучению минному искусству в Морском училище, Николай Азарьев разработал новую учебную программу данной дисциплины. В отличие от первой программы минного искусства, включавшей общие вопросы по устройству, действию и применению морских мин и предполагавшей ознакомительное изучение предмета, вторая программа содержала краткий исторический обзор применения минного оружия, примеры и анализ минных атак в русско-турецкую войну (1877—1878 гг.), а также разделы, посвященные назначению, устройству, действию и правилам эксплуатации конкретных образцов мин (шестовой, сфероконической, Уайтхеда) и минного вооружения. По рекомендации минного офицера лейтенанта А. Смирнова и настоятельному требованию контр-адмирала К.П. Пилкина, в 1881 г. впервые в истории Морского училища были спланированы практические занятия по минному делу в период летнего плавания воспитанников на судах учебного отряда Морского училища. Занятия практическим минным делом должны были проводиться только с учащимися предвыпускного курса, при этом, принимая во внимание экспериментальный характер минной подготовки в период летнего плавания, комитет Морских учебных заведений и командование Морского училища воздержались от требования разработки конкретной учебной программы минной практики. Опыт практической минной подготовки предвыпускных воспитанников, полученный офицерами училища и командованием Учебного отряда судов, послужил основой планирования минной практики воспитанников училища на период их летнего плавания в 1882 г. Летом 1882 г. плавание воспитанников предвыпускного курса проходило на судах Учебного отряда училища. Приказом начальника Учебного отряда судов Морского училища № 64 от 14 июня 1882 г. были объявлены программы практических занятий по минному делу, разработанные минными офицерами отряда для каждой из трех групп предвыпускных воспитанников, с учетом особенностей минного вооружения судов, на которых проходила плавание каждая группа. Особенностью этих программ было большое количество теоретических вопросов, связанных с изучением физических основ устройства и действия морских мин, их элементов (зарядов ВВ, запальных зарядов, запальных патронов, проводников, замыкателей и т.д.), а также приборов, устройств и приспособлений для проверки, приготовления к действию и действия минами. Основными среди этих вопросов были: гальванический ток, замкнутая и разомкнутая цепи, действие на магнитную стрелку; электровозбудительная сила и сопротивление току, зависимость от них силы тока; накаливание гальваническим током; взрывчатые вещества, их действия, основы устройства запалов; батарея Грене, пробный элемент Вольта. Программы предполагали, кроме того, практическое выполнение выпускниками отдельных операций проверки и приготовления мин и минного вооружения судов и шлюпок: проверку запальных зарядов; испытание целости проводников, определение мест повреждения их изоляции и излома; проверку упругости буфера цилиндрической мины; переоборудование мины заграждения в бросательную; соединение проводников бросательной мины, заряжание мин заграждения, приготовление мин к взрыву, приращивание проводников и т.д. Наряду с воспитанниками предвыпускного курса практическое минное дело на период летнего плавания 1882 г. было спланировано и гардемаринам — бывшим предвыпускным воспитанникам 1881/82 учебного года. Основным руководящим плановым документом, регламентирующим минную практику гардемарин в период их летнего плавания в 1882 г., стала программа практического экзамена по минному делу, разработанная капитаном 1 ранга В.Н. Брылкиным, которая была рассмотрена на заседании комитета Морских учебных заведений 24 мая 1882 г. Заключение комитета Морских учебных заведений о принятии программы практического экзамена гардемарин, планирующегося в конце их летнего плавания, было утверждено управляющим Морским министерством и передано в Инспекторский департамент для исполнения. Инспекторский департамент передал приказание управляющего Морским министерством о проведении практического экзамена гардемарин и о принятии к руководству программ экзамена, разработанных капитаном 1 ранга В.Н. Брылкиным, начальнику Учебного отряда судов Морского училища. На основании этого приказа начальник Учебного отряда судов Морского училища издал свой приказ № 50 от 6 июня 1882 г., в котором объявлял гардемаринам о решении командования флота ввести в программу летнего плавания практический экзамен по шести основным морским дисциплинам, среди которых значилось практическое минное дело. Этим же приказом объявлялись к руководству на отряде судов утвержденные управляющим Морским министерством программы практического экзамена по всем шести морским дисциплинам. Программа практического минного дела, разработанная для гардемарин, в отличие от программ практической судовой минной подготовки воспитанников предвыпускного курса училища, включала в себя только вопросы, связанные с практическим освоением эксплуатации минного оружия и вооружения судов и шлюпок. Таким образом, планирование аудиторного курса «Минное искусство» было переориентировано на практическое освоение воспитанниками училища конкретных образцов мин, эксплуатируемых в то время флотом. Тем не менее, необходимо отметить, что учебные программы практического корабельного минного дела, разрабатываемые для прохождения воспитанниками корабельной минной практики в период их летнего плавания на судах учебного отряда Морского училища, и организация их разработки носили ярко выраженный экспериментальный характер и нуждались в дальнейшем совершенствовании, которое выполнялось в последующие годы. С самого начала преподавания минного искусства в Морском училище начальник училища контр-адмирал А.П. Епанчин всячески содействовал приобретению необходимых для освоения дисциплины минных приборов, узлов, устройств, схем, рисунков и чертежей. В первое время, в связи с тем, что подход к преподаванию минного искусства в училище был общеознакомительным, морское командование не торопилось расширять его учебно-материальную базу за счет новейших образцов минного оружия и вооружения. С изменением взгляда российского морского командования на место Морского училища в общей системе обучения минному делу, было изменено и отношение к вопросам снабжения его материальной частью новейших образцов минного оружия и вооружения. В 1879 г. в соответствии с учебной программой обучения минному искусству, разработанной лейтенантом Н.Н. Азарьевым, училище получило из довольствующих органов (Кронштадтских минных мастерских и складов, минного кабинета минного офицерского класса), а также приобрело за свой счет от частных производственных организаций следующее минное имущество: батарею Грене в 4 элемента; батарею Лаклонше в 50 элементов; столб Вольты; мину Гарвея с вьюшкой и буксиром; цилиндрическую мину с замыкателем Трумблерга; бросательную мину с буйком; мину судового заграждения; собиратель батарей и коммутатор; чертежи мины Гарвея и цилиндрической мины; доски минного заграждения судов; мины Уайтхеда в натуральную величину и мины судового заграждения. продолжение следует... с уважением, АВЩ

Сталевар: несмотря на активные действия командования, учебно-материальная база училища все же не удовлетворяла современным требованиям, предъявляемым к обучению минному искусству в рассматриваемый период времени. Серьезным недостатком состояния учебно-материальной базы училища являлось отсутствие в нем материальной части мины Уайтхеда со всеми необходимыми для ее использования принадлежностями. Мина Уайтхеда, являвшаяся тогда самым современным оружием, приобрела на флоте такое значение, что изучение ее устройства, действия и применения по имеющимся в училище чертежам было совершенно недостаточным для будущих офицеров, а для практического освоения изделия необходима была его материальная часть. В связи с этим начальник Морского училища контр-адмирал Д.С. Арсеньев, сменивший в 1882 г. на этой должности контр-адмирала А.П. Епанчина, возбудил ходатайство перед управляющим Морским министерством о доставлении в училище мины Уайтхеда со всеми необходимыми принадлежностями. При активном содействии контр-адмирала К.П. Пилкина разрешение управляющего Морским министерством было получено, и в декабре 1882 г. мина Уайтхеда была доставлена в Морское училище. Правда, она была неисправна и разукомплектована, а пушка Уайтхеда (выбрасывающий минный аппарат) и насос для нагнетания воздуха отсутствовали вообще, поэтому освоение мины Уайтхеда воспитанниками продолжалось в основном по чертежам, схемам и рисункам. Таким образом, следует отметить, что в рассматриваемый период учебно-материальная база минного искусства как учебной дисциплины, преподававшейся в Морском училище, была значительно расширена, однако еще очень далека от такого состояния, которое полностью удовлетворяла бы потребности нового аудиторного минного курса. Обучение минному искусству воспитанников училища, начиная с осени 1875 г. и до 1879 г., проводилось в описательной форме. Преподаватели подробно объясняли назначение, устройство и действие мин, используя имеющиеся чертежи и рисунки. Руководства, учебники и учебные пособия по минному искусству в училище отсутствовали. Лейтенант Н.Н. Азарьев при подготовке к занятиям пользовался вышедшим в 1876 г. «Руководством по минному искусству в применении его к подводным оборонительным минам и гидротехническим работам» М.М. Борескова, разработанным для обучения слушателей минного офицерского класса. «Руководство» состояло из двух разделов. Первый раздел «Минные заряды и судовые мины» содержал подробные сведения о назначении, устройстве, действии и правилах эксплуатации минных зарядов ВВ, запалов, запальных зарядов, батарей и проводников. Второй — «Судовые мины» — содержал сведения о назначении, устройстве, действии и правилах эксплуатации мин Гарвея, судового заграждения, шестовой и бросательной минах, а также судовых минных приспособлений, гальванических корабельных приборов и устройств. В этот же раздел вошли правила и организация постановки и снятия минных заграждений, особенности эксплуатации судовых мин на шлюпках и миноносцах. К «Руководству» Э.Н. Щенсновича прилагалось 192 чертежа мин, минного вооружения и их элементов. В 1879 г. вышли «Краткие записки о судовом минном деле», разработанные лейтенантом В.К. Витгефтом, которые служили до осени 1881 г. основным учебным пособием для воспитанников училища в часы самостоятельных занятий. Лейтенант Н.Н. Азарьев при подготовке к занятиям часто использовал «Руководство для нижних чинов минной школы», составленное минным офицером К. Тикоцким и изданное в 1879 г. Пособие состояло из четырех частей. Первая часть − «Магнетизм, электричество, гальванизм», вторая − «Взрывчатые вещества, запалы, мины и проводники», третья и четвертая — «Электрическое освещение». Для обучения воспитанников минному искусству использовались первая и вторая части исправленного и дополненного 2-го издания «Руководства», полученного училищем из минного офицерского класса. Однако, несмотря на пополнение библиотеки Морского училища руководствами по минному искусству В. Витгефта, К. Тикоцкого и Э. Щенсновича, ни одно из этих руководств не отвечало в полной мере требованиям учебной программы минного искусства в училище. Каждое из указанных учебных пособий по своему изложению, объему материала, терминологии и стилистике учитывало, в первую очередь, специфику каждой конкретной аудитории — корабельных офицеров, минных офицеров, нижних чинов флота: их общий и специальный уровень образования, опыт службы на флоте, специальную подготовку, конкретные цели обучения. Основными видами учебных занятий по минному искусству были урок и практическое занятие. Методика проведения урока предполагала опрос воспитанников по ранее пройденной теме с целью проверки ее усвоения, проверку подготовки домашнего задания, объяснение нового материала и контрольный опрос обучаемых. Объяснение новой темы преподавателем производилось в форме рассказа с использованием минных приборов, устройств и приспособлений, а также чертежей и рисунков мин. Уроки по минному искусству проводились в классных помещениях во внеучебное вечернее время, при этом выпускная (четвертая) рота делилась на две учебные группы, с каждой из которых отдельно проводилось одно занятие в неделю. С 1877 г. время на проведение одного урока по минному искусству было увеличено с одного до полутора часов. Это изменение явилось результатом возросших требований командования флотом к системе обучения минному искусству в Морском училище. Минная подготовка воспитанников Морского училища предусматривалась специальным расписанием. В 1878—1882 гг. это было расписание занятий, проводившихся в училище во внеклассное (внеучебное) время. Согласно этому расписанию занятия по минному искусству проводились наряду с такими предметами, как танцы, фехтование, французский язык и т.д. В 1880 г., например, занятия минным искусством, согласно расписанию, проводились два раза в неделю: в понедельник — с 19 ч 15 мин до 20 ч 45 мин и в среду — с 18 ч до 19 ч 30 мин. Практические занятия по минному искусству проводились в минном кабинете — небольшом специально оборудованном помещении, в котором размещалась материальная часть отдельных образцов мин и минного вооружения, а также приборы, приспособления и инструменты, предназначенные для эксплуатации мин. Практические занятия минным делом как самостоятельный вид учебных занятий были введены в Морском училище в 1880 г. в связи с изменившимися требованиями морского командования к минной подготовке воспитанников училища. Аудиторная практическая минная подготовка проводилась в соответствии с программой, разработанной лейтенантом Николаем Азарьевым в 1880 г., содержание которой требовало значительного увеличения времени, необходимого для овладения этой дисциплиной. Однако, как уже отмечалось, из-за отсутствия резерва учебного времени занятия практического минного цикла проводились в вечернее время из расчета —два полуторачасовых занятия в неделю. При этом бюджет времени дисциплины оставался без изменения. В минном кабинете одновременно могло находиться не более 7—8 человек — преподаватель с инструктором и шесть воспитанников, поэтому для прохождения всеми воспитанниками практического аудиторного минного цикла они были разделены на группы (отделения) по 5—6 человек в каждой. Таким образом, из воспитанников выпускной роты было организовано 10 учебных групп. Естественно, что количество практических занятий по минному делу при такой организации было крайне недостаточным для привития обучавшимся даже самых простейших практических навыков в эксплуатации мин и минного вооружения, что и было отмечено членом выпускной экзаменационной комиссии — представителем флота по минной части лейтенантом Александром Смирновым, присутствовавшим на выпускном экзамене по минному делу весной 1880 г. Особое мнение о необходимости расширения цикла практических занятий высказал в своем отзыве присутствовавший на этом экзамене заведующий минной частью на флоте контр-адмирал К.П. Пилкин, который, в частности, отметил: «Познания воспитанников, нередко прекрасные по повествовательному изложению, обнаруживают полное незнакомство с практической частью и неумение сделать или даже показать на деле то, что он за минуту так превосходно изложил в рассказе. Я полагаю, что преподавание минного искусства по преимуществу практическим путем не только облегчает несравненно труд воспитанников, но и послужит непременно к пользе дела». В целях повышения уровня практической минной подготовки воспитанников командование Морского училища приняло решение об увеличении количества практических занятий по минному делу. Однако выполнить эту задачу было не так-то просто — все дневное (учебное) время воспитанников было занято изучением «основных» учебных дисциплин. Резерва учебного (дневного) времени у командования училища не было. Поэтому для более близкого знакомства обучавшихся с минным делом с ноября 1881 г. в училище были организованы ежедневные практические занятия внеклассного времени. До указанного момента бюджет времени всей аудиторной минной подготовки (и теоретического курса и цикла практических занятий) предусматривал всего лишь одно занятие на каждого воспитанника в неделю. Однако это было выполнимо только для теоретического курса — уроков, которые проводились в классных помещениях. Что же касается практических занятий воспитанников, то ввиду малых размеров минного кабинета невозможно было проводить их со всей полуротой сразу, а вынужденное в связи с этим разделение ее на группы привело к тому, что каждый обучавшийся присутствовал в течение учебного года всего на 5—6 занятиях. Введение командованием училища обязательных ежедневных практических занятий по минному делу помимо двух еженедельных, теперь уже только теоретических занятий, позволило значительно улучшить качество практической минной подготовки и всего аудиторного минного курса в целом, предоставив возможность каждому выпускному воспитаннику присутствовать хотя бы на одном занятии по минному делу еженедельно. Практические занятия по минному делу проводились группами по 5—6 воспитанников в каждой, под руководством преподавателя минного дела училища лейтенанта Николая Николаевича Азарьева и при непременном содействии минного унтер-офицера. Методика проведения практических занятий была следующей: на построении группы преподаватель доводил до воспитанников тему, цель и организацию проведения занятия, после чего непосредственно переходил к проведению занятия. Учащимся разъяснялась необходимость и последовательность выполнения практических операций, составляющих тот или иной эксплуатационный процесс (техническое обслуживание, проверку исправности отдельных минных узлов и приборов, приготовление мин к постановке и их разоружение). По ходу объяснений преподавателя воспитанники записывали основные эксплуатационные требования, правила, особенности выполнения той или иной практической операции в тетради по минному делу, которые им для этого выдавались специально администрацией училища. После ознакомления обучавшихся с теоретической стороной преподававшейся темы минный унтер-офицер поочередно демонстрировал им необходимые для отработки практические операции на материальной части мин и их элементов. При этом преподаватель обращал внимание воспитанников на особенности выполнения тех или иных приемов операции, разъяснял, к чему могут привести нарушения или неточности при их выполнении. После демонстрации каждой практической операции унтер-офицером воспитанники повторяли ее самостоятельно, под контролем преподавателя или унтер-офицера. По окончании выполнения данной операции каждым воспитанником группы преподаватель указывал на его ошибки и, если позволяло время, требовал повторения выполнения операции. При удовлетворительном выполнении данной операции всеми воспитанниками группы следовало практическое освоение следующей эксплуатационной операции. После того как каждая операция данного эксплуатационного процесса была освоена воспитанниками, группа переходила к практической отработке всего эксплуатационного процесса в комплексе. Несмотря на все старания командования и преподавателей Морского училища в описываемый период организовать процесс обучения минному искусству в соответствии с требованиями практического освоения предмета, частная методика дисциплины и методика проведения учебных занятий носили незавершенный, часто экспериментальный характер и нуждались в дальнейшем совершенствовании и развитии. Методика проведения учебных занятий теоретического аудиторного минного цикла (уроков) предусматривала значительные затраты времени, отводившегося преподавателем на проверку усвоения воспитанниками пройденного материала и подготовки их к занятию. Практическое же освоение минного искусства, в соответствии с программой дисциплины, требовало значительной конкретизации, детализации и углубления теоретических знаний воспитанников о минном оружии. Так как времени, отведенного на изучение минного дела, было явно недостаточно, преподаватели вынуждены были изменять методику проведения урока, значительно сокращая время, отводившееся на опросы и контрольные проверки усвоения воспитанниками пройденного и текущего материала, в пользу новой, изучавшейся на занятии темы. В результате этого к концу 1882 г. уроки, на которых преподаватель минного искусства объяснял воспитанникам новый теоретический материал, все более изменялись организационно и методически, постепенно приобретая лекционную форму. Впоследствии, к 1885 г., все теоретические занятия по минному искусству стали делиться на теоретические уроки-лекции и уроки-контрольные занятия, которые предусматривали проверку усвоения воспитанниками теоретического материала, прослушанного ими на уроках-лекциях. В период 1880—1882 гг. урок по минному искусству содержал элементы и контрольного занятия, и лекции. Методика практического занятия также претерпевала качественные изменения: от выполнения отдельных нетрудоемких эксплуатационных операций (проверка и сращивание проводников, сборка и разборка батареи Грене), практиковавшихся при прохождении общеознакомительного курса минного искусства, воспитанники перешли к поэтапному освоению отдельных эксплуатационных процессов в комплексе (таких, например, как приготовление или разоружение мины Уайтхеда). При прохождении воспитанниками Морского училища аудиторного минного курса большое значение придавалось самостоятельным занятиям, являвшимся важным элементом минной подготовки. Самостоятельные занятия воспитанников проводились во внеучебное, вечернее время, которое начиналось с 17 часов. Следует заметить, что, кроме приготовления уроков (самостоятельных занятий), во внеучебное время проводились занятия по некоторым дисциплинам (таким как французский язык, фехтование, танцы, физическая подготовка), а также практические занятия по отдельным предметам, изучавшимся в учебное дневное время. Таким образом, к концу рассматриваемого периода в результате работы командования и преподавателей Морского училища по ориентации учебного процесса на практическое освоение минного дела обозначились пути развития частных методик аудиторного курса минного искусства и методик конкретных видов учебных занятий, составляющих данный курс. Аудиторный курс минного искусства в морском училище заканчивался выпускным экзаменом. Обязательный выпускной экзамен по минному искусству как самостоятельной отдельной дисциплине был введен в Морском училище в 1878 г. во время русско-турецкой войны приказом управляющего Морским министерством. Весной 1878 г. выпускная экзаменационная комиссия под председательством вице-адмирала В.А. Стеценкова приняла у выпускников первый в истории Морского училища экзамен по минному искусству. С этого момента экзамен по минному искусству навсегда вошел в состав выпускных экзаменационных дисциплин Морского училища. Для проведения выпускных экзаменов в Морском училище каждый год приказом управляющего Морским министерством назначалась выпускная экзаменационная комиссия, в состав которой назначались офицеры действующего флота и береговых организаций Морского ведомства. Выпускная экзаменационная комиссия делилась на подкомиссии по предметному признаку. В качестве экзаменаторов в подкомиссию входили: преподаватели Морского училища, знавшие данный предмет, но не преподававшие его в экзаменовавшемся классе, представители флота по данной конкретной специальности, а также преподаватель вынесенной на экзамен дисциплины, который обязан был присутствовать на экзамене каждой обучаемой им учебной группы (класса). В минную экзаменационную подкомиссию в описываемый период входили: член выпускной экзаменационной комиссии — представитель действующего флота по минной части, как правило, корабельный минный офицер; экзаменаторы: преподаватель минного дела в Морском училище лейтенант Н.Н. Азарьев, преподаватели училища, знакомые с минным делом, но преподававшие другие дисциплины. Выпускная экзаменационная сессия в Морском училище длилась в среднем 6 недель, начинаясь в марте и заканчиваясь в конце апреля или начале мая. Расписание выпускных экзаменов предусматривало сдачу сессии каждым классом в отдельности и определяло последовательность экзаменационных испытаний для каждого из них. В работе минных подкомиссий, принимавших выпускные экзамены по минному делу у воспитанников на протяжении всего рассматриваемого периода, принимали участие представители действующего флота по минной части — заведующий минной частью на флоте контр-адмирал К.П. Пилкин, минные офицеры капитан-лейтенант Карл Тикоцкий, лейтенанты Александр Смирнов и Густав Шмидт и преподаватели и офицеры Морского училища — лейтенанты Николай Азарьев и Даниил Барташевич, мичман Владимир Матвеев. Экзамены по минному искусству проводились по билетам, которые содержали все вопросы программы. Билеты выдавались экзаменующемуся одним из членов комиссии. Отвечать приходилось либо по всем вопросам билета, либо только по тем, которые комиссия назначала, но в любом случае количество вопросов было не менее трех из разных разделов программы. Кроме вопросов из выданного билета, комиссия могла предложить экзаменовавшемуся вопросы из других билетов. Ответ воспитанника по каждому из заданных ему вопросов слушали все члены комиссии, и каждый оценивал его отдельно от других экзаменаторов. Результат ответа оценивался в 12-балльной системе. По окончании экзамена на основании оценок, поставленных экзаменаторами (каждым индивидуально) за ответ, по каждому вопросу билета выводился средний балл, а затем — общий средний балл, являвшийся оценкой за устный экзамен. Оценка объявлялась воспитаннику одним из экзаменаторов сразу же после его испытания. Кроме вопросов билета, испытуемому могли быть предложены дополнительные задания (задачи, вычисления), предусматривавшие письменный ответ. В этом случае письменная работа проверялась двумя экзаменаторами. Оценка за письменную работу объявлялась одним из проверявших ее экзаменаторов сразу после проверки. Баллы за устный экзамен, письменные работы, а также среднегодовой балл по минному искусству, выводившийся как среднее арифметическое из оценок, полученных воспитанниками за ответы на уроках и выполнение заданий на практических занятиях, вносились в экзаменационные списки. Окончательное же решение о выставлении итогового балла по каждой экзаменационной дисциплине, в том числе и по минному искусству, принималось на учебно-воспитательном совете Морского училища. На заседании учебно-воспитательного совета, посвященном рассмотрению итогов выпускных экзаменов и проходившем в апреле, присутствовали: начальник Морского училища, инспектор классов, все преподаватели и воспитатели (командиры рот, старшие и младшие отделенные начальники). Для определения индивидуальной итоговой оценки воспитанника по каждой из выносившихся на выпускной экзамен дисциплине, в том числе и минному искусству, заслушивался преподаватель этой дисциплины. Так, преподаватель минного дела в своем выступлении поочередно по каждому выпускнику докладывал на заседании совета о результатах корабельной минной практики на предвыпускном курсе, сообщал среднегодовой балл и оценки за выпускной экзамен, а также излагал свое мнение о минной подготовке данного воспитанника и выставлении ему итоговой оценки по дисциплине. Конечное решение об оценке выпускника принималось голосованием всех присутствовавших на учебно-воспитательном совете. продолжение следует... с уважением, АВЩ

Сталевар: Такая система определения итогового результата по каждому экзаменационному предмету в достаточной степени исключала возможность случайности и субъективного подхода в оценке подготовленности воспитанников училища по минному искусству. По окончании приема экзаменов каждый член выпускной экзаменационной комиссии, представитель действующего флота или береговой организации Морского ведомства, должен был написать отзыв о результатах проведения экзамена по контролируемой им дисциплине. Отзыв подавался на имя председателя выпускной экзаменационной комиссии и содержал подробный анализ ответов выпускников, замечания о сильных и слабых сторонах их подготовки, а также выводы и рекомендации по улучшению системы обучения данной дисциплине. На основании этих отзывов председатель комиссии писал отчет о результатах выпускных экзаменов в Морском училище на имя управляющего Морским министерством. Управляющий Морским министерством, внимательно изучив содержание отчета, со своими замечаниями и указаниями направлял его в комитет Морских учебных заведений для выработки последним конкретных решений по устранению замечаний экзаменационной комиссии и совершенствованию системы обучения конкретных дисциплин. Для объективной оценки роли преподавателя в учебном процессе, выявления фактического состояния системы преподавания учебных дисциплин и определения путей дальнейшего ее развития к началу 80-х гг. обязательным требованием для председателей экзаменационных комиссий стало требование ознакомления преподавателя каждой конкретной дисциплины, выносимой на выпускной экзамен, с содержанием отзыва, составленного представителем флота — членом экзаменационной комиссии, принимавшем участие в приеме экзаменов по этой дисциплине. Изучив содержание отзыва, преподаватель обязан был письменно изложить свое мнение о результатах сдачи экзаменов, системе экзаменования, недостатках в системе обучения и их причинах, путях улучшения качества проведения учебных занятий. Мнения преподавателей, оформленные документально, принимались во внимание управляющим Морским министерством при изучении материалов отчета экзаменационной комиссии и хранились подшитыми вместе с другими отчетными экзаменационными документами. Один экземпляр отчета экзаменационной комиссии отсылался в адрес начальника Морского училища для ознакомления с ним командования и преподавателей училища. Отчет председателя экзаменационной комиссии рассматривался на очередном заседании комитета Морских учебных заведений. При этом, в случае необходимости, на заседание приглашались: начальник Морского училища, старший специальный начальник (заведующий минной частью на флоте) и преподаватели, ведущие курс данной дисциплины в училище. Такая система контроля состояния учебного процесса по минному искусству со стороны Морского министерства имела свои положительные и отрицательные стороны. Анализ результатов работы выпускной экзаменационной комиссии по ее материалам (заключению, отзывам ее членов — представителей действующего флота по минной части, мнениям преподавателя минного искусства на их отзывы, а также оценкам, полученным на экзаменах выпускными воспитанниками) позволял морскому командованию определить степень соответствия минной подготовки выпускников Морского училища требованиям, предъявляемым к ней флотом. Слабым звеном системы контроля Морского министерства являлась низкая ее оперативность в вопросах устранения недостатков, мешавших совершенствованию процесса обучения минному искусству. В 1879 г. выпускная экзаменационная комиссия под председательством вице-адмирала В.А. Стеценкова, руководствуясь изменившимися требованиями к минной подготовке выпускников училища на флоте, подвергла серьезной проверке не только знания экзаменующихся, но и всю систему обучения минному искусству в училище. Член выпускной экзаменационной комиссии, минный офицер лейтенант Александр Смирнов в своем отзыве о результатах экзаменов выпускников Морского училища по минному искусству указывал на ряд крупных недостатков в их специальной подготовке: слабых, поверхностных и отрывочных понятиях о минном деле большинства из них; часто полном отсутствии представления о том, о чем сами только что рассказывали; крайне низком уровне практической подготовки и, как результат этого — недостатке практических навыков эксплуатации минного оружия и вооружения. Кроме того, им отмечалось отсутствие в училище материальной части отдельных образцов мин и специально разработанного курса минного дела. Совершенствование системы обучения минному искусству лейтенант А. Смирнов рекомендовал начать с выработки новой программы дисциплины, исключив из нее все, не имеющее существенного значения (например, вопросы по гальванизму перенести из программы минного дела в программу физики, где они могли бы изучаться более обстоятельно). Отчет председателя выпускной экзаменационной комиссии вице-адмирала В.А. Стеценкова за 1879 г. сыграл определяющую роль в развитии системы обучения минному делу в Морском училище. Его материалы, касавшиеся преподавания минного дела, вызвали острые споры и обсуждения в различных инстанциях Морского ведомства на разных уровнях. Комитет Морских учебных заведений, куда отчет был передан на рассмотрение, своим решением № 4 от 3 апреля 1880 г. в основном поддержал предложения лейтенанта Александра Смирнова о пересмотре всей методики обучения минному делу в училище. Командование училища, приняв к исполнению решение Комитета морских учебных заведений, утвержденное управляющим Морским министерством, приступило к его осуществлению, начав с пересмотра программы обучения минному искусству. Заведующий минной частью на флоте контр-адмирал К.П. Пилкин, считая, что преобразования, касающиеся обучения минному делу в Морском училище, идут крайне медленно и в ближайшее время не выведут дисциплину на уровень современных требований, предложил обучать воспитанников училища по разработанной им программе с необходимым условием, чтобы преподавание возлагалось непременно на минных офицеров, а программа — пополнялась и изменялась в соответствии с развитием минного искусства. Особенно непримирима была позиция К.П. Пилкина, занятая им в отношении к преподавательскому составу минного искусства: «Преподавать должны не просто образованные и грамотные люди, окончившие несколько академий, а имеющие опыт эксплуатации мин на корабле, ремонтных мастерских». Все эти предложения были изложены К.П. Пилкиным в письме на имя управляющего Морским министерством, который, подробно изучив соображения контр-адмирала, направил это письмо в комитет Морских учебных заведений для обсуждения и выработки коллективного решения. Заседание комитета Морских учебных заведений по данному вопросу состоялось 1 января 1880 г. и проходило под председательством адмирала А.И. Зеленого. На нем присутствовали заведующий минной частью на флоте контр адмирал К.П. Пилкин, начальник Морского училища контр-адмирал А.П. Епанчин, а также приглашенный на заседание комитета заведующий минным офицерским классом капитан 1 ранга В.П. Верховской. Управляющий Морским министерством, изучив материалы заседания комитета морских учебных заведений о преподавании минного искусства в Морском училище, включил своим приказом контр-адмирала К.П. Пилкина в состав выпускной экзаменационной комиссии, назначенной для приема выпускных экзаменов у воспитанников Морского училища в текущем 1880 г. В своем отзыве о результатах экзамена по данной дисциплине, написанном на имя председателя выпускной экзаменационной комиссии, заведующий минной частью на флоте контр-адмирал К.П. Пилкин сделал следующее заключение: «1. Познания воспитанников, нередко прекрасные по повествовательному изложению, обнаруживают полное незнакомство с практической частью и неумением сделать или даже показать на деле то, что они за минуту так превосходно изложили в рассказе. Это заставляет полагать, что преподавание минного дела по преимуществу практическим путем не только облегчает несравненно труд воспитанников, но и послужит непременно к пользе дела. 2. Воспитанники должны видеть на судах своего отряда употребление мин, без чего они составляют превратные понятия о маневрировании с ними. Для безопасности могут взрываться одни запалы и мины можно иметь не заряженными. 3. Лицо, преподающее воспитанникам минное дело, должно справляться чаще о сделанных в этом деле изменениях, иначе теряется время на то, что уже выведено из употребления и заменено другими, так, например, в настоящем году преподавалась проводка проводников и употребление приборов в минной боевой рубке уже не тех, которые приняты на предстоящую кампанию на суда флота. 4. Параграфы программы преподавания носят на себе слишком общие названия, желательны более подробные указания на отдельные вопросы. 5. Признавая те требования, которые предъявляются по минному делу в настоящее время к воспитанникам, следует заметить, что большинство экзаменовавшихся имело весьма удовлетворительные познания, многие очень толково отвечали на предлагаемые вопросы». Таким образом, отмечая несомненные успехи воспитанников училища в освоении ими минного дела (средний балл за экзамен по минному искусству составил 9,79, что по пятибалльной системе оценки соответствовало баллу «хорошо»), заведующий минной частью на флоте, тем не менее, настаивал на изменении всей методики преподавания дисциплины в сторону ее практического освоения. Контр-адмирал К.П. Пилкин порекомендовал начальнику училища просить командование флота о командировании в училище опытного минного унтер-офицера для проведения практических занятий с воспитанниками с использованием материальной части мин, имеющихся в училище. К началу нового учебного года лейтенант Н.Н. Азарьев разработал новую программу курса минного искусства, предполагавшую освоение дисциплины в основном практическим путем. В дополнение к ней Н. Азарьев разработал программу практических занятий по минному делу. Обучение минному искусству по новым программам и новой методике началось осенью 1880 г. Занятия проводились по полуротам один раз в неделю по 1, 5 ч во внеучебное время. Практические занятия с выпускниками с использованием материальной части имеющихся в училище мин проводил в соответствии с программой унтер-офицер П. Виноградов. Очередная выпускная экзаменационная комиссия, работавшая в Морском училище под председательством вице-адмирала П.Ю. Лисянского в марте—апреле 1881 г., сделала следующее заключение о результатах сдачи экзаменов по минному искусству и состоянию преподавания его в училище: «1. Наиболее бы удовлетворяла требованиям науки в пределах возможного для курса училища программа минного дела, по которой читались лекции в Минном офицерском классе. 2. Необходимо заменить устаревшие образцы мин (чертежи и рисунки к ним) новыми образцами, эксплуатируемыми флотом. 3. Комиссия полагает, что полезно было бы, чтобы теория предшествовала практическим применениям научных знаний, имеющим место на отряде судов Морского училища, между тем при настоящей постановке преподавания в училище этого не замечается». Принимая во внимание то значение, которое приобретало минное оружие, и сознавая острую необходимость, которую флот испытывал в офицерах, практически знающих минное дело, начальник Морского училища контр-адмирал А.П. Епанчин для лучшего ознакомления выпускных воспитанников с минным искусством ввел с ноября 1881 г. ежедневные практические занятия. Очередной выпускной экзамен показал, что мера эта принесла воспитанникам существенную пользу в изучении ими практической стороны минного дела. Следует отметить, что вышеупомянутые ежедневные практические занятия являлись дополнительной мерой в системе минной подготовки воспитанников училища и проводились помимо плановых учебных занятий в специально отведенное для этого время. Дальнейшее развитие минного искусства, вызвавшее повышение требований к методике проведения учебных занятий его курса, привело к усложнению учебного процесса освоения минным искусством и обогащению его новыми видами учебных занятий и методами их проведения. Требования командования флотом к практической минной подготовке выпускников Морского училища могли быть реализованы только в условиях прохождения учащимися плавания на судах действующего флота. К этому времени воспитанники училища уже проходили судовую практическую подготовку по ряду морских практических дисциплин, таких, например, как «Морская практика», «Корабельная артиллерия», «Кораблевождение», «Пароходная механика» и др. В 1881 г. в связи с остро назревшей необходимостью, командование флота ввело обязательное практическое обучение воспитанников училища минному делу на судах Учебного отряда в период их летнего плавания. Основным видом учебных занятий воспитанников по минной подготовке на судах Учебного отряда училища в период их летнего плавания стали практические занятия по минной материальной части. В ходе этих занятий воспитанники не только осваивали устройства и действия минных изделий, но и выполняли отдельные практические операции, связанные с хранением, проверкой и подготовкой мин и их элементов к действию. Этот ознакомительный цикл занятий минным делом на судах Учебного отряда предшествовал аудиторному курсу минного искусства, который воспитанники Морского училища проходили на последнем году обучения. Аудиторный курс «Минное искусство» заканчивался выпускным экзаменом по данной дисциплине. Выдержавшие выпускные экзамены воспитанники производились в гардемарины, после чего направлялись в свое последнее учебное летнее плавание на судах Учебного отряда. С момента прибытия гардемарин на суда начинался второй этап судовой практической минной подготовки. Он представлял собой совокупность практических занятий и боевых учений, направленных на формирование у гардемарин практических навыков и умений в эксплуатации ими судовых мин и минного вооружения, а также — в руководстве действиями судовых минных расчетов. Впервые практическая судовая минная подготовка гардемарин была организована командованием флота в 1882 г., и с этого времени стала обязательным элементом программы их летнего плавания. Летнюю судовую минную практику гардемарин, как и аудиторный курс минного искусства, предполагалось закончить экзаменом, однако в 1882 г. из-за неподготовленности флота к проведению этого мероприятия экзамен был заменен аттестацией гардемарин за период их летнего плавания. Учебный отряд судов Морского училища ежегодно организовывался командованием флота как временное формирование на период май—сентябрь текущего учебного года. Целью его создания являлось практическое освоение воспитанниками учебного материала по ряду специальных дисциплин. Состав отряда определялся программой плавания, разработанной на основе конкретных задач, отражающих содержание специальных учебных программ по каждой практической дисциплине, и утверждался главным начальником Морского флота и Морского ведомства. В описываемый период Учебный отряд Морского училища включал в себя винтовые корветы «Аскольд» и «Варяг», парусные корветы «Боярин» и «Гиляк», винтовую лодку «Отлив», парусную яхту «Забава» и тендер «Кадет». Для проведения учебных занятий с воспитанниками по каждой отдельной дисциплине на период плавания назначались офицеры, служившие на судах отряда. Общее время пребывания воспитанников училища в летнем плавании ограничивалось тремя месяцами (с конца мая по конец августа), плавание гардемарин продолжалось 4 месяца и заканчивалось в сентябре. Гардемарины выполняли программу летнего плавания отдельно от всех остальных воспитанников училища. Летнее плавание отряда судов в кампанию 1881 г. выявило много организационных недостатков, связанных в том числе и с практикой минного дела. Слабость системы практической морской подготовки выпускников училища с особой остротой проявлялась при выпуске гардемарин, которые по окончании летней кампании на судах Учебного отряда производились в мичманы и выпускались на флот, где требования к практической подготовке офицеров по различным отраслям морского военного дела были значительно выше, чем в Морском училище. По этой причине выпускники училища, пришедшие на флот, не были готовы сразу же исполнять обязанности по своим первичным офицерским должностям, а нуждались в «доучивании» под контролем старших офицеров, приобретении тех практических навыков, которые должны были получить еще в училище во время летних кампаний на судах его Учебного отряда. Для повышения качества летнего плавания гардемарин управляющий Морским министерством генерал-адъютант И.А. Шестаков принял решение об учреждении для них обязательного практического экзамена по всем морским дисциплинам, прохождение которых было предусмотрено учебными программами их летнего плавания в отряде судов Морского училища. Среди морских практических дисциплин, принятых комитетом Морских учебных заведений для обязательного практического экзамена гардемаринам Морского училища и юнкерам флота по окончании их летней кампании, впервые в истории Морского училища значилось практическое минное дело. Летнее плавание гардемарин в 1882 г. было закончено аттестацией и производством в мичманы тех из них, кто получил положительный отзыв о практической подготовке от командования Учебного отряда. Гардемарины, не получившие положительной аттестации за выполнение ими программы летнего плавания, по приказанию управляющего Морским министерством были подвергнуты практическому экзамену по всем шести морским дисциплинам, в том числе и практическому минному делу. Уровень практической подготовки воспитанников предвыпускного курса и степень усвоения ими теоретического материала систематически контролировались на еженедельных субботних экзаменах, которые проводили по приказанию начальника Учебного отряда судов Морского училища минные офицеры, назначенные для руководства минной подготовкой воспитанников на корветы «Варяг», «Боярин» и «Гиляк». После преобразования Морского училища в Морской кадетский корпус, а с 1906 г в Морской корпус изучение минного дела в нем проводилось в старшем специальном классе и постоянно продолжало совершенствоваться, подстраиваясь под изменение теории и практики развития минного дела. Свидетельством этого является, например, приводимая ниже программа старшего специального класса Морского корпуса, принятая в 1910 году. Содержание Программы и объяснительной записки к ней свидетельствуют о том, что в обучении минному делу в Русском флоте продолжала сохраняться преемственность как содержательная, так и методическая. Главным принципом обучения являлось правило – «Учить тому, что необходимо». но это уже совсем другая история... замечание 1: "слишком много букафф"(с) пинайте... с уважением, АВЩ

Сталевар: мужчины! (и милые дамы ) не наблюдаю табуреток (и уже боюсь забронзоветь) с уважением, АВЩ

von Echenbach: Несколько неровно по описанию учебного процесса: повторы. Азарьева ужли бы не только по имени бы наверное желательно... О германцах и итало-французах, турках и австрияках бы подробнее по возможности.

von Echenbach: Ещё бы можно и схемы с ТТХ мин времён 1855-1920...

Сталевар: принято, спасибо... von Echenbach пишет: О германцах и итало-французах, турках и австрияках бы подробнее по возможности. эх, тут бы со своими разобраться... с уважением, АВЩ

Вик: Очень интересно. Спасибо.

vov: Прочитал с интересом, хотя описываемое время вроде бы не совсем "моё", как и тема. Материал богатый; информации очень много и к тому же разнообразной. В литературном смысле, конечно, можно несколько подработать: есть некоторые повторы и "сход со структуры". Но восприятию это не мешает. Наверное, тем, кто интересуется темой, будет еще интереснее. А не напечатать ли?:-)

Сталевар: большое спасибо , все без исключения ("маловато будет"(с) )замечания будут учтены... с уважением, АВЩ

киров к.н.: Вот все офицеры которые к янв.1904г окончили минный клас

киров к.н.:

киров к.н.:

киров к.н.:

киров к.н.:

Сталевар: киров к.н. , спасибо!!! и сразу вопросы: 1) источник и 2) а продолжение - будет? с уважением, АВЩ

киров к.н.: Это из „Росписание Ад. ,щаб и обер оф ……..” исправленое по 2-е янв. 1904г. можете ейо найти на сайте систематима там есть ешодругие книги того периода например „Список лицам состоящим в морском ведомстве и флота ,адмиралам и щаб офицерам”-1часть исправленое по 2-е янв. 1904г. „Список лицам состоящим в морском ведомстве и флота , лейтенантам и мичманам”-2часть исправленое по 2-е юня. 1904г.в книге небыло около 100 страниц ,крометого в ней нет те офицеры которые погибли до 1-го юня 1904г.

сарычев: Прочитал с благодарностью. Г.К. Граф - он же Минные классы заканчивал описал в своих воспоминаниях, скажем, эмоциональную составляющую часть обучения. Полученная информация многое расставила по местам. В общем, как заканчивал Суворов свои устные наставления по "Науки побеждать": "Вот, братцы, воинскоепоучение. Господа офицеры, какой восторг". Искреннее не скажешь. С уважением



полная версия страницы