Форум » Альтернативная история » "Котельная альтернатива" » Ответить

"Котельная альтернатива"

yuu2: Название пока рабочее. Планы по срокам: 1865-1903 Буду временами подкидывать маленькие фрагменты - чтобы интригу поддерживать. Больших фрагментов не будет. Не из-за жадности , а по причине нехватки времени. Связующие фрагменты - они все сильно технические. Их выкладывать без расчётов и эскизов не буду. А эскизы рисовать - для меня это доооолго. И ещё - имена пока не устаканились.

Ответов - 157, стр: 1 2 3 4 All

yuu2: Warrior Frog пишет: С другой сороны, зачем РИ т в 187х, ранспорт на 6 кТ, с ходом на 14 узл? А зачем "Европа" и "Африка"? Быстроходные транспорты / небронированные крейсера. По меркам 1878 - вполне крейсерские суда. А потом - в Добровольный флот мобыть отпишут.

von Echenbach: Азию со товарищи позднее к 2 рангу отнесли. Из турок есть - Авни-иллах, Ниджими-Шевкет: нигде не отметились, списаны в 1900-х. Казематные корабли в 2000-2500 т по Конвею. Артиллерия - особенно до 89 дм. даже дульнозарядные не сильно уступали прочим по скорострельности, хотя "английские нарезные" болели "детскими" болезными ( это относилось больше к казнозарядным, вероятно)

yuu2: Первым будет "Мукадами-Хаир". (про противника пока ) А вот кто вторым? "Авни Аллах" против "Пожарского" с новой КМУ? Оно конечно - перетаскивание орудий с борта на борт несколько помогает турку, но ... не спортивно как-то Просто хотелось бы в качестве второго кого-нибудь для показательной акции перед англичанами. Чтобы у тех не было жажды похода на Босфор.

von Echenbach: yuu2 пишет: перетаскивание орудий с борта на борт несколько помогает турку, но Там не особо переводится на другой борт - по углам каземата орудия.

yuu2: von Echenbach пишет: Там не особо переводится на другой борт - по углам каземата орудия По Арбузову - два отдельных казематика в каждом из которых по два орудия с возможностью перестановки обоих на один борт каземата.

yuu2: И самое главное: (слона-то я и не приметил) А как в 1870-80х годах было поставлено дело с налогообложением промышленности?

GeorgG-L: yuu2 пишет: А как в 1870-80х годах было поставлено дело с налогообложением промышленности? Посмотрите здесь: click here

von Echenbach: yuu2 пишет: два отдельных казематика в каждом из которых по два Надо смотреть схему каждого "героя", при одиночном маневренном сражении очень сомнительно, что командир примет решение о переводе орудий на один борт. На всё воля автора.

yuu2: GeorgG-L пишет: Посмотрите здесь СПАСИБО! Это ж офигеть - ставки налога на уровне 5% дохода или 5% уставного капитала. Конечно, было ещё и "надо_ж_дать", но всё равно - что ж предкам не индустриализировалось?

yuu2: von Echenbach пишет: очень сомнительно, что командир примет решение о переводе орудий на один борт А куда он денется со своими паспортными 8 (???) узлами против 15узлового "Пожарского"??? Любая попытка повернуться кормой и драпать приведёт к расстрелу (1 турецкое орудие против всего борта у "Пожарского"). Турку остаётся только цусимский вариант - идти по кругу малого радиуса и выдерживать в приемлемых для бортовой стрельбы секторах противника, идущего по кругу большого радиуса. И любое другое решение - автоматический карачун.

wayu: Ув. yuu2,а может можно ну хоть немного продолжения? Заждались уже....

yuu2: wayu пишет: а может можно ну хоть немного продолжения? Заждались уже По кораблестроительной части есть только два доведённых "до точки" фрагментика - про "Лазаревых" и про "Русалок". Оба - с крайне кустарными рисунками, ажно выкладывать стыдно. Но по крайней мере кораблестроительную часть получается писать с некоторым опережением - заклёпки они и есть заклёпки. А вот личную жисть героя, размазанную на диапазон 1865-1905 (примерно) писать урывками не получается - есть заготовки, но по мере вправления в основной текст их приходится порой изрядно перекраивать. В итоге всё дело движется по спирали, раз за разом вынуждая возвращаться к уже написанному. Поэтому читабельных кусков мало. А те, что есть ...

Warrior Frog: yuu2 пишет: По кораблестроительной части есть только два доведённых "до точки" фрагментика - про "Лазаревых" и про "Русалок". Оба - с крайне кустарными рисунками, ажно выкладывать стыдно. Да фигля рисунки. Очень интересно, что вы из "мониторов" сделать умудрились. Да и из "толи 2х толи 3х башенных "фрегатов".

yuu2: Warrior Frog пишет: Очень интересно, что вы из "мониторов" сделать умудрились Вот оно (только ИМХО без рисунков не то) *** Глава ххх. «Русалочья ночь» Последними из числа кораблей закладки 1860-70х годов котлы и машины системы Плотникова получили башенные лодки «Русалка» и «Чародейка». Последними в своей возрастной группе они, конечно, не были. Но на переоснащение старых мониторов и клиперов морское ведомство решило не тратиться – овчинка выделки не стоила. В отличие от крейсеров, первоначальной идеей перестройки башенных лодок было не повышение скорости и автономности, а увеличение недостаточной даже по меркам Финского залива мореходности. Моряки хотели любой ценой (включая существенное разоружение лодок) поднять высоту надводного борта. Помимо мореходности ещё было высказано пожелание улучшить обитаемость, поскольку лодки, унаследовавшие от первых мониторов плотную компоновку оборудования в низкобортном корпусе, таковой не отличались – сутки-двое похода выматывали экипажи до полной потери боеспособности. Поэтому варианты улучшения мореходности с помощью откидных фальшбортов отпали. Только полноценная палуба – бак или ют – с просторными помещениями под ней. В логике моряков идеал артиллерийской лодки для обороны минных постановок выглядел таким: Рисунок: Первоначальный проект перестройки «Русалки» Ценой полного демонтажа одной из башен борт на значительной длине должен был повыситься на 2,3 метра. Моряки хотели отказаться от носовой, считая, что в виду существенно превосходящего противника старые (чего греха таить) лодки будут вести бой на отходе. Но при рассмотрении их «хотелки» на заводе Плотникова выяснилось, что новейшие V-образные машины плохо вписываются в габариты существующих машинных выгородок. Всё потому, что на лодках применялись горизонтальные паровые машины. Это позволяло размещать их несимметрично относительно «своих» валов и, в свою очередь, давало возможность разместить между машинами коридор, по которому доставлялись боеприпасы к кормовой башне. Рисунок: Два бортовых машинных отделения и коридор от крюйт-камеры к башне между ними После долгих препирательств моряки согласились с доводами Плотникова и отказались не от носовой, а от кормовой башни. В результате проектный вид лодок после перестройки стал чем-то напоминать свежезаложенный броненосец «Император Александр II». Рисунок: Окончательный вариант перестройки «Русалки» Моряки посчитали, что возможность одновременного действия башней и тараном для оборонительного корабля крайне важна, потому утвердили именно этот вариант . Взамен двух девятидюймовых орудий «утраченных» вместе с кормовой башней каждой лодке поставили на ют по три восьмидюймовых орудия образца 1867 года – одно в корме и два побортно. Они оказались без броневой защиты – для лодки с таранной тактикой весь вражеский огонь ожидался в район носовой башни. Зато углы горизонтальной наводки у них были огромными – до 270 градусов, что теоретически позволяло бортовым орудиям вести огонь прямо по курсу. «Теоретически», поскольку в мирное время никто не думал о воздействии их дульных газов на трубу или ходовой мостик. *** Кто-то из молодых офицеров предложил по подобной схеме обновить и «Петра Великого». У единственного на 1883 год крупного броненосца России была та же «болезнь», что и у лодок – его кормовая башня располагалась над машинным отделением. Башня и машины откровенно мешали друг другу. При отказе же от этой башни и постановке новых котлов и машин системы Плотникова характеристики, вооружение и даже силуэт далеко не нового корабля можно было бы приблизить к новейшему (ещё строящемуся) броненосцу «Император Александр II». «Размен» на броненосце двух двенадцатидюймовок на четыре более современных девятидюймовки и батарею шестидюймовок пожилые адмиралы сочли экстремизмом со стороны молодых офицеров. Хоть те и доказывали, что бронебойные характеристики старых орудий 12”/25 и новых 9”/35 практически одинаковы, а батарея 6”ок на «Петре Великом» не появится ни при какой другой модернизации. Проект «зарубили». Переоснащение «Пётра Великого» на новые машины и котлы с сохранением старого вооружения требовало работ по демонтажу и повторному монтажу его огромных башен, слишком тяжёлых для завода Плотникова на тот момент. В итоге в 1883 году «Петра» отправили англичанам. Они без больших капитальных работ довели его скорость до проектных 14 узлов, в основном – за счёт банальной отладки золотникового механизма. Впрочем, это не помешало им содрать с русской казны денег за полноценный ремонт – 900 тысяч рублей. *** «Сёстры» же зимовали у причальной стенки завода Плотникова. К весне 1884 года их было уже сложно узнать. В процессе демонтажа старых котлов и машин все прежние надстройки, вентиляционные раструбы и мачты пришлось снять. Помня о том, что «Русалка» уже один раз тонула , моряки совместили замену котлов со значительной перестройкой корпуса. Кормовые башни лодок были демонтированы и вместе со всей механизацией «подарены» кронштадтским фортам. «В обмен» с фортов были получены восьмидюймовки всё той же системы 1867 года – новых орудий для старых кораблей не заказывали принципиально. В счёт веса кормовой башни на каждой лодке был создан ют. В районе машин и котлов над ютом возвышались вентиляционные раструбы, узкая – треть ширины корпуса – ходовая рубка (увенчанная парой скорострелок Гочкиса), труба и мачта. Всё остальное пространство палубы юта от трубы и до кормы было отдано шлюпкам и трём восьмидюймовкам. В процессе модернизации каждая лодка получила два котла Плотникова с рабочим давлением 10 атмосфер и две V-образные машины двойного расширения. На приёмных испытаниях модернизированные лодки показали 11-12 узлов, что для кораблей береговой обороны было более чем пристойным. Увеличение скорости также привело к повышению чувствительности руля, с чем раньше были проблемы. *** И потянулась рутинная жизнь прибрежных кораблей – ни тебе дальних походов, ни торжественных визитов. Утром 7 сентября 1893 года командир «Русалки» капитан 2 ранга Иениш получил приказ на передислокацию из Ревеля в Гельсингфорс – с южного берега Финского залива на северный. Задание заурядное, но по некоторым признакам надвигался шторм. Признаки всё больше косвенные. Любой командир «Русалки» до её перестройки, помня о прежнем визите «девушки» в гости к Нептуну, отказался бы от перехода до улучшения погоды . Но увеличенный борт и более сильные машины внушили начальнику отряда Бурачеку изрядную долю оптимизма – планировавшееся эскортирование «Русалки» канонерской лодкой «Туча» было отменено, поскольку старая «Туча» была существенно медленней перестроенной «Русалки». Лодка вышла около полудня с расчётом прибыть в Гельсингфорс к вечеру. Пару часов спустя висевший с утра туман был разогнан всё нарастающим ветром, подтвердившим нечёткие утренние предсказания барометра. Довольно быстро ветер перерос в полноценный восьмибальный шторм. Вместо курса на север Иениш был вынужден развернуть лодку носом к волне – на запад-севоро-запад, ход был снижен до 8 узлов. Идущая этим курсом и с такой скоростью лодка приближалась к цели по кратчайшей траектории на 2-3 мили за час. Но по мере увеличения волнения начались и неприятности. Волны накрывали нос, началось поступление воды в подбашенное отделение через орудийные порты и зазоры между палубой и башней. Водоотливная система работала на пределе. Иениш отдал приказ, но оказалось, что развернуть башню на 180 градусов с помощью привода «в несколько человеческих сил» в условиях качки быстро не получается. Особенно, если этих людей регулярно окатывает из щелей между башней и палубой. Чтобы скорее избавиться от заливания, Иениш приказал лечь на курс восток-северо-восток и хотя бы какое-то время встречать волну кормой. Только на время, необходимое для поворота башни и осушения подбашенного отделения. После чего он собирался на полном ходу по кратчайшему курсу следовать к Гельсингфорсу. На новом (временном) курсе в 4 часа 27 минут всего в 30 милях от пункта назначения одна из волн особо сильно ударила в корпус. В результате чего руль был свёрнут на 15 градусов и заклинен. Первые попытки дежурных в румпельном отделении выправить руль были неудачны, и командир выслал им на усиление ещё пять человек (для большего количества в румпельном отделении не было места). Лодка по большой дуге (вот она – низкая эффективность руля на малом ходу) легла в правую циркуляцию. Неуправляемая лодка в ходе циркуляции стала удаляться от финского берега, постепенно разворачиваясь носом к волне. К этому моменту башня была повёрнута и её амбразуры больше не заливались, прежде поступившая вода была откачана. Однако вновь началось поступление воды через зазор между башней и палубой – шторм всё усиливался. Чтобы побыстрее стать кормой к волне был дан полный ход. В процессе циркуляции, повернувшаяся бортом к волне, лодка стала испытывать максимальные бортовые размахи. Увеличившийся размах качки помог усилиям, прикладываемым командой к румпелю – лодке вернулась управляемость. Однако усилия, необходимые для перекладки перекошенного руля, были огромными. Пришлось зафиксировать руль в нейтральном положении и начать управляться машинами. В резюмирующей части «дела Русалки» комиссия признала для проектируемых кораблей любого ранга крайне необходимым введение механизации в румпельном отделении и крайне желательным наличие второго руля. Теоретически, Иенишу нужно было вести лодку обратно к ревельскому берегу – кормой к волнам. Но, зная о том, что даже в нормальных условиях амбразуры башни были меньше чем в метре от уровня воды, он предпочёл найти тихое место возле такого близкого финского берега. В ходе расследования «дела Русалки» это решение вызвало значительные споры. Предложение Иениша оппонентам выйти в шторм на «Чародейке», чтобы проверить обоснованность их мнения, подействовало отрезвляюще – обвинение в неумелом маневрировании было снято. На курсе N-NE при полном 11узловом ходе берег приближался на 5-6 миль за каждый час, при этом «Русалка» всё более смещалась на восток от Гельсингфорса. Когда по счислению до берега оставалось 8-10 миль, Иениш приказал повернуть на N, чтобы прийти к берегу по кратчайшей траектории. Но по мере приближения к мелководью возле финского берега волны стали короче, круче и нерегулярней. Управляться машинами стало труднее, вновь началось поступление воды в подбашенное отделение. За полчаса до полуночи «Русалка» приткнулась к финскому берегу. Уровень воды начал снижаться – весь поход насосы работали без перерывов. Однако, по несчастливому стечению обстоятельств «Русалка» приткнулась к берегу с весьма каменистым грунтом. Продолжающиеся удары шторма привели к тому, что сначала клетки двойного дна, а затем и первые два носовых отсека начали наполняться водой – уже четвёртый раз за сутки. Подвести пластырь под вызванные камнями пробоины не было возможным. С другой стороны, и унос штормом в море прочно севшего на камни корабля представлялся невероятным. Поэтому для спасения экипажа Иениш приказал покинуть корабль. Так и закончилась «русалочья ночь». *** Инструкции по эксплуатации котлов Плотникова не предусматривали сценарий аварийного оставления корабля . Поэтому ни Иениш, ни его механик не озаботились стравливанием давления из котлов или прекращением горения в них. В итоге, внутренние швы в котлах по большей части прогорели. Комиссия, осматривавшая в доке поднятую «Русалку», сочла котлы не пригодными для ремонта. Ставить на корабль почти 30-летнего возраста совершенно новые котлы признали не целесообразным. В результате родилось соломоново решение – оставить на лодках всего по одному котлу, переставив котёл «Чародейки» «Русалке». Весной 1894 года «Русалка» вышла из ремонта и вступила в кампанию с необычной наделкой на корме. Во исполнение решения комиссии по «делу Русалки» о резервировании рулей на вновь заказываемых кораблях было решено проверить две различных системы: одну – с двумя рулями, расположенными строго напротив винтов, другую – с двумя последовательно установленными в диаметральной плоскости рулями. Все четыре руля одинаковой площади были установлены на специальной раме, подведённой под корму «Русалки». Вместо румпелей были применены обычные тросы, заведённые на ют. В процессе испытаний сначала проверили управляемость лодки при использовании той и другой системы рулей (всё время испытаний «родной» руль был в нейтральном положении). Оказалось, что два руля, омываемые струями от винтов, дают прекрасную управляемость на всех скоростях и глубинах. Рули же на оси корабля приближаются к ним по эффективности только на больших ходах и глубинах. На мелководье же винты всё больше загребали воду от бортов, отчего рули на оси корабля дополнительно теряли в эффективности. Затем пришёл черёд испытаний на управляемость при повреждении одного из рулей в каждой испытуемой паре. Для этого «повреждённый» руль фиксировали в положении 15 (а во второй серии испытаний – 30) градусов на борт, после чего искали положение второго руля, позволяющее лодке двигаться по прямой. С рулями возле винтов всё оказалось просто – их эффективность была одинаковой. И, чтобы лодка шла прямо, «неповреждённый» достаточно было зеркально отклонить на тот же угол. А вот продольные рули преподнесли сюрприз – при работе враздрай эффективность второго очень сильно зависела от угла установки первого. При отклонении первого на 30 градусов для второго вообще не существовало положений, приводящих лодку на прямой курс. Так что выбор между системами был сделан. *** После «пересадки» котла «сёстры» давали не больше 8 узлов. Зато облегчение на один котёл в сочетании с осознанием неадекватности орудий 8” образца 1867 года против современных целей дало им совсем другую жизнь. С лета 1894 года каждая лодка имела на корме три 75мм пушки Канэ, а на месте демонтированного котла – минный погреб с десятью сфероконическими минами. На юте вдоль бортов разместили дополнительные грузовые стрелы и шлюпбалки. В таком виде – как корабли для постановки минных заграждений со шлюпбалок, стрел и плотиков– лодки и должны были теперь нести службу по охране кронштадтской крепости. Помимо десяти мин в погребе лодки могли выходить в море со вторым десятком мин непосредственно на палубе юта. И выставлять их в один приём – как единую минную банку с чётко очерченными границами. Подобная точность постановки «цепочки» мин дала дополнительный толчок проводившимся на Чёрном море экспериментам с заградителем «Буг». Минёры кронштадтской крепости также были воодушевлены возможностью быстрой постановки мин на большом удалении от берега. Ещё больше их впечатлила возможность одновременного обслуживания на палубе сразу десяти мин – для соединённых кабелем с берегом крепостных мин точность укладки кабеля была ещё более важна, чем быстрота. Начальство крепости отправило по инстанциям запрос, чтобы передать лодки в их заведование. Моряки, вероятно чтобы подразнить коллег-минёров и не отдать лодки крепости , решили сделать из них учебные корабли. Большое пространство под ютом позволило разместить на лодках минные классы: на «Русалке» собственно минный, а на «Чародейке» – торпедный. Лодки честно несли Андреевский флаг до 1907 года (хотя последние четыре года – скорее в качестве плавучей парты и кадрового резерва, чем боевого корабля). После разоружения они благодаря своей малой осадке ещё по 10 лет прослужили в качестве несамоходных угольных барж.

komo78: спасибо, +1

GeorgG-L: yuu2 пишет: что ж предкам не индустриализировалось? Самого капитала и не хватало. Немцы вон с французской контрибуции поднялись, а мы даже турок вытрясти как следует не сумели...

komo78: GeorgG-L пишет: Самого капитала и не хватало. Немцы вон с французской контрибуции поднялись, а мы даже турок вытрясти как следует не сумели... АГА, плохому танцору мешают. например голландия или бельгия , денег на армию и флот в доле от ввп тратили не меньше чем россия, колонии дают ресурсы но у росии природных богатсв не меньше, сибирь, урал, черноземы, донецкий уголь, криворожкая руда, кавказкая нефть. всетаки госрегулирование в те времена явно уступало частной инициативе, пример при примерно равном уровне первой половины 19 века ( кроме англии с ее колониальными и торговыми бонусами) как развилась росия, испания, турция и как cif? бенилюкс,германия, франция.

GeorgG-L: komo78 пишет: например голландия или бельгия А когда они прошли стадию первоначального накопления капитала? Россия все-таки страна доганяющей модернизации...

komo78: GeorgG-L пишет: А когда они прошли стадию первоначального накопления капитала? Россия все-таки страна доганяющей модернизации... А что у русских крупных купеческих домов и аристократических фамилий начального капитала было меньше. ни за что не поверю.

von Echenbach: По перестройкам: Получается почти новый корабль - дороговато ли? Башня в носу с повышением борта и соответственно барбета - дифферент на нос, погружение брони на уровень ВЛ? Орудия в башне 9дм? или 1 11дм. На Петре Великом - котлы разрешили ставить, а орудия менять нет, чиновники с радостью отдадут с уклонением от ответственности . На ПВ 12" были в 20 калибров (?)

yuu2: von Echenbach пишет: Получается почти новый корабль - дороговато ли? Я практически каждый апгрейд на новые котлы/машины подвёрстываю под реальные работы по замене выработавших ресурс котлов. Пока что герой "на низком старте". Части про апгрейды кораблей - это просто заготовки на будущее. Когда герой дойдёт до стадии ведения собственного бизнеса - тогда каждый год буду стараться завершать финансовым итогом деятельности героя по отношению к фирме и по отношению в казне. ИМХО (по нынешним моим прикидкам) потравы казне не будет: затраты реального ремонта + экономическая эффективность новых двигателей = деньги на апгрейд.

yuu2: Кусок про башенные фрегаты: Глава ккк. «Уже фрегаты или ещё фрегаты?» После удачных экспериментов с «Князем Пожарским» пришла очередь переоснащения других его современников. Катастрофа «Кэптэна» была всем памятна, поэтому Морское ведомство согласилось на постановку новых машин и котлов системы Плотникова на низкобортные башенные фрегаты только при условии существенного улучшения их мореходности. Даже увеличение скорости и автономности кораблей заказчика привлекало меньше, чем возможность увеличения высоты надводного борта. Не мудрено – верхняя палуба башенных фрегатов по конструкции была всего в 1,5-1,6 метра от ватерлинии, а с учётом перегрузки – и того меньше. Рисунок: Трёхбашенные «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Грейг» до переоснащения» Рисунок: Двухбашенные «Адмирал Спиридов» и «Адмирал Чичагов» до переоснащения» Такие корабли даже в пределах Финского залива не при всякой погоде чувствуют себя уютно, тогда как по первоначальным «хотелкам» проектировщиков должны были иметь район действия, включающий Северное море. Надстройки сложной формы – чтобы обеспечивать углы наводки башен – давали весьма условную обитаемость, вклада в мореходность и вовсе не давали. О каком-либо крейсерском применении именуемых фрегатами кораблей и речи быть не могло. Дополнительную головную боль доставляла по-мониторному плотная внутренняя компоновка – сложно что-то изменить, не затеяв полной перекройки кораблей. Рисунок: Устройство трёхбашенных фрегатов типа «Адмирал Лазарев» Увеличить мореходность без прироста водоизмещения можно было только ценой отказа от башен. Для полного счастья ещё обнаружилось и вспучивание топочных листов в котлах от изъянов конструкции, долгой службы и высоких температур. Поэтому в январе 1881 года было принято решение совместить замену котлов с постановкой машин Плотникова и увеличением надводного борта. Весна и лето ушли на согласование проекта переделки. В итоге первые фрегаты – двухбашенные «Спиридов» и «Чичагов» – ошвартовались у стенки завода только в последнюю неделю августа. «Лазарев» и «Грейг» прибыли в сентябре. Мощности завода не позволяли одновременно работать более чем с двумя кораблями, но предложение привести вторую пару в марте-апреле моряками было отвергнуто. Официально – они хотели наибыстрейшего введения в строй кораблей, но было подозрение, что кто-то в кронштадтском порту ради копеечной экономии просто «спихнул» на завод зимнее хранение и содержание кораблей. При рассмотрении проекта перестройки двухбашенных фрегатов моряки признали, что из-за надстроек шлюпок и такелажа их носовые башни дают углы стрельбы не больше 35-40 градусов на борт. При превосходстве в скорости над противником это можно было бы признать пристойным, но превосходства не было даже в момент закладки кораблей. Поэтому источник веса для увеличения борта был определён без споров. Споры вызвало желание сохранить вооружение из двух одиннадцатидюймовок образца 1867 года. Офицеры помоложе предпочли бы видеть корабли с современными орудиями образца 1877 года: пусть калибром меньше, но чтобы много. Но их старшие коллеги, наделённые правом решающего голоса при утверждении проекта, постановили: оставить вооружение тем же – денег на новые орудия не тратить («Да и вообще – пушкам всего по пять лет»). *** Ко всему прочему ремонт было решено совместить с переделкой каналов орудий 11”/20 по образцу систем 1877 года. Но беспокоился Сергей Никифорович Плотников по большому счёту зря – хоть он и ответственный за окончательный результат переделки, но Обуховский завод «на пробу» для переделки забрал всего одно орудие из 10. Остальные орудия вместе с боекомплектом на время ремонта были сданы в порт на хранение. Орудийные станки остались в башнях и стали предметом пристального изучения Плотникова. Когда моряки объяснили заводчанам, что передние цилиндры на станках Пестича нужны для убирания орудий батарейных кораблей внутрь во время шторма, то получили вопрос: «А зачем они в башнях?» Выяснилось, что особой нужды в них нет – амбразуры башен по площади многократно меньше, чем «ворота» бортовых пушечных портов батарейных кораблей. После детальных обмеров станков и башен Плотников направил предложение о постановке в башню двух орудий вместо одного и непременно на станках без передних цилиндров. Пока на «Спиридове» и «Чичагове» демонтировали башни, надстройки и мачты, пока закупалось и завозилось дополнительное железо для корпусных конструкций, пока в цехах изготавливали котлы и машины, автор идеи довооружения башен вынужден был бегать по инстанциям, доказывая техническую возможность. Скептики пытались доказать обратное. Когда спор готов был выплеснуться на уровень генерал-адмирала, созрело предложение: направить на завод Плотникова два орудия с расчётами и по 10 снарядов и зарядов. Оформили дополнительный договор (по сути – пари) по которому в случае неудачи с двухорудийной башней завод оплачивает казне израсходованные материалы и боеприпасы, а при успехе казна доплачивает заводу по 1000 рублей за каждый из четырёх кораблей. К тому моменту все четыре башни уже были демонтированы и хранились на берегу. Поэтому макетирование размещения станков выполнялось непосредственно на одной из них. Рисунок: Исходное орудие 11” на станке Пестича и перепланировка башни: синие – характерные размеры, зелёные – габариты доработанных станков, красная – полка для заряжающих Станки без передних цилиндров и с доработанными задними демпферами в башне вполне размещались. Хотя и пришлось демонтировать рукоятки наводки, обращённые к центру башни – там просто не было места для наводчиков. Разместить людей оказалось куда сложнее – при откате орудия наводчикам оставалось по ~60 сантиметров между рукоятками наводки и боковой стенкой башни. Мало, но при определённой сноровке достаточно. Командир башни как висел под крышей в своём колпаке, так там и остался. А вот для заряжающих места не было. То есть были те же самые 60 сантиметров у задней стенки башни. Но в одноорудийной башне это считалось местом исключительно для любителей острых ощущений – не каждый выдержит, когда прямо на тебя несётся более чем тридцатитонная махина орудия. В двухорудийном исполнении появилась возможность сделать возле задней стенки башни над демпферами полку шириной до полутора метров для размещения на ней заряжающих в момент выстрела – чтобы часть станка при откате вкатывалась под полку. При наличии «лишней» башни со смонтированными станками обучить расчёты орудий перед выстрелом занимать безопасные положения удалось довольно легко. Трудности, как всегда, возникли в самом неожиданном месте. Оказалось, что весь центр башни занят станками, боковые стенки – «убежищами» для наводчиков, задняя стенка – площадкой для заряжающих. Подавать снаряды и заряды из подбашенного отделения было невозможно – для этих целей оставались ~60 сантиметров возле передней стенки башни, но там-то как раз не было ни орудийных затворов, ни заряжающих. Пришлось вспомнить ранние опыты с системами блоков. Чтобы откат станка натягивал трос. Чтобы тот вытягивал пенал со снарядом (225-250 кг – не семечки) и зарядом под крышу башни. Чтобы специальные выступы на корпусе пенала без промаха попадали на наклонную «железную дорогу». Чтобы после этого пенал по мере наката орудия и ослабления троса под собственным весом скользил по «железной дороге» к затвору. Всё это пришлось макетировать – благо свободных башен было много. Сначала на совсем пустой башне и в дереве – чтобы определить габариты узлов и направления нагрузок. Потом снова в дереве, но уже на башне с двумя пустыми станками – чтобы совместить с откатом-накатом орудия. Потом дополнительно пришлось выискивать место для лебёдки – чтобы вручную поднимать снаряды (для первого выстрела или в случае поломки «автомата»). А потом и ещё одну снарядную лебёдку – теперь уже в подбашенном отделении. *** К февралю – когда экспериментальная двухорудийная башня с механизированной подачей была готова к испытаниям – работы по корпусу, котлам и машинам на «Спиридове» были полностью завершены. Оставались не до конца смонтированными мачты и ходовая рубка (работы по шлюпбалкам, такелажу и отделке помещений по традиции были отданы кронштадтскому пароходному заводу). Рисунок: Вид «Адмирала Спиридова» после реконструкции В конце февраля – когда башня и вся её начинка были собраны на корабле, а выделенные для экспериментов снаряды привезены – территорию завода огласили первые залпы. Так как испытывались не сами орудия, а башня, особо точной стрельбы по какой-либо мишени никто не затевал – просто стреляли в сторону «от завода» – в неподвижное с ноября ледовое поле. Отчёт об успешности двухорудийной башни с механизированной подачей был направлен по морским, артиллерийским и крепостным инстанциям с задержкой. Первой же отправилась «Заявка на привилегию» , описывающая систему подачи снарядов для башен (как испытанную, так и её варианты). Документы вызвали определённый резонанс. С одной стороны, встал вопрос об использовании системы механизации подачи во всех башнях – и флотских, и крепостных . С другой стороны, моряки были озадачены: всё прежнее вооружение фрегата оказалось размещено в одной-единственной башне, зато в носовых секторах вооружения вообще не было. Ставить на палубе бака дополнительные крупнокалиберные орудия безо всякой защиты никто не решился – боялись перегрузки, ухудшения остойчивости, да и просто лишних орудий не было. Поэтому решили дополнить «Спиридова» и «Чичагова» вооружением для крейсерства – по 4 сорокадвухлинейных орудия образца 1877 года – не тратить же на контрабандистов дорогущие одиннадцатидюймовые снаряды. 42линейного добра хватало и в крепости, и в армии, и на флоте, поэтому задержек в их монтаже не было. «Унаследованные» от прежней жизни мачты с минимумом такелажа позволили разместить орудия с максимально доступным простором – 2 перед ходовой рубкой и 2 позади. Попытка предоставить всем 107мм орудиям возможность стрельбы на противоположный борт наткнулась на «сопротивление» со стороны размещаемых на палубе шлюпок. Шлюпки победили – в бортовом залпе участвовали только два 42линейных орудия. Зато при убранных парусах носовые могли стрелять строго по носу, а кормовые – строго по корме (поверх башни). Из-за того, что работы на «Спиридове» были завершены задолго до ледохода, о каких-либо ходовых испытаниях и сдаче корабля в казну речи вестись не могло. В качестве пробы машин по выдолбленному во льду каналу «Спиридов» продёрнул ещё неподвижного «Чичагова» вдоль заводского причала, освобождая место под кранами для «Лазарева». *** Вопрос о том, какую из трёх башен «Адмирала Лазарева» сохранить, по большому счёту и не обсуждался – башни были разнесены по корпусу на большее расстояние, чем на «Спиридове», поэтому сохранение только носовой или только кормовой приводило к неприятному дифференту. Устранимому подвижкой грузов на корабле, но всё равно неприятному. К тому же у моряков возникла идея спрятать башню от волн и посторонних глаз откидным фальшбортом – и мореходность повысить, и противника лишний раз нарисованными орудийными портами в заблуждение ввести. В принципе, идею откидного фальшборта уже один раз пытались применить – причём на этих же самых башенных фрегатах. Но предыдущую попытку испортили надстройки сложной геометрии, из-за которых корабль всё равно черпал воду бортами. Усугубляла ситуацию полная невозможность закрыть фальшбортом кормовую башню. Сейчас же – при создании за счёт концевых башен полноценных бака и юта – задача постановки откидных фальшбортов длиной 18 метров в районе средней башни не выглядела несуразной. Рисунок: Планировка «Адмирала Лазарева» после реконструкции Заказчик приказывает – завод делает. И только когда работы зашли уже слишком далеко – в корпусе были смонтированы 4 котла и V-образная машина системы Плотникова – кто-то спохватился, мол не хорошо размещать крюйт-камеру башни между «горячими» машинным и котельным отделениями. Хотя по опыту того же «Пожарского» в котельных температура никогда не была чрезвычайной, да и машина была лучше теплоизолирована, чем на «Минине» , проект реконструкции «Адмирала Грейга» решили переработать, не дожидаясь результатов испытаний «Лазарева». *** По первоначальному проекту трёхбашенный «Лазарев» нёс меньшее количество бортовой брони по сравнению с двухбашенным «Спиридовым», что позволило после реконструкции свободно разместить на нём 6 107мм орудий 1877 года – по три на баке и юте. Попытка поставить в оконечностях более мощные орудия вновь наткнулась на дефицит стволов . Это также повлияло на проектные решения по «Грейгу» – флот захотел в полной мере использовать оставшиеся после разоружения фрегатов четыре одиннадцатидюймовых орудия (три собственно с «Грейга» и одно с «Лазарева»). Варианты с возвышенным размещением одной из башен над другой как-то сами собой отпали – они требовали значительной массы для бронирования основания башни, как результат – не позволяли улучшить мореходность, да ещё и остойчивость снижали. Вариант радикального переустройства – со смещением котлов к машинному отделению, а средней башни к носовой – хотя и имел определённые преимущества в части повышения живучести котлов (размещаемых в двух смежных отсеках), но был сомнителен в отношении создания дифферента на нос и сохранения остойчивости. Постепенно остался один вариант – с гладкопалубными оконечностями, двумя концевыми башнями и надстройкой между ними. Каких-то особых выгод для мореходности он не давал (максимум – поднимал воздухозаборники и машинные люки на 2,3 метра), «прибыток» обитаемости от надстройки также был ниже, чем на остальных трёх фрегатах. Просто это был единственный вариант компоновки, позволяющий разместить четыре орудия 11”. Пока прорабатывались варианты, от достроечной стенки завода успел отойти «Чичагов», освобождая место для работ по демонтажу «внутренностей» «Грейга». Начинался апрель 1882 года. Для «Спиридова» и «Чичагова» пришла пора ходовых испытаний и приёмки в казну. *** В ночь с 8 на 9 апреля корабли перешли в Кронштадт. Днём приняли боекомплект и полный запас угля – 300 тонн. 10 апреля для компенсации веса сожжённого при переходе угля, веса ещё не полностью смонтированных мачт и положенного (но к тому моменту ещё не отпущенного портом) запаса провизии и других расходных материалов погрузили во внутренние помещения 20 тонн угля в мешках. 11 апреля корабли вышли на официальные ходовые испытания. В отличие от перехода в Кронштадт, заводские машинные команды только смотрели за правильностью работы флотских специалистов. Корабли выполняли одинаковую программу испытаний – сначала (пока ещё весь уголь на борту) три пробега на максимальную скорость, затем – пятичасовой пробег на 10 узлах для определения экономичности. Корабли имели несколько большее водоизмещение, чем в начале карьеры – прежнее перевооружение с орудий 9”/20 на 11”/20 привело к росту перегрузки, который не смогло компенсировать снятие бронированной боевой рубки. Снятие одной башни при сохранении главного калибра позволило скомпенсировать вес вновь установленного бака, но с учётом дополнительных орудий 107мм и более тяжёлой паровой машины корабли всё-таки потяжелели. «Адмирал Спиридов» «Адмирал Чичагов» На приёмных испытаниях На испытаниях после реконструкции На приёмных испытаниях На испытаниях после реконструкции Водоизмещение, т 3700 3750 3693 3740 Давление пара при испытаниях, атм. 1,7 9 1,7 9 Мощность машины, и.л.с. 2007 4509 2060 4502 Скорость, узлы 9,1 12,1 9,5 12,7 Дальность плавания, мили/узлы 1500/9 2880/10 1500/9 3250/10 Вооружение 2*2*9” 2*11” + 4*107мм 2*2*9” 2*11” + 4*107мм Из-за того, что котлы и машины ставились полностью идентичными, разницу в скорости и дальности двух кораблей можно было приписать только качеству обводов. Полученная дальность плавания наконец-то позволила использовать корабли для крейсерских операций в Северном море. Теперь фрегаты на 10узловом ходу могли совершить переход Кронштадт-Портленд-Кронштадт без дополнительных загрузок угля и без использования парусов. При приёме же в Либаве в перегрузку сверх нормы 50 тонн угля и использовании парусов корабли без дополнительного снабжения могли оперировать в Северном море 5-10 дней. *** «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Грейг» в начале карьеры были ещё сильнее подвержены перегрузке, даже не смотря на то, что для целей постановки третьей башни им значительно уменьшили бортовую броню и сократили запас угля с 300 тонн до 260. Перевооружение на орудия 11” ситуацию с перегрузкой не облегчило. Вся надежда была только на демонтаж лишних башен при реконструкции. «Лазарев» проходил испытания с полной нагрузкой 27 июля 1882 года. «Грейг» – 18 сентября. Как и в случае с предыдущей парой башенных фрегатов (классификацию никто менять не задумался), значительного отклонения водоизмещения от начального добиться не удалось. И точно так же, как и в первой паре, при практически равной мощности корабли показали существенно отличные характеристики дальности и автономности. «Адмирал Лазарев» «Адмирал Грейг» На приёмных испытаниях На испытаниях после реконструкции На приёмных испытаниях На испытаниях после реконструкции Водоизмещение, т 3800 3796 3841 3837 Давление пара при испытаниях, атм. 1,7 9 1,7 9 Мощность машины, и.л.с. 2004 4501 2031 4497 Скорость, узлы 10,4 13,5 9,5 12,6 Дальность плавания, мили/узлы 1200/9 2700/10 1200/9 2500/10 Вооружение 3*2*9” 2*11” + 6*107мм 3*2*9” 2*2*11” Причём благодаря откидному фальшборту и большим помещениям бака и юта «Лазарев» мог в перегруз принимать дополнительно до 100 тонн угля, что доводило его автономность до 15 суток (~3600 миль на 10 узлах). А при использовании парусной оснастки – до 17-18 суток. «Грейг» же остался низкобортным – о приёме топлива в перегруз речи не могло быть. К тому же ради облегчения оконечностей, нагруженных парой дополнительных 11”ок, пришлось число мачт сократить до одной. Всё ещё числясь фрегатом, корабль стал маленьким башенным броненосцем. Рисунок: Вид «Адмирала Грейга» после реконструкции *** Сразу после испытаний с «Адмирала Грейга» сняли всё вооружение и вместе с (вооружённым) «Лазаревым» направили в Средиземное море. Суть подобных манипуляций заводским механикам, сопровождавшим корабли в первом по-настоящему дальнем походе, была далеко не очевидна – во Франции говорилось, что цель похода – Италия, в Италии – что Греция. В конечном итоге после получения какой-то секретной телеграммы из столицы корабли расстались 1 ноября у входа в Дарданеллы. Трое суток спустя (автономность позволяла) «Лазарев» на выходе из пролива встретил … безоружный черноморский круглый броненосец «Новгород». Оказывается, по договорённости с султаном была произведена рокировка – Турция впустила русский броненосный фрегат в обмен на вывод с Чёрного моря броненосца, наводившего на османский флот страх своей неуязвимостью. Формально, от такой сделки турки выигрывали – на «Грейге» при прохождении проливов всё ещё стояли старые башни, позволяющие разместить только 2 орудия 11”/20 – ровно столько же и тех же, что и на «Новгороде», зато толщина брони фрегата была в три раза меньше. Но и у русских для такой рокировки были свои резоны. После достройки броненосцев типа «Екатерина II» роль круглых броненосцев-поповок на Чёрном море становилась ничтожной. С другой стороны, там не хватало лёгких крейсерских сил – единственный крейсер «Память Меркурия» не мог быть везде и всюду одновременно. Но ещё большим дефицитом были корабли для действия на мелководье – у побережья, в лиманах, в устье Дуная, в Проливах . Так что в случае войны довооружённый до четырёх орудий 11”/20 «Адмирал Грейг» мог стать неприятным сюрпризом для турок, англичан или австрийцев. Обратный рейс «Лазарева» был сплошным мучением. Мало того, что даже в хорошую погоду поповки плохо держались курса. Мало того, что в ноябре о хорошей погоде сложно мечтать даже в Средиземном море. В результате корабли вынуждены были идти на запад, придерживаясь африканского побережья , и при любом намёке на непогоду искать убежища у берега. Но всего этого мало – всюду, где появлялся «Новгород», их встречали газетные карикатуры на «пьяного круглого толстяка». Обидно … Карикатуры прекратились, только когда на корабль была пущена экскурсия газетчиков, которым объяснили, что по толщине брони с этим кораблём могут соревноваться разве что «Дуилио», «Дандоло» и «Инфлексибл». С учётом огибания побережья (особенно – в Бискайском заливе), штормов и необходимости частых бункеровок «Новгорода» караван достиг Кронштадта только в июне 1883 года. Кто-то даже высказался, мол проще было бы утопить, чем пополнять балтийский флот совершенно бесполезным кораблём. Так или иначе, но этот поход оказался единственным примечательным событием в последующей боевой вахте башенных фрегатов – войн на их судьбу не выпадало. Корабли были выведены из боевого состава флота в 1906-07 годах и в дальнейшем использовались как блокшивы и баржи.

von Echenbach: Попробую нарисовать возможные "перестроенные корабли", но не оч. скоро.

von Echenbach: Если идёт некоторая альтернатива - то Бы и желательно альт. "улучшение" истории

yuu2: von Echenbach пишет: Бы и желательно альт. "улучшение" истории Спасение "Русалки" со всем экипажем для Вас не улучшение? Просто построенные в 60е-70е годы корабли не успеют набрать значительного улучшения характеристик. А вот изначально создаваемые под новые энергоустановки - те да - те буду перекраивать на корню как в части конструкции/вооружения, так и в части эксплуатационной судьбы. Из общеизвестно сейчас в перекройке судьбы "Гангута" и "Витязя". Плюс уже анонсировал отказ от клиперсокй части заказов в Штатах 1878 года.

von Echenbach: yuu2 пишет: не улучшение? Значительное.

von Echenbach: В таком случае Иениш до какого чина мог дослужиться, как повлиять на развитие артиллерии и ход РЯВ?

Krom Kruah: yuu2 пишет: А вот изначально создаваемые под новые энергоустановки - те да - те буду перекраивать на корню как в части конструкции/вооружения, так и в части эксплуатационной судьбы. Вы только дайте КМУ с улучшенной (примерно на уровне треуг. котлов и поздных 4-цилиндровых ПМ тройного расширения - типа соотношением веса производительности и занимаемых объемое на уровне примерно БРКР "Блюхер" - в конце концов нельзя быть экстремистами ) и я Вам такое сконструянчу, что ...

Krom Kruah: von Echenbach пишет: как повлиять на развитие артиллерии и ход РЯВ? На артиллерии - ск. всего никак, а вот на вооружении и защитой кораблей, как и на скорости - ого-го! При тех-же установок даже. Ну, конечно можно (вопрос авторского произвола ) не делать 8"/45 и 10"/45, а вместо них - 9"45 (или даже 9"/50), как и 120/50 и 6"/50 (а-ля армстронговских) ... А вот 12" изначально попробовали сделать 45-кал., но ... не вышло и ограничились 40-кал. (очень даже неплохих). Ну и по возможности с тяж. снарядов (ибо диктуем дистанцию, т.к. вследствии КМУ обладаем преимуществе по скорости).

Warrior Frog: von Echenbach пишет: В таком случае Иениш до какого чина мог дослужиться, как повлиять на развитие артиллерии и ход РЯВ? Ну, как мниммум, до контра, начальника УАО БФ. вместо "печальной памяти" Зиновия году эдак в 98-02. Отсюда вопрос, "а что мы собственноговоря занем о его собственных, "таранах в голове".? "тараканы СОМ и ЗПР нам известны. "таракан СОМ, о "идеальногй боевой машине" в виде 4-6 кТ бронепалубной Эсмеральды" разбился о РЯВ.

GeorgG-L: Warrior Frog пишет: Отсюда вопрос, "а что мы собственноговоря занем о его собственных, "таранах в голове".? Иениш 2-й Виктор Христианович (19.3.1852 - 7.9.1893) Оканчивает МКК в 1871 году. В плаванье на борту фрегата «Светлана» (1873). В 1878 году окончил Михаиловскую артиллерийскую академию, в Артиллерийский офицерский класс в 1882 году. В составе экипажа корвета «Витязь» в 1886 - 1887 годах. Капитан 2 - го ранга (24.4.1888). Старший офицер мореходной канонерской лодки «Бобр» (1887 - 1888) и плавучей батареи «Кремль» (1890 - 1891). В 1893 год - заведующий артиллерийским офицерским классом и обучением офицеров и гальванеров в Учебно - артиллерийской команды Балтийского флота. В контакте со С. О. Макаровым работал над вопросами боевого использования корабельной артиллерии. Ряд научных трудов по данному вопросу, очерки военно - морской игры, обзоры развития техники и тактики корабельной артиллерии в мире, тактические таблицы и др. (Отражение минных атак, 1891, Администрация морской артиллерии в объеме Артиллерийского офицерского класса, 1893, Командование артиллериею на судах и Правила действия приборами для управления артиллерийским огнем, 1896). Командуя броненосной двухбашенной лодкой «Русалка» (1892 - 1893) погиб во время шторма в Финском заливе с кораблем и всем экипажем

Warrior Frog: GeorgG-L пишет: Командование артиллериею на судах и Правила действия приборами для управления артиллерийским огнем, 1896). Ето как так?? Он же утонул за 3 года до выпуска книги?? Или, посмертное издание?? А то что он бы близок к СОМ, не говорит ниочем. Как известно, СОМ был фанатом "идеальных боевых машин" в 3 - 4кТ.

yuu2: Krom Kruah пишет: Вы только дайте КМУ Пренеперменно дам. Но чуть позже. Пока герой только втягивается в процесс общения с флотом. Ну, конечно можно (вопрос авторского произвола ) не делать 8"/45 и 10"/45, а вместо них - 9"4 Сюжет уже давно зарезервирован. В порядке предистории: "Донской" с "Мономахом" будут иметь по 4*9", "Нахимов" - 4*2*9"/35. Соответственно, когда встанет вопрос о "скорострельном" ГК для новых крейсеров - появится "партия" сторонников 9"ок, которая схлестнётся с любителями 10"ок и 8"ок.

komo78: А если кму будет легче на сотни тонн, а орудия 9" тяжелей, то что будет с метацентрической высотой, если броненосцам это не так страшно благодоря ширине, то с крейсерами будут проблемы. как бы не кувыркнулись при опустении угольных ям во время шторма.

yuu2: 2 Krom Kruah: ой, похоже пахать-не-перепахать! По более уточнённым раскладкам есть шанс скомпоновать котлы с высотой до 2-2,5 метров. Весовая отдача, безусловно, будет меньше. чем у бОльших агрегатов. Зато придётся дополнительно сочинять минные крейсера.

yuu2: Кстати: а как в 1870-80е годы в России и в мире с производством асбеста?

von Echenbach: При успешном перевооружении башен на 2 11" орудия все в Адмиралтействе и во Флоте пожелают иметь "маленькие башенные броненосцы" с 4 и 6 11". И пренебрегая прчими "выгодами". Увеличение калибров и/или усовершенствование 107мм - ? Ещё тема - строительство яхт для императора, но это уже упоминал.

yuu2: von Echenbach пишет: При успешном перевооружении башен на 2 11" орудия все в Адмиралтействе и во Флоте пожелают иметь "маленькие башенные броненосцы" с 4 и 6 11" Не уверен. Во-первых, это системы 67года, а в системе 1877 уже есть флотское орудие 12". Во-вторых, мы не немцы - нам воевать в случае чего не с датчанами, а с англами. А у них и с бронёй и с калибром всё и без нас крупнее. Нет никакого резона самооголяться. Ещё тема - строительство яхт для императора, но это уже упоминал Пренепременно будет. Как только найду раздельные стоимости строительства и отделки реальных императорских яхт. А на счёт "маленьких башенных броненосцев" - будут. В первом поколении - "Гангут" и "12 апостолов", во втором - "Ростислав" и "эрзацУшаков".

yuu2: yuu2 пишет: Зато придётся дополнительно сочинять минные крейсера Жуть! По самым первым прикидкам "Сакена" (точнее - его заместителя) можно до 23-25 узлов разогнать. Это ж ещё 2-3 главы сочинять ... леееень

Олег 123: yuu2 пишет: Всё! Принял волевое решение: в "Котельной альтернативе" заказ на "Корнилова" переоформить в 3000тонный "эльзвик". А "Память Азова" сделать вторым "Нахимовым". С 4*2*9"/35, естественно Лошадки это конечно хорошо, но если припомнить ваши варианты Нахимовы в корпусе Рюриков, то стоит и вспомнить показательный пример России - при перегрузе всего в 400 тонн главный бронепояс России оказывался под водой, особенно в корме (в носу же 0). И при отсутсвии второго пояса получаем громадный безбронный крейсер. Да "колотушки" мощные, но где защита?



полная версия страницы