Форум » I-ая эскадра Тихого океана » Миноносец «Решительный» - подвиг или бегство? » Ответить

Миноносец «Решительный» - подвиг или бегство?

Tsusima: Господа! Хочется услышать Ваше мнение по-поводу знаменитого боя миноносца «Стерегущий». Точнее по поводу одного момента: факт прорыва «Решительного» в Порт-Артур. То что «Решительный» оставил на растерзание «Стерегущий» - это подвиг или бегство с поля брани, это здравый смысл или трусость? С тактической точки зрения, может быть, это можно оправдать (С.О. Макаров), но, возможно, было отстоять ОБА корабля. Затянул бы «Решительный» бой - успели бы «Новик» и др. крейсера к месту боя. Прошу высказываться

Ответов - 101, стр: 1 2 3 All

Tsusima: Информация к размышлению С.О. Макаровцитата«Повернуть ему на выручку — значило погубить вместо одного миноносца два... В этих условиях выручить «Стерегущий» было невозможно»

kimsky: Для Tsusima: На сколько он должен был затянуть бой, чтобы успели подойти крейсера? Сомнительно как-то...

Нико Лаич: Всем привет! Георгий, ну и вопрос Вы задали. С одной стороны: «Сам погибай, а товарища выручай», а с другой стороны: «Повернуть ему на выручку — значило погубить вместо одного миноносца два». Честно говоря, затрудняюсь ответить. С уважением, Нико Лаич.

Юрий: Tsusima пишет: цитата«Стерегущий» - это подвиг или бегство с поля брани, это здравый смысл или трусость? Шо за хфилософские категории такие? Ну хорошо между «бегством с поля брани» и «трусостью» можно поставить знак тождества(хотя наверное с натяжкой), но вот между «подвигом» и «здравым смыслом» звЫнятйтэ. Почему в каждом действии надо искать либо подвиг, либо трусость? Решение командира «Решительного», ИМХО, адекватно ситуации не больше, не меньше - в нем нет ни подвига, ни трусости.

Tsusima: Всем доброго дня! Человеку свойственно яркие моменты войны переносить в эмоциональную, моральную, философскую плоскость. Вот я эту тему и затеял: в 1904 году в прессе (притом и не только в отечественной) появились спорные суждения о действиях «Решительного»: с одной стороны - оставил «в беде» корабль, с другой - избежал безрассудства. Так вот, хотелось бы услышать здравое зерно - было ли положение «Стерегущего» безнадёжным? Может быть, вопрос о том, чтобы остаться и помочь вообще некорректен? Может быть, дело было проиграно в первые минуты боя? Лично я подвиг (или наоборот) в действиях «Решительного» не ищу. Было резонансное событие, за которое, кстати, командир «Решительного» получил крест. И ещё вопрос: почему молчала береговая артиллерия? Досягаемость была... кажецца.

Tulegen: Здравствуйте, господин Tsusima ! Вы пишите : То что «Решительный» оставил на растерзание «Стерегущий» - это подвиг или бегство с поля брани,… Так как действия «Решительного» ни с какого ракурса на подвиг не тянут, то следовательно – это откровенное бегство с поля брани ! Tsusima : …это здравый смысл или трусость? Поскольку «здравый смысл» начисто отсутствует (об этом чуть ниже), то тогда несомненно – трусость ! Tsusima : С тактической точки зрения, может быть, это можно оправдать (С.О. Макаров),……… Tsusima : Информация к размышлению С.О. Макаров «Повернуть ему на выручку — значило погубить вместо одного миноносца два... В этих условиях выручить «Стерегущий» было невозможно» К мнению Макарова, я бы рекомендовал относиться с большой осторожностью. Ибо Макаров может писать в своих книгах одно (например, если противник превосходит вас, то все равно атакуйте его), и он же допускает ОДОБРЯТЬ прямо противоположное (не просто отказ «Решительного» сражаться совместно со «Стерегущим» с 4 японскими миноносцами, но и бегство первого с поля боя). Кроме того, уважаемый Tsusima, Вы приводя «оправдание» Макарова как то забываете, что результатом БЕГСТВА «Решительного» стало не только СОХРАНЕНИЕ (между прочим для японцев :)) этого миноносца но и ЕДВА НЕ СТАВШЕЕ ФАКТОМ взятие японцами «Стерегущего» в КАЧЕСТВЕ ТРОФЕЯ !!! Так перебив почти всю команду на «Стерегущем», японцы взяли его на буксир ! И в течении 20 минут тянули его к своей базе. На несчастье японцев канат вскоре оборвался. И пока они вазюкались с металлическим тросом, стали приближаться русские крейсера. За неимением времени, японцы пустили на дно «Стерегущий» и отошли от русских крейсеров. То есть, конечно Макаров прав, когда пишет - «Повернуть ему на выручку — значило погубить вместо одного миноносца два...». Вот только он «забывает» упомянуть, что «Стерегущий», не оборвись некстати буксирный канат, мог бы стать миноносцем Флота Микадо ! Итак, 2 русских миноносца встречают в море 4 японских. Конечно, это неприятно – столкнуться с 2 раза превосходящим противником ! Какие действия МОГУТ предпринять русские ? По большому счету ТОЛЬКО принять неравный бой ! Ибо бегство как таковое невозможно и бессмысленно ! То есть, японские миноносцы, как суда такого же класса имеют примерно ту же скорость. Следовательно, оторваться БЕЗ БОЯ от них невозможно. А теперь представим, что русские никуда не «прорываются» а принимают неравный бой. Можно ли заранее утверждать, что погибни 2 русских миноносца, они не потащили бы за собой на дно 1-2 миноносца японских ? Конечно нет ! Заранее ничего предсказать нельзя, ибо всякий морской бой – это в какой то мере рулетка с малопредсказуемым исходом. Ну хорошо, русские пошли на бессмысленный «отрыв», по ходу перестреливаясь с японцами. 2 против четырех ! Тяжело, но можно сражаться и даже действительно наносили повреждения японцам. А дальше «Стерегущий» потерял ход. Вы правильно пишите, что «Решительный» оставив «Стерегущий» НА РАСТЕРЗАНИЕ японцам, смог БЛАГОДАРЯ ЭТОМУ уйти от погони. Но КАК повернулась ситуация для «Стерегущего» ? Он оказался 1 против 4. При ТАКОМ СООТНОШЕНИИ японцы смогли перебить огнем всю команду «Стерегущего» и едва не взяли его в качестве приза. Итак, подобьем бабки. Ситуация № 1 – действительная («Решительный» удрал). Что имеем ? 1) Русские ПРОИГРАЛИ бой, потеряв миноносец. 2) Японцы ЕДВА не взяли «Стерегущий» в качестве трофея ! 3) «Решительный» убег с поля боя, что равносильно МОРАЛЬНОМУ ПОРАЖЕНИЮ русских. Что имело свои психологические последствия как для русской так и для японской сторон. 4) «Решительный» не просто убежал с поля боя но и бросил систершип на немилость судьбы. ТАКОЙ поступок сам по себе отвратителен в глазах всех народов. Эта «целесообразность» (купить себе жизнь за счет товарища) не могла не иметь плохое впечатление для всего Русского Флота и не добавила уважение русским морякам в глазах японских коллег. 5) Малодушные действия «Решительного», вместо сурового разбора получившие одобрямс от самого Макарова ! КАК всегда и бывает таких случаях, этим ДАЛИ ПРИМЕР для ПОДРАЖАНИЯ другим экипажам (ЧТО НЕМИНУЕМО И СЛУЧИЛОСЬ !!! ). Ситуация № 2 – вариантная («Решительный» не убегает). Здесь могло быть следующее. Разберу для примера САМЫЙ ХУДШИЙ сценарий. 1) Русские ПРОИГРЫВАЮТ бой, потеряв ДВА миноносца и НЕ ПОТОПИВ ни одного японского. 2) Даже в этом наихудшем случае НИКАКОГО ПОЗОРА нет ! Ибо проиграть бой превосходящим силам не есть нечто невероятное ! Мало того, борьба до конца против превосходящего противника, даже без нанесения ущерба ему – это МОРАЛЬНАЯ ПОБЕДА, это СЛУЧАЙ для ПРОПАГАНДЫ !!! Это МЕНЬШАЯ РЕШИТЕЛЬНОСТЬ противника в будущем ! Это ПРИМЕР для других экипажей ! То есть, уважаемый Tsusima, теперь можно ответить на Ваш вопрос – «это здравый смысл или трусость?» Если бы «Решительный» оставался со «Стерегущим» до конца, то с точки зрения ЗДРАВОГО СМЫСЛА это было бы ЛУЧШИМ РЕШЕНИЕМ, имея в виду не личные а общефлотские интересы. А поскольку, капитан «Решительного» поступил наперекор ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ, значит имело место обыкновенная трусость ! А теперь о том «ПРИМЕРЕ» который вслед за «Решительным» ПОВТОРИЛИ и другие русские экипажи (уже крейсеров). Шура был много раз прав, когда писал на АБАКУСЕ, что НАГРАЖДЕНИЕ Руднева за сомнительный «подвиг» имело свои печальные последствия – если Рудневу МОЖНО, то почему нам НЕЛЬЗЯ ? А так как и капитан «Решительного» получил за свой «подвиг» крест (по Вашим словам), то чувство зависти не могло не заставить других капитанов заслужить награды подобным образом. Я имею в виду последний бой «Рюрика». Его в неподвижном состоянии бросили «Россия» и «Громобой». По словам Иессена, он якобы хотел увлечь тяжелые крейсера Камимуры за собой в надежде так сказать облегчить положение «Рюрика». Я охотно этому поверил бы, если не следующее обстоятельство. Когда Камимура бросив погоню за «Россией» и «Громобоем» вернулся на добитие «Рюрика», то «Россия» и «Громобой» почему-то НЕ РАЗВЕРНУЛИСЬ вслед Камимуре, а ПРОДОЛЖАЛИ на всех парах мчаться к Владивостоку. То есть, имел место быть как и в случае с «Решительным» «здравый смысл» по Макаровски – зачем погибать троим, если можно спастись двум, принеся в жертву третьего ?

Tsusima: Привет, Тулеген! Ваша позиция мне ясна, понятна. Итак-с, попробую кинуть ножку от табуретки. Рассмотрим реальное положение дел. Два наших миноносца несутся на полных парах к своей базе. Идя параллельным курсом, четыре вражьих миноносца лупят в борт «Решительного» и «Стерегущего». Своя база уже видна, видны наши крейсера. В то же время позади на горизонте появляются дымки японского крейсерского отряда. В этот момент «Стерегущий» начинает отставать (повреждены паровые механизмы). С точки зрения «Решительного» ситуация не самая безнадёжная для «Стерегущего»: близость базы и потенциальная помощь от крейсеров. Но в то же время опасные дымки крейсеров сзади не дают покая - по сопатке получить можно враз. Поэтому адекватное решение - выйти из «опасной зоны», ретироваться и, по необходимости, вернуться на помощь. Тут уж точно командир «Решительного» не потеряет свой корабль и, возможно, поможет «Стерегущему». Отбросим полностью моральную сторону и помыслим тактически. Бросаться в бой с лопатой на танк - по меньшей мере недальновидно (помним о яп. крейсерах). В тот момент, когда стало ясно, что «Стерегущий», отстал окончательно возвращаться на «подмогу» было бессмысленно - помогать по сути уже было не кому. Остов корабля не сохранил элементарно артиллерии... хотя что там артиллерия - стрелять некому было. Соответственно «Решительный» встретил бы бой один (1:4 - не самое лучшее сочетание). Безусловно, жажда прорваться и спастись имело место в момент принятия решения, но безрассудство возвращения в бой было очевиднее. Подведём итог. а. Итог при реальном положении дел 1. Потеря миноносца вместо двух 2. Посрамлена моральная сторона б. Итог «если бы повернул...» 1. Точно потеряли бы обоих 2. Было бы больше посмертных крестов Теперь насчёт призования «Стерегущего». Это был всего лишь фарс со стороны японцев - миноносец довести до базы не представлялось возможным. Несколько подводных пробоин при небольшом волнении (а оно было) затопили бы корабль по любому. Ещё момент. «Посрамлена моральная сторона». А так ли она была посрамлена? Приведу, может быть, не самый удачный пример. Когда часть русских кораблей прорывалась сквозь японский флот 28 июля 1904 года - это тоже бегство и трусость? Тот же «Аскольд» не повернул же на помощь ЭБР...

Killer: Tsusima пишет: Два наших миноносца несутся на полных парах к своей базе. Идя параллельным курсом, четыре вражьих миноносца лупят в борт «Решительного» и «Стерегущего». У меня вопрос:были ли на русских миноносцах торпеды? Если были то почему они вообще неслись к своей базе?Торпедная атака при соотношении 2:4 не безнадежна.Если бы русские приняли бой то был бы подвиг,а так они оба струсили.

Tsusima: Да, конечно, торпеды были. На «Стерегущем» торпедный аппараты были повёрнуты на борт, то есть был приготовлены к выстрелу. Торпедная атака подразумевает под собой сложное маневрирование, но у миноносцев была другая цель - оторваться (прорваться)

NMD: Кроме того, имеются сомнения в том что дистанция в любое данное время была доступна для русских торпед.

Alexey: Killer Про возможность торпедной атаки добавлю. Технические характеристики тогдашних торпед были таковы, что рассчитывать на успех можно было только атакуя тихоходные, неподвижные и, лучше, крупные цели - броненосцы, например. С малыми и скоростными - дело хуже. Максимальная скорость торпеды - где-то 27-30 узлов (при ней дальность хода 3-4 каб.). Т.е. примерно сравнима со скоростью идущего полным ходом миноносца. Понятно, что последнему не составит труда увернуться от выпущенной мины. Да и приблизиться на 3 каб. весьма затруднительно, а стрелять с 10 каб. с более тихой скоростью торпеды по малой маневрирующей цели вообще бесполезно. Кроме того, у японского отряда мин в 2 раза больше, т.е. и здесь преимущество не у нас (также надо сравнить ТТХ; японские торпеды, кажется, лучше: калибр больше, дальность хода, скорость?..). Очевидно, что реально применить минное оружие Стерегущий мог только по поврежденному (остановившемуся) противнику и с небольшой, в несколько каб., дистанции. Может так и собирались сделать, дождавшись когда противник приблизится и застопорит ход. С уважением, Алексей

Alexey: Tsusima, здравствуйте. По заданному Вами вопросу думаю следующее: Война, как известно, жестокая вещь. Спошь да рядом командирам приходится решать вопрос - жертвовать частью своих сил, чтобы спасти другую, или чтобы добиться поставленной цели (помните, «Батальоны просят огня»). По большей части, в случае неудачного боя, отступления, непреодолимого превосходства противника, командиры принимали именно такие решения (сколько литературы написано про всякие арръергарды, заслоны, прикрытия и пр.). Цель боя - разгромить противника, навязать ему свою волю. Если ее достичь не удалось задача командира меняется - надо спасти возможно большую часть своих сил от уничтожения, чтобы сохранить способность к продолжению борьбы. («С потерей Москвы не потеряна Россия, потеряем армию - потеряем Россию» - что-то в этом духе.) Решение крайне тяжелое, но в определенных ситуациях боевой обстановки - необходимое и оправданное. На море то же самое. Если есть возможность оказать действенную помощь погибающему кораблю, это надо делать всеми способами. Если ситуация безнадежна - думают о сохранении живых, им еще продолжать сражаться, война не кончилась. В этом проявляется и здравый смысл и гуманизм по отношению к оставшимся. Наши миноносцы столкнулись с количественным и качественным превосходством противника. Бой с вражескими миноносцами не входил в задачу отряда и был бесперспективен с точки зрения соотношения сил и средств. Поэтому решение уходить от противника (в данном случае прорываться в Артур) единственно верное. Один из кораблей получает повреждения, лишается возможности следовать дальше. Что в этой ситуации может сделать оставшийся? Отогнать превосходящего противника и взять на буксир, очевидно, не может - сила не та. В дилеме: гибель или спасение второго корабля, и здравый смысл, и гуманизм диктуют только одно решение. Так поступил командир Решительного (он же начальник отряда), такие действия одобрил командующий флотом. Все правильно! С уважением, Алексей

Борис, Х-Мерлин: а помоему Балакин написал всё! цитата Героический «Стерегущий» Утром 24 февраля в Порт-Артур при-был новый командующий флотом — вице-адмирал С.О.Макаров. Первым делом он решил усилить разведку и на следующий день вызвал к себе коман-диров миноносцев «Решительный» и «Стерегущий» капитана 2 ранга Ф.Э.Бос-се и лейтенанта А.С.Сергеева, поручив им подробный осмотр побережья Квантунского полуострова, а также островов Эллиот и Блонд. Закончив приготовления к походу, оба миноносца вечером 25 февраля вышли в море. Около 21.00 с головного «Решитель-ного» заметили отблески прожектора у входа в Талиенванскую бухту (Даляньвань). Решив атаковать неприятеля, Ф.Э.Боссе приказал увеличить скорость, и сразу из дымовых труб истребителей выр-вались языки пламени. Эти предательские факелы заметили на японских минонос-цах, и лучи неприятельских прожекторов заметались в поисках русских кораблей. Пользуясь темнотой и уменьшив ход до малого, «Решительный» и «Стерегущий» укрылись в тени острова Наньсаньшаньдао. Маневр удался, но до восхода луны дойти до островов Эллиот миноносцы уже никак не успевали. И оба командира ре-шили ограничиться наблюдением за не-приятелем, посчитав, что замеченные ко-рабли — авангард очередной заградитель-ной операции, о чем в штабе флота име-лись агентурные сведения. Примерно до 3.00 русские миноносцы держались в море, но вражеских кораб-лей больше не видели. Пора было воз-вращаться. Но едва скорость достигла 16 узлов, как «Стерегущий» стал отста-вать. Пришлось замедлить ход и «Реши-тельному». А через три часа, когда в предрассветной мгле уже обозначились знакомые очертания Ляотешаня, по кур-су сигнальщики заметили четыре силуэ-та. Это были японские истребители «Усугумо», «Синономе», «Сазанами» и «Акебоно», возвращавшиеся из ночной вы-лазки на порт-артурский рейд. Некоторое время на русских кораблях теплилась надежда, что японцы их не об-наружили. «Решительный» и «Стерегу-щий» резко повернули в море, пытаясь сде-лать петлю и незаметно обойти неприя-тельский отряд. Осуществить этот план не удалось. Японские корабли изменили курс и увеличили ход. Сохраняя еще некоторое преимущество в скорости, «Решительный», а за ним и «Стерегущий» предприняли от-чаянную попытку обойти строй вражеских кораблей с фланга. Но и этот маневр был разгадан: повернув еще на восемь румбов, японские истребители легли на параллель-ный курс и открыли огонь. Если находившийся несколько впере-ди японцев «Решительный» оказался в более выгодном положении (по нему стрелял только головной «Акебоно»), то «Сте-регущий» с первых минут боя был засы-пан градом неприятельских снарядов. Яростно отстреливаясь, русские корабли спешили к Порт-Артуру, однако шансов на спасение оставалось немного. Попав в правый борт «Решительного», японский снаряд разорвался в пустой угольной яме и повредил паропровод. Миноносец оку-тался паром, но, к счастью, хода не поте-рял, и машинной команде, хотя и с трудом, удалось устранить повреждения. В этот момент открыли огонь русские береговые батареи, — правда, сделав три вы-стрела, они неожиданно замолчали. Перспектива вести бой под обстрелом с берега японцев не воодушевляла, по-этому они отказались от преследования «Решительного» и сосредоточили огонь на «Стерегущем». Силы были слишком неравными, тем не менее даже остав-шись один против четырех, он продол-жал бой. Пробив борт «Акебоно», рус-ский снаряд разорвался в командирской каюте в опасной близости к кормовому патронному погребу. Чтобы выяснить характер повреждений, командир япон-ского миноносца на некоторое время вывел свой корабль из боя, но вскоре «Акебоно» вернулся в строй, заняв мес-то между «Синономе» и «Усугумо». Пока на «Стерегущем» работали ма-шины, еще оставалась хоть какая-то на-дежда прорваться в Порт-Артур, но в 6.40 японский снаряд, разорвавшийся в угольной яме, повредил два смежных котла. Миноносец стал быстро терять ход. Вскоре в кочегарку № 2 попал вто-рой снаряд, через пробоину хлынула вода и залила топки. Задраив за собой горловины, кочегары выбрались на вер-хнюю палубу, где стали свидетелями пос-ледних минут неравной схватки. Одно за другим замолкали орудия «Стерегущего». Погибли на своих постах командир миноносца лейтенант А.С.Сергеев и мичман К.В.Кудревич, был убит лейтенант Н.С.Головизнин, распоряжав-шийся спуском на воду вельбота. Инже-нер-механика В.С.Анастасова взрывом снаряда выбросило за борт. В 7.10 бой прекратился. На воде бес-помощно качался остов «Стерегущего», без труб и мачты, с искореженными бор-тами и палубой, усеянной телами герои-чески погибших моряков. Через 15 минут к нему подошел вельбот с «Сазанами»; мичман Хирата Ямадзаки вместе с пятью матросами вскарабкались на разбитый полубак. Подняв на «Стерегущем» япон-ский флаг, они обошли корабль. «В полу-бак попало три снаряда, палуба пробита, один снаряд — в правый якорь,— так описывал Ямадзаки увиденное. — С обо-их бортов снаружи следы, через которые при качке в миноносец попадала вода. На стволе носового орудия след попавшего снаряда, близ орудия труп комендора с оторванной правой ногой и сочившейся из раны кровью. Фок-мачта упала на пра-вый борт. Мостик разбит в куски. Вся пе-редняя половина судна в полном разру-шении... В пространстве до передней тру-бы лежали около двадцати трупов, обе-зображенных, частью туловища без ко-нечностей, частью оторванные ноги и руки — картина ужасная... Установлен-ные для защиты койки местами сгорели. В средней части миноносца с правого борта одно 47-мм орудие было сброше-но со станка... Число попавших снарядов в кожух и трубы было очень велико, так-же, видимо, были попадания в сложен-ный между трубами брикет. Кормовой минный аппарат был повернут поперек, видимо, готовый к выстрелу... Жилая па-луба была совершенно в воде, и войти туда было нельзя». В заключение японс-кий офицер делает вывод: «Вообще по-ложение миноносца было настолько ужасное, что не поддается описанию». Каково же было удивление японцев, когда на изуродованном корабле удалось обнаружить двух живых русских моря-ков — легко раненного кочегара А.Осинина и трюмного машиниста В.Новикова. Вместе с ранее подобранными из воды матросами Ф.Юрьевым и И.Хиринским только они остались в живых. Командир, три офицера и 45 человек команды «Сте-регущего» погибли в этом бою. Переправив обоих пленных на «Саза-нами», японцы завели буксир, надеясь увести трофейный корабль подальше от береговых батарей. В 8.10 «Сазанами» начал буксировку, но через 18 минут трос лопнул — наполовину затопленный «Сте-регущий» с вышедшим из строя рулевым управлением не желал следовать за по-бедителями... Между тем, как только сигнальная стан-ция Золотой горы донесла, что идет бой между миноносцами, адмирал Макаров приказал крейсерам «Баян» и «Новик» готовиться к выходу в море. Прорвавший-ся в Порт-Артур «Решительный» сообщил о бедственном положении «Стерегущего». Медлить было нельзя, и адмирал перенес свой флаг на «Новик», уже разворачивав-шийся для выхода из гавани. В тот момент, когда японцы пытались завести якорную цепь «Стерегущего» на «Сазанами», вокруг неподвижно стоявших миноносцев противника начали рваться снаряды — это с максимальной дистанции открыли огонь приближавшиеся «Новик» и «Баян». Одновременно вступили в бой и молчавшие до сих пор береговые батареи. Оценив обстановку, командир «Сазанами» капитан-лейтенант Цунемацу Кондо прика-зал мичману Ямадзаки покинуть «Стере-гущий». Спустив свой флаг и прихватив в виде трофеев компас и найденные на рус-ском корабле бинокли, японские моряки на вельботе перебрались на «Сазанами». Ос-тавленный «Стерегущий» еще около полу-часа держался на воде, но в 9.20 затонул в семи милях от маяка Ляотешань. В ходе боя, по японским данным, в «Са-занами» попало 7 или 8 русских снарядов, в «Акебоно» — 27. «Усугумо» практичес-ки не пострадал, «Синономе» отделался легкими повреждениями. Официальная японская работа «Описание военных дей-ствий на море в 37 — 38 гг. Мейдзи» ут-верждает, что из экипажей миноносцев один человек погиб и как минимум семь были ранены, в том числе мичман Сима Юкичи с «Акебоно». Правда, есть основа-ния полагать, что эти данные явно зани-жены — судя по числу попаданий, потери на японских кораблях в действительнос-ти наверняка были больше. Четверо моряков со «Стерегущего» на борту крейсера «Токива» были доставле-ны в Сасебо, где их уже ждало письмо от имени японского морского министра адми-рала Ямамото. «Вы, господа, сражались храбро за свое Отечество, — говорилось в нем, — и защищали его прекрасно. Вы исполнили свой тяжелый долг как моряки. Я искреннее хвалю вас, вы — молодцы!» Далее следовали пожелания полного вы-здоровления и благополучного возвраще-ния на родину. После этого для моряков начался период мытарств по госпиталям и лагерям для военнопленных. В Порт-Артуре в офицерской среде да-леко не однозначно были восприняты действия командира «Решительного». В адрес Ф.Э.Боссе высказывались упреки, что он ушел, не оказав помощи попавшим в беду товарищам. Но адмирал Макаров рассудил трезво: «Повернуть ему на вы-ручку — значило погубить вместо одного миноносца два». Проанализировав об-становку, он сделал вывод: «В этих усло-виях выручить «Стерегущий» было невоз-можно». В результате все офицеры и ко-манда «Решительного» были удостоены наград, а Ф.Э.Боссе позднее получил ор-ден Св.Георгия 4-й степени «за прорыв сквозь неприятеля в свой порт». И в заключение нельзя не упомянуть об одной связанной со «Стерегущим» леген-де. В газете «Новое время» вскоре после героической гибели миноносца появилась статья, в которой со ссылкой на некого ан-глийского корреспондента говорилось, буд-то в тот момент, когда японцы взяли на бук-сир русский миноносец, два матроса запер-лись в трюме, открыли кингстоны и погиб-ли сами, но своей смертью «вырвали у вра-га его добычу...». Эта публикация вызвала огромный резонанс и с небольшими изме-нениями перекочевала в самые разные издания. Она же вдохновила скульптора К.Изенберга представить на конкурс мо-дель памятника «Двум неизвестным моря-кам-героям», которая в августе 1908 года была «высочайше одобрена» царем. 26 апреля 1911 года памятник «Стерегуще-му» в торжественной обстановке был от-крыт на Каменноостровском проспекте в Санкт-Петербурге; эта великолепная рабо-та скульптора сохранилась до наших дней. Однако еще задолго до открытия памят-ника в Исторической части МГШ пришли к выводу, что история с затоплением кораб-ля двумя неизвестными матросами — вы-думка. Рассказы вернувшихся из плена матросов «Стерегущего» оказались про-тиворечивыми; причем со слов машинис-та 2-й статьи В.Новикова выходило, будто кингстоны в машинном отделении открыл он сам (на самом деле кингстонов затоп-ления в машинном отделении «соколов» не было!). МГШ подготовил царю доклад, в котором говорилось, что «выдумка не может быть увековечена в памятнике». На что Николай II ответил: «Считать, что па-мятник сооружен в память геройской ги-бели в бою миноносца «Стерегущий». Однако развенчание легенды отнюдь не умаляет героизма экипажа корабля. Здесь уместно привести слова активного участника расследования истории с «не-известными героями», и.о. начальника Ис-торической части МГШ старшего лейте-нанта Е.Н.Квашнина-Самарина, писавше-го в далеком 1910 году: «Всякому, кто про-чел бы и сопоставил все собранные по делу «Стерегущего» материалы и доку-менты, было бы совершенно ясно, на-сколько велик был подвиг «Стерегущего» даже и без недосказанного мифа... Пусть легенда живет и живит будущих героев на новые беспримерные подвиги, но признай-те же, что 26 февраля 1904 года в борьбе с сильнейшим врагом эскадренный мино-носец «Стерегущий», потеряв командира, всех офицеров, 45 из 49 матросов, после часового, до последнего снаряда боя, по-шел ко дну, изумляя врага доблестью сво-его экипажа!»

Борис, Х-Мерлин: ... вот-так ... Решительный был повреждён и это оказало определённое моральное воздействие на командира, который решил вполне решительно, что главное спасти вверенный ему Решительный... стоит ли винить егов том что он не потдержал товарищей?... скорее всего да... А Макаров рассудил справедливо, Решительный стоял в гавани почти целый и невредимый, при нехватке кораблей и моряков и ненормальном нравственном состоянии на эскадре лучше не наказывать командира...

Борис, Х-Мерлин: ... кстати из сего опуса явствует, что береговая артиллерия практически спасла Решительный от растрела ...

AURUM: Борис, Х-Мерлин пишет: цитатапри нехватке кораблей и моряков и ненормальном нравственном состоянии на эскадре лучше не наказывать командира... Все таки Боссе сняли с РЕШИТЕЛЬНОГО через 3 дня после боя. Интересно было бы узнать его дальнейшую биографию?

Борис, Х-Мерлин: AURUM пишет: цитатаВсе таки Боссе сняли с РЕШИТЕЛЬНОГО через 3 дня после боя. - это минимальное наказание, если наказание вообще...

Борис, Х-Мерлин: По прибытии на «Петропавловск» Макаров просмотрел в штабе полученные бумаги и вернулся ночевать на «Аскольд». Весь вечер он разрабатывал план усиленной разведки миноносцами в районе островов Элиот, где, по слухам, намечалось сосредоточение японских судов. Было уже поздно, когда он закончил подробный доклад наместнику о своих мероприятиях в Артуре. В ночь на 26 февраля Макаров решил произвести миноносцами разведку побережья Квантуна и детально осмотреть бухты в этом районе, а также на островах Элиот и Блонд. Эти острова расположены в восьмидесяти милях от Порт-Артура и всего в десяти милях от бухты Бидзиво, которая являлась удобным местом высадки десанта на Квантунском полуострове. Помимо этого, острова имели хорошо закрытую стоянку для флота. Занятие их предоставило бы японскому флоту прекрасную базу для действий против Порт-Артура, и притом в непосредственной близости от русской крепости. Днем к адмиралу был вызван командующий отрядом миноносцев капитан первого ранга Матусевич. Несмотря на свой возраст и чин, он сильно побаивался крутоватого и быстрого на расправу адмирала. — По приказанию вашего превосходительства прибыл, — вытянулся он перед Макаровым, стараясь по выражению его лица угадать, что готовит ему судьба — крепкую ли нахлобучку за какие-либо непорядки в подчиненном ему отряде, или дело обойдется и без этого. Но адмирал задумчиво поглаживал свою шелковистую бороду, видимо, чем-то озабоченный. — Я вызвал вас к себе, Николай Алексеевич, по следующему поводу. — И адмирал изложил ему свои предположения о производстве ночной разведки. — Кого бы вы порекомендовали направить в этот, надо прямо сказать, опасный рейд? Тут нужен смелый, находчивый командир, с большим опытом и вполне исправный миноносец с хорошим ходом, — закончил Макаров. Матусевич начал перечислять фамилии своих подчиненных, давая им и миноносцам краткие характеристики. Макаров при этом делал в тетради замечания. После тщательного отбора остановились на миноносцах «Решительный» и «Стерегущий». Первым командовал капитан второго ранга Боссе, а вторым — лейтенант Сергеев. Оба они тотчас же были вызваны в штаб эскадры. Сорокалетний Боссе отличался добродушием и невозмутимым спокойствием. Сергеев, лишь недавно получивший в командование миноносец, был худощав, подвижен, горяч и считался на эскадре одним из самых лихих командиров. Сам адмирал подробно объяснил им задачу и указал наиболее интересующие его бухты и острова. — При встрече с японскими крейсерами, заградителями или транспортами, пользуясь темнотой, атакуйте их с возможно более близкой дистанции, с миноносцами же без крайней необходимости в бой не ввязывайтесь, так как почти наверняка они будут иметь превосходство над вами в отношении хода, — предупреждал Макаров обоих командиров. Миноносцы должны были выйти в восьмом часу вечера, с наступлением темноты, но они задержались с приемкой угля и воды и к указанному времени не были готовы. Макаров приказал ему доложить о времени выхода судов и теперь нервничал, ежеминутно справляясь о готовности миноносцев к выходу. Наконец, не вытерпев, он вызвал к себе Матусевича и устроил ему хорошую головомойку. — По возвращении кораблей обоих командиров списать в экипаж за полную их непригодность к занятию командных должностей, — приказал Макаров. — Виновато Управление порта, которое не позаботилось о своевременной доставке угля и воды, хотя еще утром я лично предупредил адмирала Греве о ночном рейде, — оправдывался Матусевич. — Адмиралу Греве объявляю выговор, а вам приказываю обеспечить скорейший выход миноносцев, — бросил Макаров. Матусевич поспешил уйти. — Не военные корабли, а брандвахты какие-то! На выход в море требуется чуть ли не полсуток! — возмущался адмирал. Минут через двадцать ему наконец доложили о выходе кораблей. Макаров успокоился. Предвидя беспокойную ночь, он прилег, не раздеваясь, на диван, ежеминутно поджидая известий об ушедших в море судах.

Борис, Х-Мерлин: Боссе трезво оценил положение: силы были больше чем не равны. Ясно, что через несколько минут его миноносец тоже окажется в положении «Стерегущего». Выход только один — не медля ни минуты, постараться пробиться в Артур, вызвать на помощь эскадру. Воспользовавшись тем, что японцы обрушились на «Стерегущего», Боссе, исправив машину, двинулся в Артур.

Борис, Х-Мерлин: Между тем Боссе, оглохший и израненный, сам довел миноносец до гавани. Когда наконец, едва держась на ногах от слабости, он явился к Макарову, то смог только сказать: «Потерял миноносец, ничего не слышу», — и тут же упал без сознания. Поняв, в чем дело, Макаров немедленно приказал «Новику» и «Баяну» выйти в море на помощь «Стерегущему». Сам он, с Дукельским и Агапеевым, решил перейти на «Новик». Узнав об этом, командир «Аскольда» Грамматчиков и Дукельский стали его отговаривать.

Борис, Х-Мерлин: коментарии есть?

Борис, Х-Мерлин: из дневника Николая 2-го 27-го мая. Четверг. Погода стояла теплая. Завтракали: кап. II р. Боссе, бывший командир миноносца “Решительный”, контуженный в голову, и мичман Губонин, сильно раненный в ногу на “Варяге”. В 2 1/2 приняли вдвоем уезжающего испанского посла Пио ди Савойя. Долго гулял и убил 2-х ворон. После обеда покатались. Вечер был совсем хороший. Принял Мещерского.

Борис, Х-Мерлин: из наградного листа: Боссе 1-й Федор капитан 2-го ранга «За отличный подвиг храбрости, оказанный 25-го февраля 1904 года, при прорыве вверенного ему миноносца «Решительный» сквозь сильнейшего неприятеля в Порт-Артур». 7.VII.1907

Борис, Х-Мерлин: AURUM пишет: цитатаВсе таки Боссе сняли с РЕШИТЕЛЬНОГО через 3 дня после боя. - так и ранен был, по всему видно ....

Борис, Х-Мерлин: ... как итог - Боссе бросил товарища, но причина тому была в том что он будучи ранен скорее всего не мог адекатватно оценить ситуацию ... а передать каманду было видно некому ... скажем так никто не хотел противится воле раненого командира ...

максим: Для Борис, Х-Мерлин: Добрый день, Борис! Позволю себе заметить, что цитаты из ХУДОЖЕСТВЕННОЙ литературы, а именно «Порт Артура» Степанова, не есть исторический факт или попытка объективного освещения событий дней минувших, Степанову в соответствии с замыслом своего романа надо было преподнести данное событие именно так – для раскрытия характеров персонажей, придания образности, исторического колорита, главной мысли и т.д. и т.п. Продолжим цитировать Степанова: «…На Стерегущем положение оказалось хуже. Был убит командир и подбиты почти все орудия. Машина вышла из строя, и миноносец остановился. Боссе решил вернуться и открыл усиленную стрельбу по японцам. Меткий огонь Решительного заставил японцев несколько отойти, один из них стал сильно парить. На Стерегущем тем временем кое как починили машину и оба миноносца вновь двинулись к Артуру. ….. напрасно Решительный, спасая товарища, бросился на противника…. В это время, воспользовавшись тем, что японцы обрушились на Стерегущего, Боссе, исправив машину, сумел проскочить на Решительном в Артур. Оглохший и израненный, он до конца остался на командирском мостике и сам довел миноносец до гавани. Когда наконец, едва держась на ногах от слабости, он явился к Макарову, то смог только сказать: «Потерял миноносец, ничего не слышу», — и тут же упал без сознания. Поняв, в чем дело, Макаров немедленно приказал «Новику» и «Баяну» выйти в море на помощь «Стерегущему» » Согласитесь из вышеизложенного не следует, что Боссе бросил товарища, но причина тому была в том что он будучи ранен скорее всего не мог адекатватно оценить ситуацию ... а передать каманду было видно некому ... скажем так никто не хотел противится воле раненого командира ... Мое мнение: 2 значительно более слабых миноносца против подавляющего артиллерийского, торпедного, скоростного превосходства 4 японских (2-75 и 6- 47 мм против как минимум 4 –76, 20-57мм) – бой однозначно не равный без успеха даже на размен 1 к 1 (если русское авось, небось не поможет) Единственное что можно попытаться - спасти корабли, Стерегущему после повреждения машины стало не возможно помочь и Боссе, здраво рассудив, прорвался в Артур – свой миноносец спас, а с ними в Артуре напряженка не хватает их в эскадре, да и крейсера на подмогу вызвать - это единственное чем можно было помочь Стерегущему в том бою. Считаю: поведение Боссе не подвиг, а разумное решение, принятое в обстановке неравного боя и уж никак не трусость и не бегство

Борис, Х-Мерлин: максим пишет: цитатаСчитаю: поведение Боссе не подвиг, а разумное решение, принятое в обстановке неравного боя и уж никак не трусость и не бегство - вполне разумная формулировка... максим пишет: цитата2 значительно более слабых миноносца против подавляющего артиллерийского, торпедного, скоростного превосходства 4 японских (2-75 и 6- 47 мм против как минимум 4 –76, 20-57мм) – бой однозначно не равный без успеха даже на размен 1 к 1 (если русское авось, небось не поможет) - скорее всего дело было даже хуже ... 8-76мм орудий у японцев... только думаю, что это русским известно небыло ... максим пишет: цитатаПозволю себе заметить, что цитаты из ХУДОЖЕСТВЕННОЙ литературы, а именно «Порт Артура» Степанова, не есть исторический факт или попытка объективного освещения событий дней минувших - сказла ложь дав ней намёк ... Босе был ранен - это факт... и это главное на чём я акцентировал внимание ... это раз ... Стерегущий имел проблемы с скоростью ... это два ... Боссе знал, что с Стерегущего ходок ещё тот ... и перед лицом врага фактически бросил товарища ... как это назвать?... Бой с Решительного мог связать по времени японцев и активизировать действия русских... хотя я могу ошибаться ... ... как говаривал кажется Наполеон на войне моральный фактор к техническому относятся как 3 к 1 ... война-война... етить её в качель ... :(

AURUM: ТАк получается Боссе вообще списали из Артура (если от с Николашей обедал)? Борис, Х-Мерлин пишет: цитатакак итог - Боссе бросил товарища, но причина тому была в том что он будучи ранен скорее всего не мог адекатватно оценить ситуацию ... Так получается, что если бы он смог АДЕКВАТНО оценил ситуацию, то остался бы? Мне лично кажется, что он как раз ситуацию оценил адекватно. Кстати кроме тогоБорис, Х-Мерлин пишет: цитатаСохраняя еще некоторое преимущество в скорости, «Решительный», а за ним и «Стерегущий» предприняли от-чаянную попытку обойти строй вражеских кораблей с фланга. О каком преимуществе в скорости идет речь, если перед этим СТЕРЕГУЩИЙ не справился и с 16 узлами. Так может корабли вообще были не готовы к походу? Тогда командиры об этом должны были сообщить адмиралу. Борис, Х-Мерлин пишет: цитатаЕсли находившийся несколько впере-ди японцев «Решительный» оказался в более выгодном положении Вообще инересное тактическое положение: с одной стороны японци преградили путь к Артуру, с другой они были ближе к концевому кораблю, чем «несколько впереди РЕШИТЕЛЬНОМУ»?! Еще интересно бы посмотреть на карте место, где это все происходило?

NMD: А меня вот что в статье заинтриговало: японцы были слева от русских, но «Решительный» повреждение получил от попадания в правый борт. Неужели свои батареи отметились?

Борис, Х-Мерлин: NMD пишет: цитатаРешительный» повреждение получил от попадания в правый борт. - где-то читал, что РЕшительный маневрировал и пытался подойти к Стерегущему ... а батереи есслибы попали то от Решительного ничего не осталось ...

Борис, Х-Мерлин: AURUM пишет: цитатаТак получается, что если бы он смог АДЕКВАТНО оценил ситуацию, то остался бы? Мне лично кажется, что он как раз ситуацию оценил адекватно. - мв человеке побеждает то чувствов бою к чему он более обучен в мирное время, т.е. к чему нравственно готов более ... я так думаю ... - Руднев вернул Варяг в Чемульпо ... - Макаров неоднократно уводил эскадру от показавшегося противника в Артур ... - Боярин бросили не пытаясь спастись ... - Боссе-Решительный бросил Стерегущего в бою... - Рюрик бросили в бою ... ... китайского адмирала судили за то что не помешал вовремя японцам захватить Решительный ... во разница ...

Alexey: AURUM пишет: цитатаО каком преимуществе в скорости идет речь, если перед этим СТЕРЕГУЩИЙ не справился и с 16 узлами. Так может корабли вообще были не готовы к походу? Тогда командиры об этом должны были сообщить адмиралу. Все источники отмечают отвратительное техническое состояние портартурских миноносцев. Сам Макаров разочарованно пишет 27 февраля Алексееву о миноносцах: «Я сильно рассчитывал на 24 миноносца, имеющиеся в Порт-Артуре, и сегодня для эволюции с эскадрой велел выйти в море всем наличным миноносцам, но исправными оказались лишь только восемь миноносцев и два минных крейсера. Из числа 8 миноносцев один по выходе на рейд заявил, что у него течет котел, а другой — что у него неисправна одна из машин, а потому их обоих пришлось возвратить. Все плавание продолжалось с 8 часов утра до 4 часов вечера, тем не менее когда мы вернулись на внешний рейд и я захотел оставить эти миноносцы, чтобы они были при эскадре, когда она переходит с одного рейда на другой, то начальник отряда доложил, что на миноносцах нет больше пресной воды, и три миноносца пришлось тотчас же отправить в гавань. Если пресной воды у миноносцев хватает только на 12 часов, то, следовательно, их нельзя взять ни в одну сколько-нибудь отдаленную экспедицию.» «Особенно меня озабочивают частые повреждения механизмов миноносцев, и почти каждая посылка их в ночные небольшие экспедиции сопровождается некоторыми поломками.» «Если посылать крейсера и миноносцы для потопления транспортов, то, ехав сюда, я предрешил, что миноносцы надо считать материалом расходным, посылая их на риск к корейским шхерам для нападения на транспорты. Теперь выяснившееся состояние миноносцев лишает возможности это делать, пока изыщем средств держать их в исправности.» Коментарии тут, как говорится, излишни. Получается, что Стерегущий с Решительным оказались по техническому состоянию едва-ли не лучшими, если смогли выйти на задание по первому требованию. А кто из командиров осмелится откровенно доложить командующему флотом, да еще новому, да еще строгому, «нестандартному» и «беспокойному», что не готов выполнить боевой приказ? С уважением, Алексей

AURUM: Борис, Х-Мерлин пишет: цитатапобеждает то чувствов бою к чему он более обучен в мирное время Сдесь я с Вами не согласен. Нравственному чувству нельзя обучиться в МИРНОЕ ВРЕМЯ. То, к чему человек нравственно готов, он усваивает с молоком матери и ценностями, распространенными в его среде-обществе. Борис, Х-Мерлин пишет: цитата Руднев вернул Варяг в Чемульпо ... - Макаров неоднократно уводил эскадру от показавшегося противника в Артур ... - Боярин бросили не пытаясь спастись ... - Боссе-Решительный бросил Стерегущего в бою... - Рюрик бросили в бою ... У Вас нарушена хронология. Макаров уводил 5 броненосцев от 6. И правилно делал. ... я так думаю ... РЮРИК бросили не в бою, а после боя. Вам не кажется, что возвращались к нему именно расчитывая и на его огонь? Японская схема боя очень о многом говорит. Alexey пишет: цитатаПолучается, что Стерегущий с Решительным оказались по техническому состоянию едва-ли не лучшими, если смогли выйти на задание по первому требованию. Вообщето говоря, именно по ПЕРВВОМУ ТРЕБОВАНИЮ выйти на задание они и не смогли. Но Матусевич на порт списал. Вооще-то о тех. соостоянии других миноносцев ничего не говорится. Кажется «немцы» и «французы» были в порядке. Все таки идти в бой на неготовом корабле нехорошо. Все равно, что наниматься писарем, когда писать не умеешь. Герой, конечно, да толку мало...

Борис, Х-Мерлин: AURUM пишет: цитатаНравственному чувству нельзя обучиться в МИРНОЕ ВРЕМЯ. То, к чему человек нравственно готов, он усваивает с молоком матери и ценностями, распространенными в его среде-обществе. - поясните будь ласка ... помоему ваше «усваивает с молоком и ценностями с обществе» немного протиаоречит катеогорическому «нельзя обучится в мирное время» ... AURUM пишет: цитатаУ Вас нарушена хронология. - да с хронологией того ... AURUM пишет: цитатаМакаров уводил 5 броненосцев от 6 - всегда можно найти отговорку, вы уж извените... , я к Макарову питаю тёплые чуства, но есть вещи которые нужно называть своими именами - он просто не верил в силы эскадры и даже если бы было 6 на 6 он всёрано бы отвернул и сослался на на неготовность ... фатум ...

AURUM: Борис, Х-Мерлин пишет: цитатаон просто не верил в силы эскадры Когда один другого в борта бодает и лопасти гнет, как тут не поверить в силу эскадру. Зачем Макарову было рисковать ведь ПОЛТАВЫ всетаки слабее СИКИСИМ, что говоритьо ПЕРЕСВЕТАХ. РЕТВИЗАН и ЦЕСАРЕВИЧ вполне успевали вступить в строй в мае. ... фатум ... давайте без мистики обойдемся. Все таки единственной, кто смело пошелбы в бой, это был Макаров. И лично жалею, что 23(10) июня струсили. Вот уж точно, без уважительной причины. Борис, Х-Мерлин пишет: цитата- поясните будь ласка ... Мне кажется вы не думаете, что русские офицеры были воспитаны предателями и трусами.

Борис, Х-Мерлин: AURUM пишет: цитатаМне кажется вы не думаете, что русские офицеры были воспитаны предателями и трусами - конечно не думаю, но чтение книг иногда заставляет загрустить ... как там писали про испанцев - от флота остались одни традиции ... AURUM пишет: цитатаПОЛТАВЫ всетаки слабее СИКИСИМ - воюют не корабли - воюют люди ... пардон за сентенцию ... зачем выходить на Полтавах в море если там есть Сикисимы? ... AURUM пишет: цитатаВсе таки единственной, кто смело пошелбы в бой, это был Макаров. - хм... как ни странно, но он в бой не пошёл ...

Евгений: Для Борис, Х-Мерлин: Доброе время! ›хм... как ни странно, но он в бой не пошёл ... Так он и написал Алексееву - еще не пришло время все ставить на карту С уважением, Поломошнов Евгений

Борис, Х-Мерлин: Евгений пишет: цитатаеще не пришло время - м-да... хорошо он сформулировал...

Tulegen: Здравствуйте, уважаемый Tsusima ! Чтобы вести более осмысленный разговор, я решил проверить ряд источников. Результат – ВСЕ ВРУТ КАЛЕНДАРИ ! Сколько «источников» - столько и ВЕРСИЙ последнего боя «Стерегущего». А это ОЧЕНЬ нехороший признак ! Когда несколько, притом российских авторов, выдают РАЗНЫЕ сценарии, то сомнений быть не может - налицо попытки ПЕРЕВРАТЬ события в угодном каждому автору ракурсе. А ТАКОЕ бывает лишь в ситуациях, когда ЯВНО сомнительные действия хочется «облагородить». Вот каждый автор и делает это в меру своих сил ! Итак, вот что мы можем сказать определенно, собирая данные из разных авторов: 1) «Решительный» и «Стерегущий» напоролись на 4 японских эсминца недалеко от Порт-Артура в пределах 10 – 20 миль (такой разброс у разных авторов). 2) НИКАКИХ японских крейсеров НЕ БЫЛО ! Японские крейсера ПОКАЗАЛИСЬ на горизонте ПОСЛЕ того, как «Новик» подошел к месту гибели «Стерегущего». 3) Когда завязался бой, это УВИДЕЛИ с наблюдательного пункта на Золотой горе и сообщили Макарову. То есть у «Решительного» НЕ БЫЛО ПРИЧИНЫ бросать товарища, чтобы якобы «позвать помощь» ! Особенно после того как береговые батареи сделали несколько выстрелов - явный признак НАБЛЮДЕНИЯ боя. 4) «Решительный» был впереди «Стерегущего» на расстоянии 2-3 кабельтовых. Японцы отстали от «Решительного», чтобы НЕ ВХОДИТЬ в зону обстрела БЕРЕГОВЫХ БАТАРЕЙ. То есть, отсюда следует, что если бы «Решительный» не бросился сломя голову к крепости, а выдерживал скорость «Стерегущего», то через максимум 5-10 минут оба миноносца вошли бы в зону УВЕРЕННОГО огня БЕРЕГОВЫХ БАТАРЕЙ. Это было бы спасением для обоих. 5) После того, как «Решительный» БРОСИЛ «Стерегущего», японцы сконцентрировав огонь 4 эсминцев на одном «Стерегущем» лишили его хода. Тем не менее, «Стерегущий» сражался с вражескими миноносцами В ТЕЧЕНИИ ЧАСА. Отсюда следует - останься «Решительный» с потерявшим ход «Стерегущем» (а это еще вопрос – лишился бы «Стерегущий» возможности двигаться, не брось его «Решительный»), то ДВА эсминца против ЧЕТЫРЕХ наверняка продержались бы до подхода «Новика». Хочу ЕЩЕ РАЗ подчеркнуть, что сражение 2 миноносцев против 4, еще НЕИЗВЕСТНО чем МОГЛО БЫ обернуться ! Ведь если ОДИН «Стерегущий» нанес столько повреждений японцам, то вместе с «Решительным» они наверняка КАК МИНИМУМ потопили бы 1 миноносец противника ! И вообще, учитывая что в морских сражениях тех лет многое зависело от ВОЛИ и СЛУЧАЯ, не будет невозможным допустить, что победа в схватке могла остаться и за русскими миноносцами ! Одним словом, уважаемый Tsusima, из вышеприведенных ФАКТОВ ясно видно, что ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ не был на стороне командира «Решительного» когда тот бежал бросив товарища. А теперь Ваши аргументы. Tsusima: Два наших миноносца несутся на полных парах к своей базе. Идя параллельным курсом, четыре вражьих миноносца лупят в борт «Решительного» и «Стерегущего». Своя база уже видна, видны наши крейсера. Стоп, стоп ! Никаких наших крейсеров не было ! А если даже русские крейсера действительно были на виду – то это БОЛЬШОЙ УКОР «Решительному». Ему тогда ТЕМ БОЛЕЕ не надо было оставлять «Стерегущий» ОДНОГО против ЧЕТЫРЕХ !!! Помощь была БЛИЗКА ! Tsusima: В то же время позади на горизонте появляются дымки японского крейсерского отряда. НЕ БЫЛО ЭТОГО ! Японский крейсерский отряд показался ПОСЛЕ подхода к месту боя «Новика» ! Tsusima: В этот момент «Стерегущий» начинает отставать (повреждены паровые механизмы). С точки зрения «Решительного» ситуация не самая безнадёжная для «Стерегущего»: близость базы и потенциальная помощь от крейсеров. Так и я о том же ! Ситуация НЕБЕЗНАДЕЖНАЯ, будь «Решительный» не так скор на бегство. Вдвоем со «Стерегущим» они через несколько минут оказались бы под защитой береговых батарей !!! Впрочем, я уже писал про это. Tsusima: Но в то же время опасные дымки крейсеров сзади не дают покая - по сопатке получить можно враз. Поэтому адекватное решение - выйти из «опасной зоны», Еще раз повторю – на тот момент НЕ БЫЛО сзади никаких «опасных дымков» ! «Решительный» МОГ БЫ вместе со «Стерегущим» дотянуть до ОПАСНОЙ (для японцев) ЗОНЫ обстрела береговых батарей ! Это было бы действительно АДЕКВАТНОЕ РЕШЕНИЕ ! Tsusima: и, по необходимости, вернуться на помощь. Тут уж точно командир «Решительного» не потеряет свой корабль и, возможно, поможет «Стерегущему». Ага! Пока ПОМОЩЬ подошла (через часок), «Стерегущий» уже утоп. И хорошо хоть НЕ ДОСТАЛСЯ трофеем японцам ! Повторяю, надо было не «за помощью» драпать, а выходить со «Стерегущим» В ЗОНУ ОБСТРЕЛА береговых батарей, до которой оставалось ЧУТЬ-ЧУТЬ ! Tsusima: Отбросим полностью моральную сторону и помыслим тактически. Бросаться в бой с лопатой на танк - по меньшей мере недальновидно (помним о яп. крейсерах). К моральной стороне я еще вернусь. А пока скажу что у Вас - логическая ошибка. Про крейсера уже говорил. А сражение двух против четырех – не есть лопата против танка. Так как в первом случае – ВСЯКОЕ может случиться, во втором – результат предопределен ! Tsusima: В тот момент, когда стало ясно, что «Стерегущий», отстал окончательно возвращаться на «подмогу» было бессмысленно - помогать по сути уже было не кому. Остов корабля не сохранил элементарно артиллерии... хотя что там артиллерия - стрелять некому было. Соответственно «Решительный» встретил бы бой один (1:4 - не самое лучшее сочетание). Извините, но Вы уважаемый Tsusima несколько запутались ! Это обычное дело – когда хотят доказать недоказуемое ! Во первых, «Стерегущий» ОТСТАЛ ОКОНЧАТЕЛЬНО, по милости «Решительного», который убежав дал японцам возможность огнем 4 миноносцев лишить «Стерегущий» хода. Во вторых, после того как «Стерегущий» остановился, он сражался с ЧЕТЫРЬМЯ японцами еще ОКОЛО ЧАСА !!! Поэтому ОДУМАТЬСЯ «Решительному» и ВОЗВРАТИТЬСЯ к «Стерегущему» БЫЛ и СМЫСЛ и ВРЕМЯ !!! Соотношение сил вновь ИЗМЕНИЛОСЬ БЫ от 1:4 к 2:4, со всеми вытекающими последствиями ! Tsusima: Безусловно, жажда прорваться и спастись имело место в момент принятия решения, ВОТ ТО ТО И ОНО !!! Инстинкт САМОсохранения возобладал над Разумом !!! Tsusima: но безрассудство возвращения в бой было очевиднее. НИЧЕГО очевидного НЕ БЫЛО !!! Что касается безрассудства, то любая храбрость и является безрассудством ! Вот мне вспоминается еще школьное – «Безумству храбрых поем мы славу !» То есть, уважаемый Tsusima, сражаться с равным или слабым противником – не есть нечто выдающееся ! Храбрость – это готовность помериться с ПРЕВОСХОДЯЩИМ противником. А теперь о моральной стороне вопроса. Русский Флот проиграл Войну. Так ведь ПОТОМКАМ даже НЕ ДАЛИ ПОВОДА «безумству храбрых» песни слагать !!! Вот оно – ПОЛНОЕ МОРАЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ в дополнение к ВОЕННОМУ !!! Как такое стало возможным ? Очень просто. У русских моряков НЕ БЫЛО установок сражаться ДО КОНЦА и при ЛЮБЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ пытаться нанести врагу МАКСИМАЛЬНО ВОЗМОЖНЫЕ потери. Вместо этого – постоянное СИЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ поскорее выйти из боя !!! Под ЛЮБЫМ предлогом !!! Чтобы СОХРАНИТЬСЯ - естественно для БУДУЩИХ подвигов ! А всяких «уважительных причин», «объективных обстоятельств» ВСЕГДА можно сыскать ОГО-ГО-ГО сколько !!! К сожалению, Флотское командование, вместо того чтобы СТРОГО СПРАШИВАТЬ с капитанов пошло на поводу у последних. Руднев показал корму японцам, не пожелал сражаться до конца ? Так ведь японцев много было - награду Рудневу. Боссе бросил товарища ? Помилуйте, как можно сражаться двум против четырех - награды и царские милости капитану «Решительного». Такая «поощрительная» политика не могла не иметь СООТВЕТСТВУЮЩИЕ последствия ! Вот два характерных примера, которые я взял с сайта «Русско-Японская Война » Пример № 1 «27.04.1904 г. Порт-Артур Минный катер «Авось» с броненосца «Ретвизан», спасаясь от японского миноносца, вынужден был выскочить на камни и был взорван командой.» Пример № 2 11.07.1904 г. Порт-Артур Ночью находясь в дозоре в бухте Тахэ контрминоносец «Боевой» и миноносец «Лейтенант Бураков», были атакованы минными катерами с броненосцев «Фудзи» и «Сикисима», в результате чего «Лейтенант Бураков» получил серьёзное повреждение, при этом погибло 2 и было ранено 4 матроса, после чего был вынужден выброситься на берег, а «Боевой» также получив удар торпедой и получив серьёзное повреждение, был уведён на буксире во внутреннюю гавань Порт-Артура. Возникает вопрос – почему русский и японские минные катера вели себя ПО РАЗНОМУ ??? Ответ – своими действиями, экипаж «Авось» просто повторял «подвиги» Руднева и Боссе. Если ОНИ получили награды, то ЧЕМ ХУЖЕ поступок команды «Авось» ??? А вот примеры, КАК ведут себя японские моряки В БЕЗНАДЕЖНОЙ ситуации, перед лицом ПРЕВОСХОДЯЩЕГО противника. Для начала цитата из «Штабс-капитана Рыбникова» Куприна – « - Капитан... нет, не капитан, а, наверное, полковник, иначе бы вам не дали такого серьезного поручения. Итак, скажем, полковник: я преклоняюсь пред вашей отвагой, то есть, я хочу сказать, перед безграничным мужеством японского народа. Иногда, когда я читаю или думаю об единичных случаях вашей чертовской храбрости и презрения к смерти, я испытываю дрожь восторга. Какая, например, бессмертная красота и божественная дерзость в поступке этого командира расстрелянного судна, который на предложение сдаться молча закурил папироску и с папироской в зубах пошел ко дну. Какая необъятная сила и какое восхитительное презрение к врагам!» Понятно, что Куприн из пальца высосать эту историю не мог, иначе ему от «патриотов» не поздоровилось бы. А вот более определенная информация о японских «расстрелянных судах» с сайта «Русско-Японская Война » «10 апреля крейсера «Россия», «Громобой», «Богатырь» и миноносцы № 205 и № 206 в 18 часов вышли в рейд к побережью Кореи…………. От о. Халезова отряд пошел на север к бухте Шестакова; ближе к вечеру потопили каботажное судно «Хагинура-Мару». Снабдив миноносцы углём Иессен отпустил их во Владивосток. Затем отряд пошел к Сангарскому проливу. В 22.20 встретили военный транспорт противника «Кинсю-Мару» и потопили его. Пока транспорт тонул, японские солдаты до последней минуты своей гибели, стреляли из своих винтовок по русским крейсерам.» «30 мая крейсера были высланы к восточному проходу Корейского пролива………………. Вскоре с востока показались еще два больших военных парохода, вышедших из Симоносеки и шедших без охранения. Транспорт «Хитачи-Мару» (6175 т.), на котором находилось 1095 солдат и офицеров резервного гвардейского полка, 120 человек команды, 320 лошадей и 18 тяжелых 11-дюймовых гаубиц, предназначавшихся для обстрела Порт-Артура, также был потоплен «Громобоем» (после того, как последний отказался остановиться и предпринял попытку таранить «Громобой») со всеми, кто был на борту, кроме тех кто спасся в одной единственной шлюпке. Второй транспорт «Садо-Мару» (6226 т.) имел на борту 1350 солдат и офицеров, понтонный парк и кажется осадный. После предупредительных выстрелов с «России» он остановился. Русские предложили японским офицерам перейти на крейсер. Японцы категорически отказались. Подняли им сигнал «оставить судно», обещая взорвать его через 20 минут. На пароходе началась паника: шлюпки спускались японцами неумело и у борта переворачивались, несмотря на полное отсутствие волны и ветра. Время шло, на месте происшествия могли появиться японские крейсера, а на «Садо-Мару» продолжалась умышленно затянутая суматоха. Командующий отрядом крейсеров приказал транспорт потопить; выпущенные по нему с «Рюрика» две торпеды попали в цель, после чего крейсера, не дожидаясь окончательного погружения парохода, повернули в Японское море («Садо-Мару так и не затонул и был отведён в японцами в ближайшую базу).» Обратите внимание, все три упомянутых ТРАНСПОРТА наотрез ОТКАЗАЛИСЬ сдаваться В БЕЗНАДЕЖНОЙ ситуации! А Небогатов СДАЛСЯ на БРОНЕНОСЦЕ ! ТРАНСПОРТ «Хитачи-Мару» ПОПЫТАЛСЯ ТАРАНИТЬ «Громобой», а КРЕЙСЕР «Варяг» протаранить «Асаму» даже не помышлял. Итак, японские ТРАНСПОРТНИКИ предпочтя ГИБЕЛЬ не только не дали русским воспользоваться судами и грузом но и вырвали МОРАЛЬНУЮ ПОБЕДУ !!! А вот что писал О ЗНАЧЕНИИ МОРАЛЬНОЙ ПОБЕДЫ Апушкин – «Как и Стессель, — Небогатов оказался на войне «гуманистом». Тот боялся резни раненых и граждан П.-Артура, этот пожалел здоровых людей — и оба забыли, что они на войне, что война требует жертв, и если путем их нельзя добиться победы материальной, то нужно стремиться, по крайней мере, к победе моральной, к выявлению таких духовных свойств нации, которые воспитывают в грядущих поколениях способность к героизму, к самопожертвованию за идею и уважение к чести национального имени.» Итак, что имеем в итоге. Японский Флот в дополнение к своим Военным Успехам, еще вырвал у противника ряд Моральных Побед ! А Русский Флот НЕ СМОГ свои Поражения обернуть хотя бы одной Моральной Победой для гордости потомков. Вот ЧЕМ обернулось «БЛАГОРАЗУМИЕ» русских капитанов и флотоводцев, вот К ЧЕМУ приводит отказ от «БЕЗУМСТВА ХРАБРЫХ» !!!

Борис, Х-Мерлин: Tulegen - м-да... многие примеры можно трактовать по разному, придираться к цифрам, но по сути - разница в поведении противника скажем так существенна ... грустно однако ...



полная версия страницы