Форум » I-ая эскадра Тихого океана » Документы. Действия флота. Период командования вице-адмирала Старка. » Ответить

Документы. Действия флота. Период командования вице-адмирала Старка.

РЮРИК: Уважаемые господа! Думаю для Вас будет интересно почитать рапорты участников Русско-японской войны! Рапорт Начальника эскадры Тихого океана Вице-Адмирала Старк Наместнику Е.И.В. 22 Января 1904 года №425. По приказу Вашего Высокопревосходительства от 17 Января №40, к плавающей в Желтом море части вверенной мне эскадры, 18 Января были присоеденены, из состава вооруженного резерва, четыри броненосца, один крейсер I-го ранга, два минных транспорта, один транспорт и тринадцать миноносцев. Из этих судов, 18 и 19 Января в полную воду, были выведены на внешний рейд броненосцы "Пересвет", "Победа", "Ретвизан", крейсер "Диана", транспорты "Амур", "Енисей" и "Ангара". За сим, 20 Января оказалось возможным, не мешая работам по установке нового устройства подачи к 12" орудиям, вывести из гавани броненосец "Цесаревич"; броненосец-же "Севастополь", заканчивающий работы по сборке левой машины, выйдет и начнет испытания новых параллелей этой машины 23 сего Января. Эскадренные миноносцы, по переборке своих команд, были установлены в большем числе на внутреннем рейде, на места вышедших больших судов. Ко дню начала компании, все суда эскадры имели полные запасы угля и других материалов и провизии. В равномерном распределении офицеров, по возможности, не расстраивая основного состава каждого корабля, были сделаны некоторые перемещения, при чем на броненосцах "Цесаревич", "Пересвет", "Победа", на которых положено по 15 офицеров, - число недостающих пропорционально таковому на броненосцах типа "Петропавловск", так как на них есть больные, временно службу не несущие. Что же касается миноносцев, - принимаются меры к назначению на каждый второго вахтенного начальника, необходимого при настоящих зимних условиях плавания. В соответствии с исключительными требованиями настоящего времени, для охраны эскадры и наблюдения за рейдом и ближайшими к нему водами, для содержания эскадры в полной боевой готовности в ночное время, а равно и для привлечения более постоянного участия офицеров в упражнениях и занятиях того-же характера, по выходе всей эскадры на рейд, с 18 Января приняты некоторые дополняющие ежедневное росписание меры. Все суда стоят приготовившись к бою, имея, однако, некоторые гребные суда, подлежащие сдаче в порт в последнюю очередь, установленными на палубе, что позволяет действовать всею артиллериею. Сообщение с берегом прекращается к 8 часам вечера. Ежедневно: два корабля внешней линии диспозиции дежурят по боевому освещению подходов к рейду; два крейсера назначаются дежурными на случай экстренной посылки в море, имея для сего от заката до восхода солнца пары в половинном числе котлов; два миноносца, по одному из каждого отряда, выходят для совместного осмотра зоны, радиус которой 20-25 миль от эскадры. Прикомандированная к эскадре канонерская лодка "Гиляк" охраняет каждую ночь ближайший десятимильный район Артура от маяка Ляотешань до поворота в Талиенван. Эти суда, приходя на вид эскадры, дают возможность практиковаться в производстве опознавательных сигналов. Дежурные же крейсера устанавливают на якорь к югу от эскадры пароходы, приходящие в Артур ночью. Впредь до распоряжений, на рейде команды занимаются по зимнему росписанию, продолжая курс стрельбы на берегу и стрельбу из стволов по буксируемым щитам. Пополнение запасов угля производится постоянно и, когда позволяет погода, без задержки. В исполнение указаний Вашего Высокопревосходительства, для упражнения личного состава в эскадренном плавании и маневрировании, 21 Января вверенная мне эскадра в полном своем составе вышла в море. (Для окончания ремонтов и испытаний, в Артуре были оставлены броненосец "Севастополь" и миноносцы "Боевой", "Бдительный", "Безшумный", "Бойкий", "Бурный", "Сторожевой" и "Сильный". Кроме них, для охраны и наблюдения, на внешнем рейде оставлены "Гиляк" и "Ангара"). С 5 часов утра, через каждыя 45 минут, к Шантунгу по назначенному курсу вышли дозором крейсера "Аскольд" и "Диана", "Паллада" и "Баян". Они должны были держаться на расстоянии десяти миль между собой и, следуя эскадренным ходом в 10 узлов, поддерживать телеграфное сообщение с эскадрой, вышедшею по тому же курсу в 8 часов утра. Крейсера "Боярин" и "Новик" держались для посылок при эскадре, за которой в расстоянии 6 каб. шли 1-й и 2-й отряды миноносцев, по 7 в каждом, разделенные каждый на два отделения. Минные транспорты "Амур" и "Енисей" следовали за эскадрою в расстоянии в 15 и 30 миль (соответственно), для поддержания телеграфической связи с Порт-Артуром. Согласно инструкции по приходе "Аскольда" к Шантунгу, крейсера должны были держаться на своих местах и ждать приказания по телеграфу - вернуться. Были назначены часы посылки телеграмм в ту и другую стороны. Следуя в вышеозначенном порядке, производил эволюции с одними броненосцами, предоставив капитанам Матусевичу и Гинтеру, каждому отдельно, упражнять в маневрировании свои отряды, при промежутках между миноносцами 50 саж., по выданному для исполнения новому эволюционному своду сигналов, по которому маневрировали и броненосцы. Пройдя с эскадрой около 60 миль от Артура и вытребовав в этом месте в 2 часа дня к себе крейсера, с 2-х до 6 часов в том же порядке производил вновь эволюции, когда, по присоединении всех четырех крейсеров, повернул со всеми силами к Ляотешану, отделив в Дальний за водой второй отряд миноносцев и дав им конвоиром крейсер "Новик". Пройдя к означенному маяку на 15 миль, в 1 час 30 мин. ночи 22 Января, повернул на N и NO и в 5 часов 30 минут утра расположил эскадру на Талиенванском рейде, куда направил раньше, встреченные ночью, минные транспорты. В Талиенване эскадра занималась по росписанию, первый же отряд миноносцев маневрировал на рейде. Второй отряд, снабжаясь водой, задержался на якоре и присоединился к эскадре в 11 часов утра, при ея выходе в Порт-Артур. В 2 часа 30 минут дня сего 22 Января эскадра стала на якорь в три линии на внешнем Артурском рейде. Кратковременное по необходимости, это плавание показало всю пользу его после стоянки в резерве, перемены многих офицеров, недавнего присоединения новых, непривыкших к эскадренному плаванию, судов и по уходе более полторы тысячи старослужащих, из коих треть были специалисты, много лет служившие на этой эскадре. Маневрирование больших судов и сигналопроизводство на них, по этим причинам и вследствие осенней замены, не только старых сигнальщиков, но и многих штурманских офицеров, оставляют желать много и требуют новой практики, так как, кроме быстроты выполнения, ослабли внимание и утрачены познания, не только в эскадренных правилах, но и в общих основных наставлениях. При этом должен заметить, что, для успешного и правильного обучения минных отрядов и для возможности управлять их движениями путем сигналопроизводства, начальникам отрядов необходимо дать отдельные отрядные суда в виде малых крейсеров, на которых они имели бы возможность, не только все видеть и делать все нужные сигналы, но и переговариваться с флагманом, который ныне должен был рассылать крейсера "Боярин" и "Новик" для передачи своих приказаний обоим отрядам миноносцев, утрачивавшим всякую связь с эскадрой даже с расстояния в одну милю. Относительно миноносцев, в этом плавании можно было сделать следующий вывод: Первый отряд, имея более старых командиров и команды и более поэтому практиковавшихся, при лучшей во всех отношениях материальной части и надежных механизмах, при удобной установке вспомогательных, не исключая рулевых приводов, способен выполнять всякое поручение и маневрировал для первого выхода удовлетворительно. Второй отряд, уступая во всем перечисленном первому, маневрировал не хорошо, при чем, из семи бывших в море миноносцев, "Стерегущий" остался на 36 часов в Дальнем для вскрытия холодильника и заглушения потекших трубок, а на миноносце "Разящий" в конце суточного плавания лопнула трубка в котле. О всех обнаруженных в плавании дефектах и неисправностях Невских миноносцев мною предложено начальнику отряда представить отдельную записку, которую не замедлю доложить Вашему Высокопревосходитьльству. Телеграфирование без проводов в последнее время сделало на эскадре успехи и продолжает совершенствоваться. Во время последнего плавания преследовалась цель передачи телеграмм на определенном расстоянии через ряд разведочных судов. Имея в виду полученные некоторыми судами эскадры хороши результаты ("Варяг", "Цесаревич", "Баян", "Петропавловск"), т.е. расстояние в 90-100 миль, следует предпочесть ограниченное число таких хороших станций и тем устранить вероятность путаницы и беспорядка, столь возможных при участии разбросанных в море многих, но слабых аппаратов; последние могут иногда мешать делу из усердия, причем будут безответственны в принесенном вреде, по неведению обеих сторон - чье постороннее вмешательство исказило телеграмму. В числе высланных к Шантунгу четырех крейсеров,- "Диана" и "Паллада", имея старые и плохие аппараты, были бесполезны, ибо эскадра получала телеграммы, или непосредственно с крайней станции - "Аскольда", или через "Баян", средние же две станции могли даже мешать. Вместе с сим имею честь донести Вашему Высокопревосходительству об очень хорошем состоянии здоровья чинов вверенной мне эскадры; при небывалом еще численном составе команд, число больничных дней за Ноябрь, против Октября, уменьшилось на одну тысячу и продолжает держаться на таком уровне. Плавание 21-22 Января сопровождалось исключительно хорошею для этого времени года погодою.

Ответов - 149, стр: 1 2 3 4 All

ser56: РЮРИК Большое спасибо за информацию. Но не можете ли вы хоть пару донесений выложить в виде фото - для наглядности и понимания духа эпохи...

РЮРИК: Сканера у меня нет, если , что-то получится попробую с цифровика. Но качества не гарантирую. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Рапорт Старшего Офицера минного транспорта "Енисей" Командующему флотом Тихого океана. 1 Июня 1904 года №9. Еще в Марте месяце сего года я, как бывший старший офицер погибшего минного транспорта "Енисей" - и за смертью командира его, вошел с ходатайством к Командующему флотом Тихого океана Его Превосходительству вице-адмиралу Макарову о награждении офицеров и команды транспорта за их, достойную высшей похвалы, молодецкую работу по постановке минного заграждения Талиенванской бухты, а также за примерную распорядительность и точное исполнение долга в момент гибели их корабля, при спасении тонущих людей. После, полной тревоги, бессонной ночи на 27 Января, по распоряжению командира транспорта, были подняты на рельсы 100 мин и приступлено к их изготовлению. Появление неприятельской эскакдры, открывшей меткий огонь по фортам Порт-Артура, вынудило командира немедленно убрать мины в погреба и спустить гребные суда до воды. Транспорт, стоя на двух якорях и на бочке с кормы, без паров, осыпаемый массой осколков от рвавшихся вблизи снарядов, из которых один 12" снес носовой боевой фонарь, с поднятыми на рельсы минами, из которых большая часть уже имела запалы вставленными, представлял из себя огромную опасность для всего западного бассейна, где он стоял. Обе работы - спуск шлюпок и уборка мин были произведены одновременно в минимальный срок. Вечером того же дня транспорт был послан ставить минное заграждение Талиенванской бухты. Идя в полной темноте, в сопровождении крейсера II ранга "Боярин", подняли на рельсы 100 мин и на походе готовили их, ожидая ежеминутно нападения неприятеля, который, судя по работе беспроволочного телеграфа, был недалеко. Подойдя к месту заграждения, и благодаря тому, что мины были готовы, начал их ставить - и с этого момента, непрерывно работая без сна и отдыха в течении 50 часов с лишним, ставя мины днем и ночью во всякую погоду, без какого либо прикрытия, без разведочных миноносцев, окончили работу к полудню 29 Января. За все время лихорадочной, напряженной работы, команда, отлично сознавая опасное положение свое, старалась перегнать друг друга в рвении и усердии; офицерам оставалась только следить за правильностью приемов и соблюдения мер предосторожности. Неожиданный взрыв мины, погубившей транспорт, ошеломил всех, но , несмотря на ясно сознаваемую всеми опасность, несмотря на ужасный вид искалеченных людей, шлюпки были спущены быстро в полном порядке, никто не потерялся и через 1/4 часа шлюпки уже отвалили от борта, подбирая плававших людей. Не умаляя заслуг всех офицеров и всей команды, я счел своею обязанностью представить к награждению наиболее отличившихся. Но, по наведенном мною в Главном Морском Штабе справкам, оказалось, что представление мое результатов не имело, по всем данным, вследствие гибели на эскадренном броненосце "Петропавловск" всех дел Штаба Командующего Флотом. Имея пример награждений за боевыя заслуги в настоящую войну разных лиц, осмеливаюсь возобновить мое ходатайство перед Вашим Превосходительством и просить удостоения к наградам, согласно прилагаемых наградных листов для г.г. офицеров и особого списка для нижних чинов. Подписал: Капитан 2 ранга Дрешер.

РЮРИК: Отчет о действиях по минной части на минном транспорте "Енисей" с 27 по 29 Января 1904 года. Согласно приказания командира, в 9 часов 27 Января достали из погреба 100 мин и приступили к их изготовлению, но без вставления в них запалов. Ко времени обеда мины, на половину изготовленные, были оставлены на рельсах под надзором дневальных. В таком виде мины оставались до начала бомбардировки, когда, в виду того, что снаряды начали ложиться очень близко и поднятые мины представляли большую опасность, не имея возможности быстро спустить их в погреба, с разрешения командира вынули из поднятых мин запальные стаканы, чем уменьшили вероятие взрыва от попавшего снаряда. Все остальные стаканы были спущены ниже WL. В это время 6" снесло носовой боевой фонарь, при чем пострадала только тумба и переднее стекло, а рефлектор и лампа остались целыми на палубе. Около 4 часов дня был получен от Наместника план заграждения Дальнего и приказание следовать туда немедленно. Снявшись с бочек, приступили вновь к изготовлению мин, чем и занимались до тех пор, пока, согласно полученной телеграммы, не вернулись на рейд, при чем командир, не зная причины возвращения, приостановил изготовление мин. Получив в конвоиры крейсер II ранга "Боярин", пошли вновь по назначению и приступили опять к изготовлению мин, которое задержалось тем, что, не имея никаких сведений о неприятеле, имели транспорт в полной готовности, благодаря чему очень мало людей было уделено минам, но тем не менее, благодаря стараниям и молодецкой работе команды, к 10 часам вечера 100 мин были готовы к постановке. По рассмотрении плана заграждения, решили начать с прохода, севернее о-ва Сан-Шан-Тао, где ширина не превышает 2-х миль и, расчитывая ставить по 40 мин на милю, 100 мин было достаточно для его заграждения. Ход решено было иметь 5 узлов. Промежутки между бросанием мин делать 18 сек. В виду темноты ночи, командир не решил приблизиться вплотную к N оконечности северного Сан-Шан-Тао, благодаря чему при постановке оказался промежуток, кабельтовов в пять, который 29-го был загражден дополнительно. К 12 часам ночи северный проход был загражден, при чем всплывших мин не было и транспорт пошел к якорному месту в залив Хенд, где и стал на якорь в полной готовности в любой момент сняться. Командир, обсудив совместно с старшим штурманским офицером и мной план постепенного заграждения южного прохода, ширина которого не позволяла заградить сразу, решил ничего не предпринимать до рассвета, пока не обнаружится наше положение относительно неприятеля, присутствие которого могло нас заставить принять артиллерийский бой, во время которого поднятые мины могли представлять большую опасность, между тем как в погребах мы не имели в это время мин выше WL. В 6 часов утра 28-го, по обнаружении отсутствия неприятеля, при очень свежей погоде от N, делающей невозможной минну. атаку, приступили к изготовлению 108 мин, которые, благодаря непрерывной работе и достаточному числу рук, были готовы к 11 часам утра, когда транспорт, снявшись якоря, пошел в пролив между островами Сан-Шан-Тао, повернул к входному мысу (южному от Артура) и, не доходя до южной оконечности о-ва, начал постановку мин, по прежнему расчету по 40 мин на милю, при чем, расчитывая на замедление хода, промежутки между бросанием мин увеличили до 22 сек. На деле командир увеличил несколько ход, чем растянул линию, почему она впоследствии была подкреплена второй линией. Закончив к 1 часу дня постановку этой линии, при чем все стали хороше и только одна всплыла, дали команде обедать и тотчас приступили к изготовлению новой партии из 112 мин, для окончания заграждения южного прохода, что и было закончено в 6 часов вечера. Во время изготовления мин держались под парами. К борту на портовом баркасе "Дальний" были доставлены телеграммы Наместника. Подойдя к берегу и развернувшись, поставили эту линию заграждения, расположив ее более во внутрь рейда. Промежуток между бросанием делали 20 сек., ход имели 5 узлов, расчет 40 мин на 1 милю. Мины стали все хорошо. Окончив к 7 часам вечера заграждение рейда в одну линию, на что было употреблено 320 мин на протяжении по прямой 7 миль, пошли на рейд Дальнего, где и стали на якорь. По обсуждении дальнейших действий, имея в своем распоряжении только 82 мины, было решено заградить оставшийся 27-го проход севернее о-вов Сан-Шан-Тао - в северном проходе и южнее последних о-вов, где предполагали минное заграждение редким. Штурманским офицером был составлен план поставленному заграждению, командир нанес предполагаемое, которое решено было поставить по выходе согласно телеграммы Наместника коммерческих судов, что предполагалось сделать на следующее утро на рассвете; для чего в 3 часа ночи 29-го приступили к изготовлению последних мин, что и закончили к 6 часам утра. В это время снялись с якоря и начали выводить пароходы, принимая все меры для маскировки заграждения, делая массу лишних галсов по рейду. По проходе судов, у них на виду, в свободном проходе были поставлены из верхнего порта 2 учебных, снаряженных песком, мины (белого цвета). Затем приступили к постановке мин в южном проходе, руководствуясь прежним расчетом. Поставлено было 40 мин и все были поставлены удачно, - всплывших не было. После этого транспорт перешел к постановке последней линии в северном проходе, для перекрытия, оставленного ночью 27-го, пропуска. Мины ставились с прежним расчетом, при чем к 12 часам дня все было кончено, только 30-ая или 32-ая мина при постановке всплыла. В это время на транспорте мин не оставалось, а был пироксилин для подрывных партий в следующем количестве: 38 - однофунтовых патронов, 6 - шестифунтовых, 6 запальных стаканов для 18 фунтовых патронов, 3 ящика запального пироксилина, по 15 фунтов и 3 ящика влажного, по 1 пуду, - всего около 6 пудов. Все это хранилось в 4-м погребе. Доложив командиру об оставшемся пироксилине, я застал его за расстрелом всплывшей мины, которую он желал во что бы то ни стало уничтожить. Я рекомендовал командиру оставить ее, так как она стоит во второй линии и так плохо видна, что раньше чем ее заметят, найдут на мины первой линии; наконец, в заключение уничтожить ее со шлюпки, когда стихнет. В это время мы для более удачного обстрела приближались задним ходом к минам, об опасности чего штурманский офицер мичман Хрущев дважды докладывал, , после чего командир решил идти на якоре и дал обеим машинам ход вперед. Приблизительно через минуту последовал взрыв с правой стороны под мостиком, около 4-го погреба. Я получил удар по голове осколком, с рассечением губы и им был ошеломлен так, что дальнейшие мои действия носили автоматический характер и я совершенно не могу дать себе отчета за промежуток времени, протекший до тех пор, пока я очнулся, сидя на руле шестерки. В это время "Енисей" уже погружался. Но на основании свидетельств других об эфекте взрыва и направлении разрушения, я вполне убежден, что запасной пироксилин 4-го погреба продетонировал, что и повлекло неминуемо гибель транспорта. Гибель последнего, после исполненного поручения и постановки всех мин, не является столь чувствительной потерей, как гибель нашего достойного и образованнейшего командира, потеря которого при теперешних обстоятельствах незаменима.

РЮРИК: Продолжение. Все постановки велись во время, близкое к малой воде, при чем штерты грузов ввязывались на 10 фут; все мины стали хорошо и только 2 всплыло из 402, что составляет менее 0,5 процента. Причину позднейшего нахождения всплывших мин надо искать не в дефектах постановки, а в дальнейших обстоятельствах. Затрудняло изготовление мин еще то обстоятельство, что как раз подошло время поверки мин, что и было начато за несколько дней до объявления войны, но проверили только 60 мин, так что при изготовлении проверялись, как контакты, так и батарейки, и негодные заменялись. Сахар, присланный распоряжением главного минера Порт-Артура, оказался к употреблению негодным; ставили с изготовленным заранее судовыми средствами. При постановке боевых мин, пользовались только нижними лац-портами и короткими рельсами, позволяющим их держать закрытыми, что было необходимо особенно во время свежей погоды 28-го числа, которая, благадаря этим рельсам, вовсе не препятствовала постановке. Заканчивая таким образом отчет о деятельности минной части, я не считаю себя в праве умолчать о действиях моих помощников, трудам которых исключительно приписываю удачу в нашем трудном деле. За все три дня я не встретил ни разу необходимости кого либо принуждать к работе, делать какие либо замечания; все делали свое дело так, как только может делать русский матрос, не знающий, ни усталости, ни опасности. Я затрудняюсь назвать более отличившихся, хотя с особой благодарностью должен отнестись: к старшему минному квартирмейстеру Повалишину, плававшему с постройки судна, знавшему его вдоль и поперек, который был всегда там, где надо было устранить какую либо неисправность; к минному квартирмейстеру Горбунову, сильно страдавшему глазами, но не желавшему лечиться и отдыхать; к и.д. квартирмейстера старшему минеру Кузнецову, не знавшему устали, и к старшему минеру Новосильцеву, заметившему неисправность одного из запалов и устранившему от этого опасность. Вообще работа всех нижних чинов была выше всякой похвалы. Даже в тяжелый момент бомбардирования, когда минеры ясно сознавали опасность от поднятых мин, ни тени страха не было заметно, и запальные стаканы вынимались вполне хладнокровно. Не могу не отметить хладнокровную распорядительность лейтенанта Ромашева, распоряжавшегося подкаткой мин и которому обязаны, что ни один колпак не был поврежден и все мины были поданы исправно. Телеграф, приспособленный для приемов в любой схеме, работал прекрасно и перехватывал легко японские депеши. Вот все, что имело место по минной части транспорта "Енисей" с начала военных действий до его роковой гибели. Подписал: Бывший старший минный офицер транспорта "Енисей" Мичман С.Власьев.

РЮРИК: Телеграмма Военного Министра Наместнику Е.И.В. на Дальнем Востоке. 28 Января 1904 года №541. Указом, Правительствующему Сенату 28 Января данным, Вашему Высокопревосходительству предоставлены права, определенные в статьях от 17 до 35 Положения о полевом управлении войск в военное время - для Главнокомандующего армиями и в статьях от 21 до 56 Морского устава - для Главнокомандующего флотом. Подписал: Генерал-Адьютанат Куропаткин.

РЮРИК: Письмо Наместника Е.И.В. Начальнику Военного Морского Штаба Контр-Адмиралу Витгефту. 28 Января 1904 года. Прошу Вас, Вильгельм Карлович, - впредь до правильной организации рейдов и крейсерства, с сегодняшнего дня условиться с флаг-капитаном по этой важной охране. Полагаю для сего следующее: 1) на внешнем рейде в 6-7 каб. от берега поставить две лодки 2 ранга и два крейсера (мин.) держать в удалении 10-15 каб. и к этому нужно прибавить два миноносца; до рассвета миноносцы не могут возвращаться в порт. 2) брандвахта должна находиться в условных сигналах с лодками на рейде. 3) "Ангару" тоже следовало бы убрать. 4) если большие крейсера не успеют войти тоже на внутренний рейд, то надо их поставить в 8 Кораблей или Талиенване, Kerr-Bay. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Флаг-Капитан Штаба Начальника эскадры Тихого океана. Начальнику Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. 28 Января 1904 года №3. Имею честь доложить Вашему Превосходительству о следующих распоряжениях, сделанных штабом по эскадре во исполнение приказаний Наместника Е.И.В. и Начальника эскадры: 1) Четырнадцать миноносцев вышли в море для крейсерства и встречи неприятеля атакою в секторе, 15-20 миль радиусом. Им дано приказание не приходить на вид эскадры и не приближаться ближе 15 миль к ней до восхода солнца. 2) Из крейсеров I и II ранга, минных крейсеров, свободных лодок и двух миноносцев составлена охрана эскадры и охрана подступов ко входу и самого входа в гавань. 3) Четыри вооруженные минные катера охраняет проход от штевня "Ретвизана" к берегу и от этого броненосца к бассейну. 4) Приказание Наместника Е.И.В. о сигналах для переговоров между брандвахтою и охраняющими вход в гавань судами - исполнено. Впредь до ухода "Ретвизана", эти сигналы будут сообщены капитану 1 ранга Щенсновичу. 5) "Ретвизан", впредь до устройства бона с сетью, поставил свое сетевое заграждение. 6) На судах, стоящих в гаванях, приготовились к отражению минной атаки: все огни потушены. 7) На судах не имеется "пропуска"; во избежание каких либо недоразумений, на эскадре не объявлено такового. Позволяю себе просить приказания Вашего Превосходительства по следующим мерам: Обратить внимание порта и возобновить приказание, чтобы суда, стоящие для работ у "Ретвизана", также стояли без огней. Запретить портовым баркасам, как это было прошлой ночью в 5 1/2 часов утра, выходить из гавани с отличительными огнями, которые они держат открытыми даже стоя у брандвахты и в глубине прохода носами к выходу. Довести до сведения коменданта, что в первых двух седловинах, к востоку от Золотой горы, ярко освещены какие то жилые здания. Тоже на дачных местах. Это было и во всю прошлую ночь. Электрическое освещение прожекторами на батареях в сторону города обрисовало рельефно все батареи; такое освещение должно иметь свои правила. На рейде стоят два английские парохода, поставленные на якорь эскадрою. Один с утра держит сигнал "убедительно прошу ответа и приказаний о пропуске". Другой пришел в 4 1/2 часа дня 28-го же Января. Они видят все наши движения и расположение судов. На рейде с 4-х часов стоит под русским флагом большой загруженный пароход Датской компании. Если груз его нам нужен, то пароход рискует быть взорванным. В то же время сегодня в гавани стояли два английские парохода (бывшие японские) и один из них дважды задержал движение входивших сегодня броненосцев. Все вышеизложенное представляю на благоусмотрение с единственной целью упорядочить существенно важное дело. Подписал: Капитан 1-го ранга Эбергард.

РЮРИК: Начальник Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. Командиру Порт-Артура. 28 Января 1904 года №606. По приказанию Наместника: 1) Все пароходы коммерческого флота, приходящие в Артур, направлять в Дальний, за исключением пароходов, зафрахтованных фирмой Гинсбурга. 2) Сегодня разрешено выпустить пароход с иностранцами. 3) Посылается копия циркуляра за №56, посылаемого консуламю О чем уведомляю Ваше Превосходительство. Подписал: Контр-Адмирал Витгефт.

РЮРИК: Рапорт Командира крейсера II ранга "Забияка" Начальнику Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. 5 Февраля 1904 года №159. Согласно семафорного сигнала, доношу Вашему Превосходительству, что 28 Января сего года, около 12-ти часов ночи, получив приказание сняться с якоря и идти в цепь на свое место в бухту Пагода, где производится перекоп, я без огней, и не получив никаких предуведомлений о нахождении на рейде каких либо посторонних судов, - отправился по назначению. Со своей-же стороны о каких либо судах, находящихся на рейде, я не мог знать, так как утром, во время пурги, снялся с якоря и вступил в кильватер лодке "Бобр" под флагом контр-адмирала Молас. Подходя к месту своего назначения, слышно было, что на внешнем рейде открыли учащенный огонь; и мне в то же время было доложено, что видны приближающиеся к нам без огней, в строе кильватера, суда. Сделав опознательные сигналы и положив лево руля, стал держаться ближе к берегу. Машину застопорил и стал опять делать опознательные сигналы. Не видя ответа и за темнотою и туманностью по берегу, невозможно было ориентироваться, стоят-ли встречные суда на якоре или двигаются, но все-таки ясно было видно, что траверзные наши расстояния сближались и тогда я открыл огонь, указав среднюю точку попадания в середину судов, окло труб. Через дым палубы было достаточно видно, что суда как будто отвечают, но, не слыша ответного свиста снарядов, прекратил тотчас-же огонь, догадавшись, что это были не ответные выстрелы, а разрывы наших-же снарядов. Затем, увидев свою ошибку, немедля спустил вельбот и послал на нем, для опроса, мичмана графа Кейзерлинга, который, возвратившись, передал мне, что подвергшиеся обстреливанию суда были коммерческие пароходы английский "Кипинг" и немецкий "Фронтон" и что убитых и раненых на них нет, а имеются незначительные повреждения около труб, в кожухах и в борту; - на вопрос, почему они стоят здесь без огней и не делают никаких опознательных сигналов, командиры ответили, что к ним приходил какой-то миноносец, который приказал убрать все огни и решительно ничего не предпринимать. После чего я отправился к месту своего назначения. Всего израсходовано снарядов 47мм. - 40 и 37мм. - 47. Подписал: Капитан 2-го ранга Лебедев 2.

РЮРИК: Рапорт Начальника эскадры Тихого океана Вице-Адмирала Старк Наместнику Е.И.В. 31 Января 1904 года №530. Представляя при сем полученный мною в ночь на 31 Января рапорт капитана 2-го ранга Владимира Сарычева о гибели 29 Января вверенного ему кресера "Боярин" от взрыва мины заграждения, поставленного нами под Талиенваном, докладываю Вашему Высокопревосходительству, что из содержания этого рапорта и объяснений означенного штаб-офицера, я не нахожу оправдания его действиям и в особенности решению, по снятии с корабля офицеров и команды, покинуть место крушения, на котором крейсер "Боярин" продолжал держать на воде. Высланные, по распоряжению Вашего Высокопревосходительства, на поиски не затонувшего крейсера "Боярин", два миноносца и пароход "Сибиряк" под начальством капитана 1 ранга Матусевича, по сие время не возвращались. Команда крейсера "Боярин" привезена в Порт-Артур на миноносцах: "Влатный" - командир лейтенант Карцов, "Внушительный" - лейтенант Рихтер, "Расторопный" - капитан 2-го ранга Сакс и "Скорый" - лейтенант Хоменко.

РЮРИК: Рапорт Командира крейсера II ранга "Боярин" Начальнику эскадры Тихого океана. 30 Января 1904 года №151. Доношу Вашему Превосходительству, что сего числа, идя по поручению для освещения местности около бухты порта Дальний и имея приказание уничтожить имеющиеся в той части местности японские миноносцы, проходя приблизительно в 2 - 2 1/2 милях от оконечности острова и маяка San-Shan-Tau, наткнулся на донную мину; взрыв произошел под миделем крейсера с левой его стороны и, вероятно, под переборкой между 2 и 3 котельными отделениями и ближе к левым бортовым угольным ямам, после чего крейсер очень быстро накренился на левую сторону на 8 градусов и начал опускаться. Все переборки, двери и горловины были задраены и надежность закрытия их проверена трюмным механиком, а затем и старшим офицером еще сейчас после съемки с якоря, так как была пробита тревога для отражения минной атаки. Тотчас была пробита водяная тревога и приказано пустить турбины, берущие воду из кочегарных отделений, а также приказано было подводить парус-пластырь, приготовленный в полной исправности еще за день до первой минной атаки, но пары минут через пять прекратились, видимо вследствие того, что взрывом перебиты были все паропроводные трубы; в это время крейсер начал крениться больше и больше и я, опасаясь, что не спущу гребных судов, так как их надо было еще отвалить, приказал приготовить гребные суда. Миноносцам голосом дал знать, что прошу их держаться вблизи крейсера для принятия команды. В это время от S шла очень крупная зыбь, к которой крейсер лежал лагом; ветер был силой баллов 5, крейсер дрейфовало на остров, и я опасался, что он должен коснуться других мин заграждения, так как, видимо, попал на линию, ограничивающую S-й вход в Дальний. Крен к тому времени дошел до 15 градусов и спуск шлюпок стал затруднителен, почему я приказал отставить подводить платырь, а спускать гребные суда и выбросить из сеток койки. Приказания мои исполнялись безукоризненно и спокойствие команды было примерное; большинство взяли с собой винтовки. В это время миноносец "Властный" подошел к правому борту, и через спущенные шлюпки я приказал команде перебираться скорее на миноносец, эелая его отпустить с командой с опасного, по моему предположению, в минном отношении, места. Мое впечатление было, что крейсер, хотя медленно, но садится, почему я тоже не считал возможным оставлять дольше команду на крейсере, тем более, что ветром и приливом его, видимо, прижимало к берегу и я ожидал с минуты на минуту взрыва второй мины. Журналы, деньги, отчетность, карты и книги, шифр и опознательные сигналы были взяты с собой и при отчете будут представлены в штаб Вашего Превосходительства. Перед съездом последних людей я приказал спустить все флаги, что и было исполнено штурманским офицером и старшим сигнальщиком. Поведение команды и офицеры считаю выше похвалы, тем более, что, будучи так глубоко виноват во всем происшедшем из за недостаточной осторожности при проходе столь опасным местом, считаю себя недостойным хвалить порученную мне команду и офицеров, так как ими долг их был исполнен безукоризненно. Полагая, что крейсер тонет, так как крен его еще увеличился, а вместе с тем, будучи уверен, что его несет на мины заграждения, не приказал открывать кингстонов для затопления его окончательно, будучи уверен в его взрыве. Съехав с крейсера последним на миноносец и видя, что все миноносцах, ушел, не желая задерживать миноносцы на этом опасном месте и боясь подвергать их опасности нлчью, если на них будет произведена атака теми миноносцами, которых уничтожить я был послан и появления которых ожидал с минуты на минуту. Считая себя глубоко виновытым во всем происшедшем и только себя одного, так как остальные исполнили свой долг также безукоризненно, как и в день боя, могу представить одно слабое обстоятельство в свое извинение. Я считал своим долгом неприменно иметь столкновение с неприятельскими миноносцами и, полагая, что они стоять близко за остравами, позволил себе подойти, видимо, ближе, чем следует, не приняв во внимание, что, поставленные при очень свежем N ветре и отлив, мины могли сдрейфоваться. Место взрыва, на мой взгляд, лежит в 2 - 21/2 милях от San-Shan-Tau. Из команды не досчитываю 9 человек, которые, по всему вероятию, остались в затопленных кочегарных отделениях. Вещи г.г. офицеров и команды остались все на крейсере, ибо я не решился разрешить брать что бы там ни было с собой, в виду недостатка времени и невозможности брать на миноносце груз. Подписал: Капитан 2-го ранга Сарычев.

РЮРИК: Рапорт Командира эскадренного миноносца "Расторопный" Заведующему 2 отрядом миноносцев. 31 Января 1904 года №80. Доношу Вашему Высокоблагородию, что 29 Января в 1 час 15 минут дня, получив приказание от флаг-капитана присоединиться к крейсеру "Боярин", вышел на внешний рейд. По сигналу "держаться на левом крамболе", я стал головным у миноносцев. Подходя к острову Кэп - по сигналу "вступить в киливатер адмиралу", я занял место в одном кабельтове за крейсером. На траверзе, к S от южного острова Сан-Шан-Тао, в расстоянии 1 1/2 мили от него, при ходе около 18 узлов и курсе NW 75 градусов - в 4 часа 8 мин. пополудни раздался взрыв, крейсер "Боярин" качнуло и от сотрясения сломалась фор-стеньга крейсера. Затем из под крейсера вышло огромное пятно черного цвета, и когда я поравнялся с этим пятном, несколько на ветре его, над пятном держался большой столб угольной пыли. Крейсер продолжал идти, несколько поворачивая вправо и, на глаз, не уменьшал хода по крайней мере минуты две или три; я не уменьшал хода. Отойдя на ветер 1/4 мили, крейсер уменьшил ход, а затем застопорил машину; я перешел на его левую сторону, идя уменьшенным ходом, и поровнявшись, застопорил машину. Не видя приготовлений к спуску шлюпок и замечая, что крейсер перестал погружаться, без крена, я предполагал, что повреждение от взрыва не велики и что начнут подводить пластырь. Однако затем начали спускать шлюпки, спокойно без замешательства. Я перешел к правому борту, который теперь оказался подветренным, и стал ожидать шлюпок с людьми. Между мои миноносцем и крейсером вошел миноносец лейтенанта Карцова и стал принимать людей прямо с борта. На мой миноносец из шлюпок вышло 48 человек нижних чинов и пять офицеров. В 5 часов пополудни я дал ход машине и отшел от крейсера. Минный офицер крейсера лейтенант Никитин заявил, что нельзя-ли утопить крейсер миной, дабы он не достался японцам как приз. Я приказал спросить семафором командира "Боярина", но миноносец, на котором он находился, был уже далеко и, благодаря пасмурности, мой сигнал не был рассмотрен. На ветре от меня еще находился миноносец "Сторожевой", который я принял за миноносец "Сердитый", и по общему решению офицеров "Боярина" и по моему, а также в виду заявления мичмана Безкровного, который спрашивал у своего командира, не открыть ли кингстоны - еще до съезда с крейсера, на что ему командир ответил, что крейсер без того утонет т.е. в принципе признавал необходимость полной утраты крейсера - я решил утопить крейсер в виду военного времени. Имея у себя много команды на палубе, я приказал поставить свои аппараты вдоль судна и поставить леерные стойки, а миноносцу "Сердитому" сделал сигнал "утопите крейсер миною", на это получил вопрос "кто приказал", я ответил "командир "Расторопного". Миноносец подошел к крейсеру, сделал выстрел, но взрыва я не видел и второго выстрела за темнотой я не видел. В 8 часов вечера, войдя в Восточный бассейн, я ошвартовался у миноносца "Внушительный" и высадил на берег офицеров и команду крейсера "Боярин". Курс крейсера "Боярин" был от острова Кэп проложен южнее оконечности большого Сан-Шан-Тао приблизительно на NW 75 градусов или NW 80 градусов. Подписал: Капитан 2-го ранга Сакс.

РЮРИК: Рапорт Командира экадренного миноносца "Сторожевой" Заведующему 2 отрядом миноносцев. 31 Января 1904 года №71. 29 сего Января по сигналу с Золотой горы "миноносцам выйти на внешний рейд", тотчас, около 1 часа дня, снялся с якоря и пошел на внешний рейд, где согласно сигнала с крейсера "Боярин", вступил в кильватер. Следовали к южному San-Shan-Tau. Около 4 1/2 часов, подойдя к крейсеру "Боярин", увидел его с застопоренной машиной. Около 5 часов, когда офицеры и команда крейсера "Боярин" были перевезены на миноносец, получил приказание семафором с миноносца "Расторопный" взорвать крейсер "Боярин", на что тоже семафором спросил "от кого исходит приказание". С миноносца "Расторопный" получил ответ "от командира "Расторопного", затем семафором спросил "от кого командир "Расторопного" получил приказание"; на этот сигнал не получил ответа и миноносец "Расторопный" далеко удалился в море. Исполняя отданное мне приказание, подошел на расстояние 3-х кабельтовов, сделал выстрел из кормового аппарата, произошла осечка, вследствии сильной качки мина сдвинулась вперед и прибор Обри спустился, так что второго выстрела из этого аппарата сейчас-же невозможно было произвести. Тогда, описав циркуляцию, сделал выстрел из носового аппарата с расстояния тоже 3-х кабельтовов. Мина №2099 вышла из аппарата прямо и до половины расстояния была заметна по пузырям, после чего была не заметна. Взрыва не произошло. О чем Вашему Высокоблагородию доношу. Подписал: Капитан 2-го ранга Киткин.

РЮРИК: Рапорт Начальника эскадры Тихого океана Вице-Адмирала Старк Наместнику Е.И.В. 2 Февраля 1904 года №563. В дополнение донесения моего о повреждении крейсера "Боярин" от взрыва мины, имею честь доложить Вашему Высокопревосходительству, что на поиски этого крейсера, оставшегося после взрыва на воде, мною был командирован в залив Талиенван капитан 1-го ранга Матусевич, в распоряжение которого был дан пароход Общества Восточно-Китайской железной дороги "Сибиряк" и два миноносца. Разыскав крейсер и поставив его на якорь в Карантинной бухточке острова южный Сан-Шан-Тао, капитан 1-го ранга Матусевич ожидал лишь окончания шторма 31 Января, для подводки пластыря и буксирования крейсера в гавань; но в ночь на 1 Февраля штормом крейсер сдрейфовало на глубину и понесло на линию заграждений, где он потерпел полное крушение. Это предположение капитана 1-го ранга Матусевича тем более вероятно, что в означенную ночь в Дальнем слышны были взрывы мин; вышедшие же на разведку миноносцы "Бесстрашный" и "Властный" нашли в море паровой катер крейсера "Боярин", пытались его отлить, но, вследствии зыби, не могли этого сделать и катер затонул. Полагаю, что этот катер всплыл с ростер во время последнего крушения крейсера.

РЮРИК: Рапорт Заведующего 1 отрядом эскадренных миноносцев Начальнику эскадры Тихого океана. 4 Февраля 1904 года №83. Согласно полученному мною приказанию от Вашего Превосходительства, 30 Января с.г. на миноносце "Выносливый", сопровождаемый миноносцем "Грозовой", вышел на внешний рейд, где ожидал пароход "Сибиряк", который подошел в 8 1/2 часов. Дав ему приказание ожидать меня в пяти милях мористее южного входа в заливе Талиенван, пошел впереди 16-ти узловым ходом, имея "Грозовой" на правом траверзе в 3-х кабельтовах. Около 11 часов, проходя середину южного входа в залив в расстоянии 5 миль, с миноносца "Грозовой" уведомили меня семафором, что видна плавающая сферическая мина. Тотчас-же повернул и расстрелял мину, которая взорвалась. Из предосторожности, при дальнейшем плавании уменьшил ход до 8 узлов, удалился от берега и расставил людей по борту, для наблюдения за могущими встретиться минами. В 12 часов вошел в залив между островами сев. и южн. Сан-Шан-Тао. Идя серединой залива, у о-ва южный Сан-Шан-Тао был усмотрен у самого берега крейсер "Боярин", стоящий у южной его оконечности. По плану, данному мне, минного заграждения, "Боярин" находился около 2-й линии заграждения, а потому подойти к нему считал невозможным, без предварительного исследования подхода к нему, и повернул обратно в море. Затем подошел к о-ву с восточной стороны и высадился на берег у карантина. Взяв с собой лейтенанта Овандера, помощника инженер-механика Блинова, по 3 вооруженных нижних чина с каждого миноносца и парусинную шлюпку, на которой, перейдя на другую сторону о-ва, переехал на "Боярин" для его осмотра. Миноносцам поручил идти за "Сибиряком" и вернуться с ним к месту моей высадки. Крейсер "Боярин" нашли стоящим на мели, правым бортом вдоль берега в расстоянии от 5 до 10 саж., с небольшим креном на левый борт. Крейсер слегка покачивало. На берегу лежали выкинутые шлюпки: баркас и два вельбота; у борта крейсера держался моторный катер без машины. Обмер глубины вокруг крейсера показал: углубление форштевня 16", глубина по лоту 11"; у бакового 120мм. орудия с левого борта 17", с правого 10 1/2"; с правой стороны у кат балки 12"; у шкафутных 120мм. орудий справа 12", слева 18"; у шканечных орудий справа 18", слева 21"; за кормой 27 фут. Этот обмер, произведенный в малую воду, показал, что крейсер стоял, приткнувшись к мели носом и частью правого борта, что давало возможность предполагать, что он может быть во время полной воды отнесен от берега, почему отдал якорь, не стопоря каната, дав ему возможность по мере натяжения травиться; ошвартовить же крейсер к берегу с той же целью не дать ему сойти с мели в полную воду - не представляло никакой возможности за отсутствием какого либо места, где можно было бы укрепить швартовы.

РЮРИК: Продолжение. Внутренний осмотр показал, что кормовая часть до машинной переборки совершенно свободна от воды; незначительное количество воды на палубе кормовой минной батареи с левого борта попадает исключительно из трубы яблочного шарнира левого минного аппарата. Левая машина свободна от воды; вода имеется только в трюме, ниже площадок, как результат пропуска воды через продольную машинную переборку исключительно через отверстия для проводников и трубопровода. Сама переборка держит хорошо. Правая машина залита водой до днищ цилиндров. Корридор между машинами, мастерская, помещение динамо-машин и опреснителя от воды свободны. Котельные отделения залиты водой до верхних решеток. Палуба над котельными отделениями залита водой, более к левому борту; глубина воды настолько незначительна, что несколько брошенных на палубу малых чемоданов дали возможность по ним пройти в отделение беспроволочного телеграфа, которое было совершенно сухо, и в спасательный выход одного из котельных отделений (1 или 2). Носовые помещения впереди непроницаемой переборки котельного отделения совершенно свободно от воды. Броневые люки, водонепронецаемые двери и глухие крышки иллюминаторов задраены хорошо. Видимых повреждений частей главных и вспомогательных механизмов в осмотренных помещений нет. Такое состояние свободных от воды частей крейсера и полная крепость обоих бортов и броневой палубы давали основание предполагать, что крейсер будет иметь еще достаточный запас плавучести, чтобы, по снятии с мели, откачивая его пароходами, подвести необходимое количество пластырей, исследовав предварительно водолазами размер пробоины. Осмотр был кончен в начале 6-го часа, почему в этот день приступить к каким бы то ни было работам считал поздно, а потому вернулся со всеми к месту высадки и переехал на ожидавшие меня миноносцы. Командир миноносца "Выносливый" доложил мне, "Сибиряка" не нашел в назначенном месте, а открыл его у самого берега вблизи мыса W Entry P около начала линии заграждения, почему, вызывая его, он не решился идти дальше о-ва Wedge, но "Сибиряк" почему-то не подходил. Видя, что время возвращаться, он повернул и пошел к месту рандеву. При следовании к "Сибиряку", в 3 - 4 милях против южной оконечности о-ва южный Сан-Шан-Тао, встретил свободно плавающую мину, которую утопил выстрелами. Идя обратно, также была встречена мина (третья), которую расстрелять не рискнул, опасаясь привлечь внимание показавшихся в S части горизонта дымков.

РЮРИК: Продолжение. Простояв ночь на якоре в бухточке, где высаживался, с рассветом 31 Января пошел, соединенно с "Грозовым", малым ходом, имея самое тщательное наблюдение из опасения встретить плавающие мины. Крейсер "Боярин" видел на том же месте и в том же положении. Придя в Дальний в 8 1/2 часов утра, послал сейчас же портовый катер привести вдоль берега "Сибиряк", которого, при проходе заливом, видел у того же мыса West Entry P. В Дальнем через портовое начальство получил в свое распоряжение пароход "Инкоу", 4 пластыря и водолазов с аппаратом. Узнав, что команда транспорта "Енисей" еще находится в Дальнем, потребовал, чтобы мне выслали сто человек команды различных специальностей с двумя офицерами. Команду эту разместил на пароходах "Инкоу" и "Сибиряк". С этими двумя пароходами и двумя портовыми катерами предполагал сейчас же идти в Карантинную бухту, откуда думал отправить команду сухим путем к "Боярину", а паровыми катерами произвести траление того пути, по которому должны были подойти к крейсеру водоотливные пароходы. Начавшийся с рассветом SO, к 10 часам перешел в шторм, разведя громадное волнение. Начавшаяся снежная пурга не позволяла ничего различать далее полукабельтова. При таком состоянии погоды не считал возможным выйти для работ к "Боярину". И так как к 4-м часам дня погода не улучшилась, то команде "Енисея" приказал вернуться обратно в казармы с тем, чтобы она вернулась опять на пароходы на другой день к 6 1/2 часам утра.

Rayak: Однако внушает... Спасибо. Продолжение будет?

vvy: Неужели руками набиваете? Это, знаете ли, господа, - подвижничество, не иначе.

РЮРИК: Rayak пишет: Продолжение будет? Все будет! vvy пишет: Неужели руками набиваете? А что делать, сканера нет.

РЮРИК: Продолжение. Около 5 часов дня был услышан взрыв, который, как мне сообщил и.д. градоначальника г. Дальнего, произошел от выбрашенной на берег в глубине бухты Виктория мины, где кроме того была найдена еще одна не взорвавшаяся мина. В ту же ночь около 3 часов утра было слышно еще несколько последовательных взрывов. К рассвету 1 Февраля ветер стих и погода разъяснилась. Поэтому в 8 часов утра вышел на миноносце "Выносливый" с двумя вышеназванными пароходами и портовым катером в Карантинную бухту, оставив "Грозовой" в Дальнем пополнить запас угля. Приближаясь к о-ву Сан-Шан-Тао, крейсера "Боярин" на прежнем месте не усмотрел. Подойдя к Карантинной бухте, пересел на портовый катер и пошел, держась возможно ближе берега, к месту, где стоял "Боярин", а судам приказал держаться около прохода между о-ва южный и северный Сан-Шан-Тао. Обойдя бухту и не найдя никаких признаков крейсера, кроме шлюпок, выброшенных на берег, о которых упоминал раньше и еще одной, найденной лежащей на берегу в следующей бухте. Возвращаясь, подошли к пристани в Карантинной гавани. Дав с портового катера лейтенанту Овандеру китайца, знающего русский язык, поручил ему опросить китайцев, живущих около места стоянки крейсера, а шхипера портового катера послал на маяк опросить там его прислугу. Возвратившийся лейтенант Овандер доложил, что китайцы рассказали, что они видели крейсер на прежнем месте до наступления темноты, причем его сильно раскачивало и било о камни. Ночью же они слышали несколько взрывов, а утром крейсера уже не было. Полагаю, что во время ночной полной воды крейсер SO штормом сорвало с мели и он вытравил канат до жвака-галса и, разворачиваясь во время перемены течения, задел за начало 2 линии заграждения, которая, по словам старшего офицера транспорта "Енисей" лейтенанта Дрешера, были поставлены севернее предположенной по плану, и начало ее было от одного до лвух кабельтовов от места, где стоял "Боярин". Предположение это подтверждается слышанными ночью взрывами, как вахтенными начальниками на миноносцах, так и показаниями китайцев. Закончив опрос, вернулся на миноносец и в это время пришел артиллерийский пароход "Богатырь", присланный Вашим Превосходительством с командой крейсера "Боярин" и частью его офицеров и команды в мое распоряжение. Приказав всем судам идти в Дальний, последовал туда и в два часа встал там на якорь за молом. Находя более безопасным возвращение команды по железной дороге, разрешил командиру "Боярина" отправить ее этим путем в Порт-Артур. Пароходам, по требованию командира Порт-Артура, сообщенному по телефону, приказал выйти с рассветом 2 Февраля. В 4 1/2 часа на минном крейсере "Всадник" прибыл контр-адмирал Лощинский. С рассветом 2 Февраля снялся с якоря и с миноносцам "Грозовой" проследовал в Порт-Артур, куда прибыл в 10 1/2 часов утра, встретив по пути два миноносца 2-го отряда и миноносцы "Бдительный" и "Лейтенант Бураков". Подписал: Капитан 1-го ранга Матусевич.

ser56: РЮРИК пишет: что делать, сканера нет. Да хоть цифровой камерой - попробуйте выложить...

denis: РЮРИК пишет: То ли еще будет. С увадением, РЮРИК. А зачем же девушке так дьявольски улыбаться?

РЮРИК: Знал бы, что это девушка, послал бы дядюшку! (По моему мнению, они бесполые, в массе своей.) А продолжение будет и я думаю будет интересно. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Начальник Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. в Штаб эскадры Тихого океана. 29 Января 1904 года №123. Наместник на заседании в присутствии Вашего Высокоблагородия высказал нижеследующие основания дальнейших действий, для представления их начальнику эскадры: 1) К.-ад. Лощинскому подчиняется минный транспорт "Амур" и 6 миноносцев 2-го отряда, для продолжения заграждения Дальнего под защитою эскадренных миноносцев, - которому следует выйти завтра утром, по распоряжению начальника эскадры, в Дальний. Назначение 6-ти эскадренных миноносцев отряда к.-ад. Лощинского - защищать минный транспорт при работе постановки мин, и защита Дальнего, если на рейд придет неприятель для бомбардировки города. По окончании работы, "Амур" должен становиться за мол, а миноносцы стоять там, где они могут действовать с наилучшим успехом, имея в виду, что средний проход не защищен еще минами. 2) Лодки и минные крейсера поступают, до снятия с мели "Ретвизана", на время отсутствия к.-ад. Лощинского, в подчинение капитану 1-го ранга Щенсновичу, для ночной защиты броненосца; лодки должны стоять на якоре готовыми к ходу. 3) В помощь этой цепи должна быть очередная смена миноносцев в цепи. 4) Все миноносцы должны быть разделены на 3 - 4 отряда, для очередной охраны эскадры, порта, минного транспорта и для отдельного плавания при эскадре. 5) Необходимо сформировать отряд из крейсера и 4 - 5 миноносцев для активного действия. 6) Броненосцы, после мелкого ремонта и необходимого снабжения углем и запасами, должны на ночь уходить и держаться, по указанию начальника эскадры, в море или другом месте у берегов Квантуна. 7) В распоряжение эскадры назначается капитан 2-го ранга князь Ливен. Все необходимые распоряжения по ночной обороне входа должны ложиться на начальника эскадры, когда эскадра в порту, и на начальника обороны порта и его помощника, в его отсутствии, а в отсутствии последнего, на командира порта. Кроме того было высказано, чтобы начальник эскадры мог именем Наместника требовать у командира порта все потребные материалы для починки судов и чтобы с крейсером "Новик" был поставлен в док миноносец "Боевой". Общая же мысль была: а) сохранить дольше броненосцы, в) не переутомить охранной службой миноносцы и с) нанести какой либо удар отрядом крейсера и миноносцев. О чем, по приказанию, записано для сведения и сообщается. Подписал: Контр-Адмирал Витгефт.

РЮРИК: Протокол Совещания 30 Января 1904 года №4. Заседали: Главнокомандующий генерал-адьютант адмирал Алексеев, Начальник эскадры вице-адмирал Старк, Младшие Флагманы контр-адмиралы : князь Ухтомский, Молас, Греве и Лощинский, и.д. Начальника Временного Морского Штаба Наместника контр-адмирала Витгефта, Флаг-Капитанов Штаба Начальника эскадры капитана 1-го ранга Эбергард. Первый вопрос был поставлен: Как защищать Дальний, ввиду уже поставленного неудачно минного заграждения. Решено: 1) Защиту Дальнего основать лишь на минном заграждении. 2) Защита поручается контр-адмиралу Лощинскому. 3) Заминировать и средний проход с плотов, оставить проход для провода коммерческих судов. 4) Поставить минные банки близ Дальнего с плотов. 5) Для охраны работ, контр-адмиралу Лощинскому иметь "Гиляк" и 2 миноносца из 2-го отряда. 6) В Керр-бай и Дин-бай поставить минные банки. 7) На южном Сан-Шан-Тао иметь: брандвахту и наблюдательную станцию с мачтой для сигналов и с паровыми катерами города Дальнего. Второй вопрос: Организация защиты входа в Порт-Артур при стоянке в проходе "Ретвизана". Решено: 1) Защита возлагается - в присутствии начальника эскадры в Порт-Артуре - на Его Превосходительство, в отсутствии-же его - на контр-адмирала Лощинского, а по уходе последнего - на начальника минной партии. 2) Лодок для защиты входа не иметь на рейде. 3) В виду крайней важности, освещать местность впереди Артура крейсерами и миноносцами, коим возвращаться до захода солнца или-же оставаться в море до следующего утра. 4) При появлении чего либо подозрительного, освещать с фланговых батарей прожекторами, а также, по временам, весь рейд, но при неприменном условии не направлять лучь на берег, а лишь вдоль рейда. Третий вопрос: Дальнейшие действия эскадры. Решено: 1) Сохранять броненосцы, для чего не становиться ночью на якорь у Порт-Артура, а держаться в море в разных местах, или же если становиться, то менять места каждую ночь. 2) Производить освещение местности в районе 50 - 100 миль крейсерами по очереди, но не менее как двумя, имея между собой близкую связь. 3) Чтобы сохранять исправность миноносцев и бодрость команд для выполнения различных поручений, разведок и ночных нападений на выслеженного неприятеля, - разделить их на отряды, по 4 миноносца в каждом, и службу возлагать равномерно на них по очереди. 4) Дальнейшие действия крейсерского отряда, оперирующего в Японском море, могут быть сообразованы лишь после результатов его настоящих действий. Четвертый вопрос: Об ускорении хода работ по исправлению поврежденных судов. Решено: Как порту, так и эскадре употребить все усилия для совместной работы по ускорению исправлений. Общее наблюдение за работами, со стороны эскадры, поручить младшему флагману контр-адмиралу Моласу.

РЮРИК: Уважаемый ser56 ! Помните нашу дискуссию в развед. операциях 1 ТОФ. РЮРИК пишет: 5) Необходимо сформировать отряд из крейсера и 4 - 5 миноносцев для активного действия. Это не я придумал, все было запланировано. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Начальнику Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. Контр-Адмиралу Лощинскому. 29 Января 1904 года. Наместник приказал Вашему Превосходительству следовать в Талиенван на минном транспорте "Амур" с 6 эскадренными миноносцами. Главные основы наших действий, сообщенные словесно, остаются нижеследующие: Не стесняя ваших действий и личной инициативы, главные обязанности следующие: а) поставить минные банки перед Дальним, как указано на плане, определив точно безопасную зону якорной стоянки; в) средний проход не загражден; с) миноносцам охранять днем транспорт, но сохраняя их боевую готовность для защиты рейда и атаки в случае появления на нем японских судов для бомбардировки города Дальнего; d) на транспорте должны быть готовы мины для забрасывания тех мест, которые признаете нужными только в крайней опасности, имея в виду, что в средний проход будет проходить и наша эскадра, входя на рейд Талиенвана для стоянки, и е) исправить дурно поставленные транспортом "Енисей" мины, способом, который найдете лучшим. При этом следует иметь в виду план работ, произведенных "Енисеем", и удостовериться, что им не окончено, и быть крайне осторожным, так как, по сообщению из Дальнего, некоторые мины всплыли. Остальные приказания получите от начальника эскадры. Подписал: Контр-Адмирал Витгефт.

ser56: РЮРИК пишет: 5) Необходимо сформировать отряд из крейсера и 4 - 5 миноносцев для активного действия. Это не я придумал, все было запланировано. С уважением, РЮРИК. Спасибо - я прочитал. А вот и КР разведка. РЮРИК пишет: 2) Производить освещение местности в районе 50 - 100 миль крейсерами по очереди, но не менее как двумя, имея между собой близкую связь.

invisible: Великолепно,РЮРИК А про период Макарова будет?

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! invisible пишет: А про период Макарова будет? Основная масса документов погибла вместе с "Петропавловском", но кое что осталось, после новогодних каникул буду скидывать документы, периода командования Макарова. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Наместник Е.И.В. на Дальнем Востоке Начальнику эскадры Тихого океана. 3 Февраля 1904 года №129. Согласно бывшего Совещания 30 Января сего года, результат коего изложен в протоколе за №4, предписываю Вашему Превосходительству принять к руководству и исполнению: 1) Защита города Дальнего поручается контр-адмиралу Лощинскому. 2) Защита входа в Порт-Артур, при стоянке броненосца "Ретвизан" в проходе, возложена на Ваше Превосходительство в том случае, если вы присутствуете в Порт-Артуре. 3) Для сохранения броненосцев, - не становиться на ночь на якорь у Порт-Артура, а держаться в море на разных местах, в случае же постановки на якорь, менять места каждую ночь. 4) Производить освещение местности перед Артуром, сообразно обстоятельствам на сколь возможно дальше, крейсерами по очереди, но не менее как двумя, сохраняющими во время плавания между собой близкую связь. 5) Чтобы сохранить исправность миноносцев и не утомлять излишне команд для выполнения различных поручений, разведок и ночных нападений на выслеженного неприятеля, - разделить их на отделения, по 4 миноносца в каждом, и службу возлагать равномерно на них по очереди. 6) Дальнейшие действия крейсерского отряда, оперирующего в Японском море, могут быть сообразованы лишь после их изготовления вновь к походу, сообразно последующей обстановке хода военных действий. 7) Употребить все усилия, совместно с командиром порта, для работ по исправлению судов, выбывших из строя. 8) Общее наблюдение за работами по приведению этих судов в готовность возлагается, со стороны эскадры, на контр-адмирала Моласа. Сверх того, обращаю внимание Вашего Превосходительства на безусловную необходимость в скорейший срок окончить изготовление судов эскадры, считающихся в строю, для выхода в море. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Письмо Контр-Адмирала Лощинского Начальнику Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. Контр-Адмиралу Витгефту. 1 Февраля 1904 года. Милостивый Государь, Вильгельм Карлович, 1 сего Февраля прибыл с крейсером "Васдник" в Дальний, ни где не встретив ни одной плавающей мины. Миноносцы сопровождавшие меня, должны были вернуться обратно из за порчи машины на "Скором", которой он исправить не мог своими средствами. Ковыряться в заграждениях, поставленных "Енисеем", конечно, не представляется возможным, но я думаю все пространство, где должны быть банки, протралить и обставить вехами и тогда ставить мины. Вместе с этим, смотря по погоде, буду ставить и другие. Инженер Тимме берется проводить своими средствами пароходы с углем, в котором нуждатся дорога, и тогда, уходя отсюда, можно будет оставить плотик с 3 минами для окончательного закрытия прохода, если показался неприятель. Об этом прошу, по докладу Его Высокопревосходительству, меня окончательно уведомить, т.е. оставить плотик или совсем закрыть проход. Инженер Тимме дает нам для судов бассейн между двумя молами, где я думаю расположить свои суда,оградив их на ночь сетями, если будут даны от порта, и устроив ночную охрану. Прошу завтра 2 Февраля выслать мне "Амур", "Гиляк" и два миноносца, и я с 3 ч. начну работу. Завтра в 2 ч. пойду еще искать мин; хотелось бы очень найти хотя одну и посмотреть, есть ли на ней минреп; если да, то значит она с заграждения, если нет, то значит с "Енисея" после его потопления. В первом случае, значит, допущена большая плавучесть мины без увеличения веса якоря (теперь вес его с вьюшкой 18 пуд.). При всех прежних опытах, сколько я помню, этого было довольно, а быть может приливы и отливы меняют результаты. Так или иначе, а теперь дела не поправишь, а надо действовать. Когда суда мои для заграждения выйдут из Артура, то телеграфируйте и.д. градоначальника Тимму с просьбой сообщить мне запиской и тогда я вышлю к Сан-Шан-Тао (проход между островами) проводника. Если "Гайдамак" готов, пусть тоже приходит. Прошу принять уверения в искреннем почтении и преданности. Всегда готовый к услугам М. Лощинский.

РЮРИК: Начальник Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В. в Штаб эскадры Тихого океана. ! Февраля 1904 года №669. Младший флагман контр-адмирал Лощинский по телефону просил прислать ему в г. Дальний минный транспорт "Амур", канонерскую лодку "Гиляк" и 2 эскадренных миноносца, для выполнения возложенного поручения, согласно бывшего совещания. Как об исполнении просьбы, так и в случае каких либо затруднений к выполнению ея, временный морской штаб просит уведомить непосредственно по телеграфу контр-адмирала Лощинского. О вышеизложенном времменный морской штаб просит доложить начальнику эскадры, присовокупляя, что переход этими судами должен совершиться с принятием должных мер предостарожности, как против возможности нападения, так и, при подходе к Талиенвану, от опасности попасть на мину. Переход должен быть совершен днем и в случае ясной погоды. Подписал: Контр-Адмирал Витгефт.

РЮРИК: Инструкция Заведующему минным заграждением в г. Дальнем. 1) В вашем ведении находятся сигнальные посты в Дальнем и на южном острове Сан-Шан-Тао, из коих первый принимает со второго извещения о подходящих судах. 2) Вам подчинены лоцмейстеры с паровыми катерами, обязанные проводить дружественные суда между заграждениями, как показано на карте. 3) На южном Сан-Шан-Тао в бухте всегда стоит лоцмейстерский пароход, назначаемый туда поочередно. 4) В случае появления неприятеля, дается знать на сигнальную станцию в Дальнем, снимаются сигнальщики и дежурный, срубив северную веху входного заграждения, идет к северной вехе банкового заграждения, где ожидает плотик с минами и, когда таковые будут поставлены, идет вместе с плотиком в гавань, взяв его на буксир. Плотик с минами, для ускорения постановки, может быть прибуксирован свободным лоцмейстерским катером. 5) В свежую или снежную погоду и туман, а также ночью никакие суда не вводятся в Дальний, о чем следует сообщать сигналом на суда, желающие войти. 6) На дежурном лоцманском баркасе должен быть запасной рулевой, при чем баркасный рулевой ведет баркас впереди проходящего судна, а лоцмейстер с другим рулевым переходит на проходящее судно и если оно иностранное, то требует, чтобы команда и капитан находились все время прохода внизу. 7) Команда на лоцмейстерском катере имеет ружья и, если видны на заграждении частные шлюпки, то, осторожно приблизившись к ним, стрелять. 8) Находясь в Дальнем, вы находитесь в подчинении г. градоначальнику и должны ему и г. полицмейстеру давать знать обо всем. 9) Вменять в обязанности лоцмейстерам - проходя мимо вех каждый раз проверять место вех. Подписал: Заведующий прибрежной обороной и судами не входящими в состав эскадры Тихого океана Контр-Адмирал Лощинский.

РЮРИК: Протокол Совещания 4 Февраля 1904 года №5. Присутствовали: Наместник Е.И.В. на Дальнем Востоке генерал-адьютана адмирал Алексеев, Начальник эскадры вице-адмирал Старк, Начальник Временного Морского Штаба контр-адмирал Витгефт, Младшие Флагманы эскадры Тихого океана контр-адмиралы: князь Ухтомский и Молас, Флаг-Капитан эскадры Тихого океана капитан 1-го ранга Эбергард и Заведующий 1 отрядом миноносцев капитан 1-го ранга Матусевич. Наместник открыл заседание указанием, - что неприятель, согласно имеемым известиям, намерен высадить часть действующей армии на северном побережьи Кореи и Печелийского залива; но пока это задерживается льдом, - и есть вероятие, что прекращение действий против Артура в настоящее время следует отнести к отсутствию части японского флота, ушедшего из Корейского залива для исправлений, а потому настоящее время наиболее благоприятный момент для производства демонстрации нашей эскадрою к шхерам западного Корейского берега, ко входу в Чемульпо. По выслушании означенного предположения Его Высокопревосходительства, была прочитана докладная записка флаг-капитана эскадры Тихого океана и приступлено к выяснению хода работ по исправлению судов и снятию с отмели броненосца "Ретвизан", а также всех других соприкасающихся вопросов по обороне берегов и рейдов. По окончании всех данных объяснений, - Совещание пришло к следующиму заключению: 1. Согласно предложению Его Высокопревосходительства, произвести в шхерах близ Чемульпо демонстрацию эскадрою, в составе всех броненосцев, крейсеров и 8 надежных эскадренных миноносцев, - в возможно ближайший срок, чтобы воспользоваться вероятным отсутствием главной силы японского флота.

РЮРИК: Продолжение. 2. Главная цель демонстрации: а) уничтожение, по пути, отдельных судов и отрядов неприятеля; б) нападение на путь сообщения высадившейся в Чемульпо японской армии. 3. Во избежание встречи с неприятелем в полном его составе, почти вдвое сильнейшим нашей эскадры,- демонстрации должна предшествовать подробная разведка крейсерами всей местности до шхер у Чемульпо. 4. Одновременно с демонстрациею на Чемульпо, желателен выход крейсерского отряда из Владивостока в крейсерство и действие его на сообщение с Гензаном и вдоль берегов Японского моря; но в случае его готовности,- выход крейсерского отряда должен состояться и ранее демонстрации эскадры. 5. Необходимо обследовать Печелийский залив и острова Эллиота;- первое произвести крейсерами и транспортом "Ангара", второе - эскадренными миноносцами 2-го отряда. 6. Для совместного действия с броненосцами, выделить и подготовить 8 эскадренных миноносцев 1-го отряда. 7. Движение коммерческих пароходов с казенным грузом и грузами для Области - производить по указанию контр-адмирала Лощинского, для чего выработать инструкцию в особом совещании, в составе: коменданта крепости, командира Порта-Артур, градоначальника города Дальний, контр-адмирала Лощинского и комиссара по гражданской части. 8. Мореходные канонерские лодки "Гиляк" и "Бобр" употребить для охраны прохода, назначив им постоянные места стоянки на внутреннем рейде, с расчетом на лучшее действие их артиллерии. По изготовлении мореходных канонерских лодок "Гремящий" и "Отважный", сменять вышеупомянутые лодки, производя охрану посменно. 9. С судов эскадры, для надобности крепости снять: а) часть пушек Барановского, по усмотрению начальника эскадры, для организации впоследствии морских передвижных батарей; б) часть сфероконических мин, приготовив их для надобности обороны рейда и бухт.

РЮРИК: Докладная записка Флаг-Капитана Штаба Начальника эскадры Тихого океана. 4 Февраля 1904 года. При обсуждении вопроса о дальнейших действиях эскадры, надлежит определить, в чем и где наши морские силы могут принести пользу делу обороны Квантуна. В настоящее время можно с большою достоверностью полагать, что неприятель, закончив свои десантные операции на берегах Кореи, имея свободные транспорты и, быстро оправившийся в портах от повреждений, флот, перейдет к выполнению второй серии десантных своих экспедиций на берегах Желтого моря и даже Квантуна, на котором Дальний и залив Талиенван вообще, Голубиная бухта, бухта Десяти Кораблей и др. могут быть в числе пунктов, намеченных для высадки и быстрого натиска на Порт-Артур. Эта последняя комбинация будет сопровождаться новым походом соединенных неприятельских морских сил на Порт-Артур, с целью удержать нашу эскадру от сопротивления этим операциям, а равно и ослабления вновь ея состава. При настоящем соотношении сил, выраженном в прилагаемой справке, наша эскадра по необходимости должна опираться, для некоторого равновесия, на форты Артура. По этим соображениям, выходу нашей эскадры в море, с целью встретить неприятеля и вступить с ним в бой, должен предшествовать осмотр моря нашими крейсерами, которые предварительно должны произвести тщательную разведку, как западной половины Печелийского залива и части Ляодунского залива, так и восточной части моря, в сторону места крейсерства неприятельской эскадры Шантун-Клиффорд. Осветив себе эту местность и определив силы неприятеля, можно будет решить вопрос о наступлении, с целью боя с ним на расстоянии 100-300 миль от нашего опорного пункта Порт-Артур.

ser56: РЮРИК пишет: ) часть сфероконических мин, приготовив их для надобности обороны рейда и бухт. Жаль, что не все... РЮРИК пишет: б) нападение на путь сообщения высадившейся в Чемульпо японской армии. Очень разумно - и почему не сделали:((



полная версия страницы