Форум » I-ая эскадра Тихого океана » Документы. Действия флота. Период командования вице-адмирала Макарова. » Ответить

Документы. Действия флота. Период командования вице-адмирала Макарова.

РЮРИК: Уважаемые господа! Вашему вниманию предлагаются документы, периода командования вице-адмирала Степана Осиповича Макарова. К великому сожалению почти все документы, относящиеся к периоду командования, этого Великого Человека погибли с Его флагманским кораблем. Та уцелевшая, малая толика не может донести до нас всех идей (планов разгрома врага) этого Человека, но данные документы надеюсь приоткроют, несколько, завесу, над Его замыслами. С уважением, РЮРИК.

Ответов - 251, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

РЮРИК: Телеграмма ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА Генерал-Адмирала - Наместнику Е.И.В., 5 Февраля 1904 г. №462. ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было назначить Командующим флотом в Тихом океане вице-адмирала Макарова и рпедставить вам назначить вице-адмирала Старка временно исполняющим должность Командующего флотом, до прибытия вице-адмирала Макарова. В виду же возможности перерыва сообщений между Порт-Артуром и Главною Квартирою, ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО повелел соизволить - предоставить вице-адмиралу Макарову все права Командующего флотом, предусмотренные Морским Уставом и права Главного Командира портов Тихого океана. АЛЕКСЕЙ.

РЮРИК: Вопросы, возбужденные Вице-Адмиралом Макаровым на Совещании в С.-Петербурге перед отъездом в Порт-Артур. 1 Февраля 1904 года, на Совещании у Управляющего Морским Министерством, вице-адмиралом Макаровым были возбуждены следующие вопросы: Об угле. 1) По поводу угля в Адамсе: необходимо переговорить с владельцем Г-ном Львовым и выяснить способ доставки угля к Порт-Артуру - водой, или по железной дороге. На судах эскадры этот уголь уже испытан и выяснено, что он дает громадный процент золы; тем не менее, он вполне пригоден для ежедневного расхода. 2) Необходимо, для соображений, выяснить для всех судов ежедневный расход и расход на полный ход. 3) Иметь в виду предложение Г-на Меса на поставку угля. Переговорить с ним, и выяснить вопрос ко вторнику. О провизии. 1) Необходимо выяснить в Министерстве Путей Сообщения, какое количество вагонов может быть предоставлено для грузов в Порт-Артуре, до станции "Манджурия" - в неделю. 2) Какое количество провизии (в пудах) необходимо привозить ежедневно для наличного состава. 3) Выяснить количество каждого рода провизии на судах и в порту к 1 Февраля, телеграммой на имя Командира Порта. 4) Необходимо открыть в Порт-Артурском Казначействе экстраординарный кредит для рассчета на наличное золото. Справку в Министерстве Финансов: какое наличие кассы теперь; в инструкцию Адмиралу включить определенные указания по этому вопросу. Вопросы разные. 1) Представленные сведения о водоснабжении порта разъяснений не потребовали. 2) Как Адмиралу получать и посылать известия, если будет отрезан? Признано наилучшим иметь сообщение через Чифу, возможно это устройство через Г-на Меса. - Желательно было-бы иметь агента в Токио, но это очень затруднительно. 3) Обратиться в Главный Штаб с просьбою для Адмирала карты, нанеся на нее все имеемые сведения. 4) Желательно иметь в штабе Адмирала офицера Генерального Штаба. О назначении такого лица контр-адмирал Нидермиллер лично будет просить, по приказанию Управляющего Министерством, Начальника Главного Штаба. 5) Как попасть в Артур, если путь отрезан? - Признано единственным возможным исходом - направиться на Ялу, но с таким решением связаны чрезмерные затруднения, поэтому решено: в случае, если путь перерезан, направиться во Владивосток. Равным образом, все военные грузы и люди, направляемые в Порт-Артур, если путь перерезан, должны быть направлены во Владивосток. 6) Необходимо снестись с Министерством Путей Сообщения, чтобы иметь сведения, где, по номернику, находятся наши вагоны. На вагонах надо делать особую отметку и надпись - "военный груз". Номерник вагонов, в которых посылаются грузы и, после Байкала, новый номерник, в случае перегрузки, - сообщить Адмиралу. Заблаговременно телеграфировать: "если Порт-Артур будет отрезан, то все посылаемые люди и грузы направляются во Владивосток". Необходимо, поэтому, принять меры, чтобы один или два крейсера пришли бы во Владивосток.

мамай: Чтобы РЮРИКУ было не так одиноко

РЮРИК: Уважаемый мамай ! Если не секрет, а что у Вас еще есть. С уважением, РЮРИК.

мамай: В электронном виде - тока то, что касается радио. В частности, известный приказ по радиоразведке я уже выставлял на какой-то другой ветке форума. Если нужно, то можно будет перенести его и сюда. А эту страничку я сделал себе исключительно ради "шапки".

РЮРИК: А в бумажном?

мамай: РЮРИК пишет: А в бумажном? Вся Центральная Военно-Морская библиотека (Когда хватает времени и сил до нее дойти)

РЮРИК: Письмо Вице-Адмирала Макарова - Начальнику Главного Морского Штаба, Свиты Его Величества Контр-Адмиралу Рожественскому, 5 Февраля 1904 года №7. Милостивый Государь, Зиновий Петрович. Было бы весьма полезно устроиться получением японских газет, в которых говорится о войне. - Это мог бы сделать французский морской агент. По всей вероятности, в Токио французский агент следит за газетами, а потому мог-бы все, что интересно, вырезать и посылать в посольской почте в Париж, откуда это можно бы было переслать в Порт-Артур - ко мне. Вероятно, там есть разведчики. Даже было бы еще лучше просто высылать 2-3 наиболее интересные газеты, но чтобы пересылка делалась не просто, а через Францию, иначе японцы догадаются как нибудь, станут перехватывать газеты и будут выпускать наиболее интересные номера. Вообще, прошу Вас, считать это дело за собой. Надо сейчас-же на что нибудь решаться и что нибудь предпринимать. Если угодно, то можно запросить Наместника, но я думаю, что у него дело это не организовано. Что касается вопроса о соединении с возможными подкреплениями, то к этому времени можно-бы было отвлечь внимание неприятеля нападениями на различные его точки. Вообще, отзыв подкреплений будет крупным моральным ударом для нас и покажет, что мы не хотим выйти из пассивной роли, между тем как надо сделать все, чтобы перейти к роли активной, и "Бог милостив", может быть, что нибудь и удастся... При этом препровождаю росписание моего маршрута. Там же помещена надпись, что, в случае перемены, я буду телеграфировать. Вероятно в том пункте, где я встречу Наместника, придется остановиться. С совершенным уважением и преданностью*. С. Макаров. * Резолюция Начальника Главного Морского Штаба:"Прошу написать сегодня Епанчину, чтобы он выписал на французское имя в Париже две японские газеты, а оттуда переслать их нам для немедленной дальнейшей отправки, одну на английском языке и одну на японском, но непременно разные; указать отсюда - какие".

РЮРИК: Письмо Вице-Адмирала Макарова - Управляющему Морским Министерством Генерал-Адьютанту Авелану, 5 Февраля 1904 года. Милостивый Государь, Федор Карлович. На пополнение запасов солонины на Дальнем Востоке позвольте рекомендовать следующий способ: 1) Обратиться к комиссии по организации мясного дела, или непосредственно к доктору Шидловскому в Омске, и запросить: в какой срок могут заготовить в Омске требуемое количество мяса, посоленого по способу Шидловского. 2) Бочки могут взять заготовляемые комиссией для летней засолки. 3) Если эти бочки не готовы, то скорее всего можно приготовить жестянки, для изготовления которых некоторые приспособления у доктора Шидловского имеются. 4) По отношении к жестянкам, может быть, будет практичнее обратиться к Нобелю: не возьмет-ли он на себя в наикратчайший срок доставить в Омск материал и изготовить жестянки на месте. Прошу принять уверение в совершенном почтении и преданности. С. Макаров.

РЮРИК: Письмо Вице-Адмирала Макарова - Управляющему Морским Министерством Генерал-Адьютанту Авелану, 5 Февраля 1904 года №6. Милостивый Государь, Федор Карлович. Из писем кап. 2-го ранга Епанчина видно, что японцы положили мины по всему Печилийскому заливу. Весьма вероятно, что это не более как слух, пущенный самими японцами, тем не менее, с этим приходится считаться и, для проверки его, было бы желательно запросить наших консулов в Чифу, Тянзине, Таку и других местах: объявлено ли коммерческим нейтральным пароходам и каботажным судам предупреждение, и если объявлено,- то в каких выражениях; также весьма желательно узнать - продолжается ли нейтральное коммерческое движение на Чифу и другие порты Печилийского залива, и если продолжается, то с какими предосторожностями. Полезно, чтобы все консулы китайских портов о всех переменах в этом деле - сообщали, так чтобы отсутствие известий - считалось признаком свободного плавания коммерческих нейтральных пароходов и каботажных судов. Полагаю, что там полезно иметь нашего консула. Прошу принять уверения в совершенном моем уважении и преданности. Москва. С.Макаров.

РЮРИК: Письмо Товарища Министра Путей Сообщения Тайного Советника Мясоедова-Иванова - Управляющему Морским Министерством Генерал-Адьютанту Авелану, 17 Февраля 1904 года №19. Милостивый Государь, Федор Карлович. Начальник Управления водных путей Амурского бассейна доносит Министерству Путей Сообщения, что, в виду возможности свободного плавания для мелких морских судов в низовьях реки Амура, он опасается появления здесь, с открытием навигации, японских миноносок - с целью повредить местному судоходству вообще и, в частности, чрезвычайно важным для экономической жизни края, рыбным промыслам, доставляющим населению один из главных продуктов питания. В виду сего, генерал-майор Березовский возбуждает вопрос о военной охране Амурского лимана и, ссылаясь на полную непригодность для этого имеющихся в его распоряжении судов, указывает на возможность установить таковую охрану путем перевозки сюда из г.Владивостока нескольких имеющихся там миноносок, которые, по своей устарелой конструкции и малой величине, по его словам, признаны малопригодными для морских операций. Эти миноноски, как предполагает генерал-майор Березовский, могли бы ыбть в разобранном виде теперь же перевезены на станцию "Иман" - Усурийской железной дороги, или в Хабаровск, при усиленной работе собраны и, к началу навигации, высланы в лиман, при чем Управление водными путями Амурского бассейна могло бы оказать свое содействие в сборке миноносок и проводке их от Имана до Николаевска. Сообщая об этом, покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство, если Вы признаете с своей стороны ходатайство генерал-майора Березовского подлежащим удовлетворению, сделать зависящие распоряжение непосредственно, или снестись об этом с Наместником ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке. Примите уверение в отличном моем уважении и совершенной преданности. В.Мясоедов-Иванов.

von Echenbach: Он не одинок. Дело делает нужное. Вот и док. архив на форуме развивается.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 23 Февраля 1904 года №182. Обсудив с Командующим флотом вице-адмиралом Макаровым вопрос об усилении минной флотилии в водах Тихого океана, я вполне присоединяюсь к представленному им мнению в изложенных Вашему Превосходительству докладных записках, и признаю важным, при данных обстоятельствах, сделать заказ миноносок на заводах Нормана, а готовые миноносцы, находящиеся в Кронштадте, в разобранном виде выслать по железной дороге в Артур. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В. 1 Марта 1904 года. Для пересылки циклонов, оказывается необходимым разбирать их вдоль и поперек, ибо ширина не допускает перевозки. Технический Комитет полагает, что, после такой разломки, не представилось бы возможным собрать корпуса в Порт-Артуре. По дакладе, Генерал-Адмирал не соизволил на разломку циклонов. О малых миноносках ведутся переговоры с заграничным заводом. Есть возможность теперь же послать до 10-ти хороших старых миноносок с новыми локомотивными котлами, с одним минным аппаратом и двумя пушками Гочкиса и с минами шестовыми. Благоволите телеграфировать, следует ли изготовлять их к отправке в Хабаровск для действий на нижнем течении Амура. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Чудны дела людские! Страна воюет, а высшее морское руководство лепит "горбатого". Сия отписка показывает как было наплевать высоким чиновникам на проблемы Порт-Артура.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 2 Марта 1904 года №294. Признаю весьма полезным иметь миноноски для действия на нижнем течении Амура, а потому прошу их выслать. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана Вице-Адмирала Макарова - Наместнику Е.И.В., 12 Марта 1904 года №248. На просьбу Вашего Высокопревосходительства о присылке разобранных восьми миноносцев, имеемых в Кронштадте - ответили, что это есть разломка миноносцев; между тем по справкам оказывается, что уже был подобный прием, а именно - миноносец "Статный" прислан разобранным; полагаю, что следует настаивать на присылке этих миноносцев, ибо подкрепление потребуется. Без миноносцев мы будем как без рук и без глаз. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В. 27 Марта 1904 года. Всестороннее исследование способов разборки и погрузки на железнодорожные платформы восьми циклонов, с сохранением предельного веса и габарита, привело к заключению о совершенной невозможности разобрать так, чтобы корпуса остались годными к сборке и службе. Поэтому решено готовых циклонов не ломать, оставив их в Балтийском море, где они также очень необходимы. Вместо них, сделать распоряжение: корпуса трех, вновь строимых на заводе Крейтона, миноносцев типа "Сокол", - готовить прямо к отправке в Порт-Артур разобранными, с тем, чтобы полную сборку производить на месте. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 30 Марта 1904 года №461. Прошу установить проверку точности сборки механизмов на миноносцах, предназначенных к отправке в Порт-Артур, завода Крейтона, пригласив для этого, если надо, экспертов Нормана; и если они забракуют точность работы, то таких механизмов не высылать, ибо число миноносцев у меня достаточно, а качества машин таковы, что наших русских миноносцев никуда послать нельзя. Совершенно отказываюсь от плохо выделанных механизмов, ибо они действовать в военное время не могут. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Вице-Адмирала Макарова - Управляющему Морским Министерством, 7 Февраля 1904 года №11. Прошу выслать в Порт-Артур лейтенанта Шрейбера со всеми наличными змеями и лебедками, заказав пять комплектов змеев и лебедок в Петербурге и выслав со Шрейбером материалы для выделки двух комплектов на месте, если материал этот имеется в готовности. Подписал: Вице-Адмирал Макаров. Станция Похвиснево.

РЮРИК: Письмо Вице-Адмирала Макарова - Управляющему Морским Министерством Генерал-Адьютанту Авелану, 9 Февраля 1904 года №19. Милостивый Государь Федор Карлович. Настоящим письмом возбуждаю вопрос о том, не будет ли нашему правительству выгодно опротестовать те нарушения международных правил, которые сделаны японцами в самом начале войны, дабы потом эти действия, так или иначе, учесть в нашу пользу. Так ст.26 Гаагской Конференции, помещенная на ст.745 Сборника действующих трактатов, обязывает о предстоящей бомбардировке предупреждать властей, что японцами сделано не было, а потому мирные жители города оказались под огнем. В пункте 1-м постановлений, помещенных на стр. 309 отчета о практических занятиях по стратегии, говорится, что коммерческим судам воюющих сторон, застигнутым в неприятельских портах, дается время на выход в море. Японцы не только не сделали этого, но даже, не объявив войны, захватили наши коммерческие суда, находившиеся в нескольких милях от своего порта. Наконец, и это главное, японцы, не объявив войны, напали на наши суда, считавшия, что война не объявлена, а потому и не встретившие неприятеля должным образом. Кроме того японцы заняли нейтральную страну Корею, не сделав по этому поводу никаких объявлений. В Чемульпо, как в нейтральном порту, наши суда могли считать себя в полной безопасности, тем более, что они находились там для личной защиты посланника и вообще посольства. Между тем - подверглись атаке. Все вышеизложенное представляю на благоусмотрение Вашего Превосходительства. Прошу принять уверение в совершенном моем уважении и преданности. С.Макаров Омск. Резолюция Управляющего Морским Министерством: "Протест уже объявлен".

ser56: РЮРИК пишет: Все вышеизложенное представляю на благоусмотрение Вашего Превосходительства. Ох не о том думает адмирал...

РЮРИК: Письмо Управляющего Морским Министерством Генерал-Адьютанта Авелана - Министру Иностранных Дел Графу В.Н.Ламздорфу 26 Февраля 1904 года №815. Милостивый Государь, Граф Владимир Николаевич. Ознакомившись с содержанием секретной записки тайного советника Мартенса, препровожденной мне при письме Вашего Сиятельства от 24 Февраля сего года за №376, я не мог не обратить внимания на глубокое внутреннее противоречие, заключающееся в означенной записке. В конце записки тайный советник Мартенс приводит соображения о том, что Россия в настоящее время с Кореей не воюет, что для нас Корея не перестала быть независимым государством и что, согласно с этими доводами, Россия может признать Корейскую Империю скорее нейтральным государством, у берегов которого воюющие державы не могут устраивать минных заграждений. Между тем, в начале записки изложены доводы, высказанные, по замечанию профессора Мартенса, еще в 1878 году и имеющие, по его мнению, еще более убедительную силу, чем в 1878 году. Из общего смысла тех доводов, которые изложены под №№2 и3, можно сделать тот вывод, что нам, в случае надобности, вместо минных заграждений, предполагается устроить блокаду корейских берегов. Однако, если Корея нами будет признаваться нейтральным государством, то, очевидно, блокада таких нейтральных берегов также не будет соответствовать принципам международного права. Мне кажется, что такое решение вопроса, безусловно вытекающее из факта признания Кореи нейтральным государством, совершенно парализует наступательные действия нашего флота у берегов Кореи. При этом для нас создается до крайности прискорбная международная обстановка на театре военно-морских действий. На рейде Чемульпо, признаваемого нами нейтральным, японская эскадра произвела нападение на крейсер "Варяг" и лодку "Кореец". Все время в порт Чемульпо приходят японские транспорты и высаживают здесь свои войска. Между тем, наши военно-морские силы, исходя из общих соображений о нейтральности корейских портов, не будут иметь права препятствовать подобной высадке. Если Корея нейтральное государство, то она должна доказать, что может силою поддерживать свой нейтралитет. Если же корейское правительство настолько слабо, что не может противиться военному занятию своих вод и территорий вооруженными силами нашего врага, то едва ли корейские порты и воды могут рассматриваться как нейтральные воды и территории. Государство, которое не в силах поддерживать свой нейтралитет, утрачивает выгоды своего нейтрального состояния и не может рассматриваться как нейтральное государство. Переходя от этих общих соображений к вопросу, поднятому Наместником ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГОВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке относительно постановки мин в портах Кореи, я полагал бы, в виду всего вышеизложенного, что такая постановка не может вызвать нареканий со стороны нейтральных государств, так как подобная же попытка японского флота блокировать Порт-Артур с помощью затопленных пароходов, нагруженных горюмичи и взрывчатыми веществами, не встретила до сиз пор никаких возражений со стороны нейтральных государств. Прошу Ваше Сиятельство принять уверение в совершенном моем почтении и искренней преданности. Авелан.

РЮРИК: Письмо Управляющего Морским Министерством - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 5 Марта 1904 года №952. Милостивый Государь, Степан Осипович. В числе мер борьбы против Японии, Наместником ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке была проектирована постановка мин в портах Кореи, при чем Его Высокопревосходительство, Евгений Иванович, запросил Министра Иностранных Дел, на сколько подобная мера может быть применена к порту Чемульпо, где имеются иностранные стационеры. Министр Иностранных дел, основываясь на доводах, изложенных в весьма секретной записке тайного советника Мартенса, телеграммой от 24 минувшего Февраля ответил Генерал-Адьютанту Алексееву, что, с точки зрения общепринятых начал международного права, устройство минных заграждений в портах Кореи - едва ли представляется возможным. Ознакомившись с содержанием означенной записки, я сообщил Министру Иностранных Дел свои замечания на доводы профессора Мартенса, в письме от 26 Февраля, копия которого при сем прилагается. Министр Иностранных Дел, согласившись с моими замечаниями и признавая за доводами профессора Мартенса лишь научный, теоретический характер, докладывал ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ в том смысле, что в настоящее время: "Казалось бы желательным ограничиться постановкою мин лишь в портах Северной Кореи, с соответствующим предупреждением о том нейтральных держав, во избежание опасностей, которые указаны профессором Мартенсом дополнительно, что от поставленных нами мин - могут пострадать нейтральные суда". О Всемилостивейшем одобрении таковых предположений Министра Иностранных Дел известить меня и Наместника ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке. На моем последнем докладе, ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ угодно было ЛИЧНО повторить мне повеление ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, в случае, если будет приступлено к постановке минного заграждения в портах Кореи, заблаговременно предупреждать об этом нейтральные державы. О таковой ВЫСОЧАЙШЕЙ ВОЛЕ - сообщено мною Наместнику ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке и Министру Иностранных Дел. Прошу Ваше Превосходительство принять уверение в совершенном моем почтении и преданности. Ф.Авелан. На подлинном следующая заметка: "Настоящее письмо с приложенным приказом Наместника получено мною после кончины вице-адмирала Макарова и поэтому распоряжений не было сделано, а теперь и не может быть мною сделано, почему возвращаю в Штаб Главнокомандующего на распоряжение. Вместе с этим препровождаю распечатанный пакет с шифром №40 для сношения Командующего флотом в Тихом океане с Управляющим Морским Министерством, найденный в кармане одежды погибшего Флаг-Капитана капитана 2 ранга Васильева". Подписал: Контр-Адмирал Князь Ухтомский.

РЮРИК: Письмо Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В. 5 Марта 1904 года №954. Милостивый Государь, Евгений Иванович. Секретной телеграммой от 23-го минувшего Февраля на имя Министра Иностранных Дел, Вашему Высокопревосходительству угодно было обратиться к графу Ламздорфу с просьбой - почтить Вас заключением о том, насколько проектированная Вами мера постановки мин в портах Кореи приминима к порту Чемульпо, где имеются иностранные стационеры. Министр Иностранных Дел, письмом от 24 Февраля, сообщил мне копию Вашей телеграммы и своего ответа на сделанный Вами запрос. При письме была также приложена копия весьма секретной записки тайного советника Мартенса, на которой имелась надпись следующего содержания: На подлинном ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было начертать:"следует запросить Морское Министерство". Ознакомившись с содержанием означенной записки, я сообщил Министру Иностранных Дел свои замечания на доводы профессора Мартенса, в письме от 26 Февраля, копия которого при сем прилагается. В настоящее время Министр Иностранных Дел меня уведомил, что признает справедливость высказанных мною соображений, и что Юрисконсульт Министерства Иностранных Дел, профессор Мартенс, был запрошен в целях выяснения вопроса исключительно с теоретической, научной точки зрения. В заключение этого своего письма от 1 Марта, граф Ламздорф пишет: "Все вышеизложенные соображения были мною всеподданнейше доложены ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, при чем я осмелился высказать мнение, что, в виду приведенных Вашим Превосходительством доводов, казалось-бы желательным ныне ограничиться постановкой, в случае надобности, мин - лишь в портах северной Кореи, с соответствующим предупреждением о том нейтральных держав, во избежание тех опасных последствий, на которые указывает тайный советник Мартенс, проводя параллель между блокадой и минными заграждениями. ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ благоугодно было Всемилостивейше одобрить таковые предположения и повелеть мне известить о сем как Ваше Превосходительство, так и Наместника на Дальнем Востоке". Сообщая Вашему Высокопревосходительству о всем вышеизложенном, имею честь присовокупить, что в настоящее время профессор Мартенс представил дополнительные свои объяснения, из которых видно, что он не отрицает "нашего права на заложение подводных минв Корее". Все его замечания сводятся лишь к выражению опасений, что от поставленных нами мин могут пострадать нейтральные суда. ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ, на последнем моем докладе, угодно было ЛИЧНО снова повторить мне повеление ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, в случае, если будет приступлено к постановке минного заграждения в портах Кореи, заблаговременно предупреждать об этом нейтральные державы. О таковой ВЫСОЧАЙШЕЙ ВОЛЕ мною вместе с сим извещается Министр Иностранных Дел и Командующий флотом вице-адмирал Макаров. Прошу Ваше Высокопревосходительство принять уверение в совершенном моем почтении и глубокой преданности. Ф.Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Вице-Адмирала Макарова - Начальнику Главного Морского Штаба, 11 Февраля 1904 г. №22. Прошу напечатать пятьсот экземпляров моей книги "Рассуждения по морской тактике" возможно скорее и выслать двести экземпляров; также прошу приобрести и выслать книгу Джена: "Боевые корабли" - на все суда и миноносцы. Подписал: Макаров. Ст. Судженки.

РЮРИК: Главный Морской Штаб - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 13 Февраля 1904 г. №626. В ответ на телеграмму за №22 относительно перепечатания изданной Вашим Превосходительством книги, под заглавием: "Рассуждения по вопросам морской тактики", - имею честь уведомить, что, по докладе о сем Управляющему Морским Министерством, Его Превосходительство Федор Карлович не признал возможным отнести этот расход на военный кредит. Что же касается приобретения и высылки атласа журнала Джена, то, означенный атлас, в количестве двадцати экземпляров, выписан через посредство капитана 1-го ранга Бострема только для надобностей миноносцев Тихоокеанской эскадры, так как судам 1-го и 2-го рангов, циркуляром Главного Морского Штаба от 5-го Октября 1900 года за №240 - было предложено атлас Джена выписывать для судовых библиотек, наравне с прочими периодическими изданиями. Вместе с тем, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что в Порт-Артур, согласно просьбе вашей, 12 сего Февраля отослана в 50-ти экземплярах прилагаемая при сем таблица предельных углов возвышения пушек на судовых установках и станках. Подписал: И.д. Начальника Главного Морского Штаба Свиты ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА Контр-Адмирал Рожественский.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 10 Марта 1904 г. №226. На 626 номер Главного Морского Штаба. Если Ваше Превосходительство не находит возможным исполнить мою просьбу о напечатании и высылке моей книги:"Рассуждения по вопросам морской тактики", то благоволите доложить мою просьбу Великому Князю Генерал-Адмиралу. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 16 Марта 1904 г. №1021. На №226. За неимением средств в текущем году и не признавая возможным отнести расход по изданию на военный кредит, ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО приказал ответить, что печатание книги может быть разрешено из кредитов будушего года, о чем указал войти своевременно с новым представлением. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 18 Марта 1904 г. №322. Просил бы теперь же напечатать мою книгу "Рассуждения по вопросам морской тактики" для раздачи ее командирам, дабы они ознакомились со взглядами своего начальника. Книга нужна теперь, а не в будущем году; не допускаю мысли, что Министерство не может теперь же найти 500 рублей, и отказ в напечатании понимаю, как неодобрение моих взглядов на ведение войны, а посему, если моя книга не может быть напечатана теперь, то прошу заменить меня другим адмиралом, который пользуется доверием высшего начальства. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 21 Марта 1904 г. №581. Из разговоров с адмиралом Макаровым - отказ издать его тактику он считает обидным служебному самолюбию и признаком недоверия. При настоящем положении, признаю необходимым устранить это вероятное недоразумение - вашим согласием исполнить его просьбу. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 20 Марта 1904 г. №1085. Не вижу основания из уведомления о недостатке кредита на печатиние книг делать заключение, изложенное в вашей телеграмме. Пособие на печатание второго издания вашего труда будет назначено. Адмирал Нидермиллер предлагает свой труд для руководства изданием. Желаете-ли пользоваться его услугами, или намерены поручить работу другому лицу. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 22 Марта 1904 г. №1125. На №581. Распоряжение сделано уже 20 Марта. Адмирал Макаров уведомлен. Адмиралу Нидермиллеру поручено исполнение. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 23 Марта 1904 г. №604. Управляющий Морским Министерством сообщил мне, что распоряжение о напечатание вашей "Тактики" - сделаны. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 22 Марта 1904 г. №355. Очень благодарен Вашему Превосходительству за содействие, и весьма рад, что адмирал Нидермиллер взялся помочь делу, и для дела весьма важно, чтобы книга вышла поскорее. Подписал: Макаров.

РЮРИК: Письмо Вице-Адмирала Макарова - Начальнику Главного Морского Штаба Свиты Е.И.В. Контр-Адмиралу Рожественскому, 11 Февраля 1904 г. №25. Милостивый Государь, Зиновий Петрович. У меня взяты с собой сигнальные книги, употребляемые теперь, и новый проектдвухфлажной сигнальной книги. Употребляемый теперь свод сигналов издан в 1890-1892 году, причем введено быломного отступлений от оригинальной книги адмирала Бутакова. Часть этих отступлений безусловно в худшую сторону. Вновь проектированный свод устанавливает 13 лишних флагов и, вследствие этого, является необходимость прибегать к флагам с той же кройкой и с теми швами. Это черезвычайно затрудняет разборку сигналов во время вечерней и утренней зари и вообще низкого положения солнца. Очень часто добрая восьмая часть горизонта освещена заревом и, в таком случае, корабли, видящие адмирала на это зарево, не могут распознать сигнала; тоже происходит вообще, когда адмиральский корабль в стороне солнца. Из моей практики я нашел, что не трудно набрать и поднять сигнал,- требуется гораздо больше времени разобрать его, между тем, введение тринадцати лишних флагов затрудняет разборку. К этому надо прибавить, что излишнее число флагов затрудняет и набор их, а также хранение на миноносцах. По прибытии в Порт-Артур, я сделаю всевозможные исследование для правильного решения вопроса; теперь-же я пересматриваю редакцию наставлений и самих сигналов, как простых, так и эволюционных, и мне крайне необходимо иметь экземпляр сигнальных книг, изданных в последние годы командования эскадрой адмирала Бутакова. Там было много целесообразного, выработанного почтенным адмиралом на практике и что желательно было бы ввести и в новый свод, будет ли он трехфлажный или четырехфлажный, с увеличенным числом флагов, или с прежним. Прошу Ваше Превосходительство принять уверение в совершенном моем уважении и преданности. С.Макаров. Ачинск.

РЮРИК: Письмо Начальника Главного Морского Штаба - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 25 Февраля 1904 г. №779. Милостивый государь, Степан Осипович. Имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что в следствие секретного письма Вашего от 11 сего Февраля за №25, мною сделано распоряжение об отправке в Порт-Артур с лейтенантом Бестужевым-Рюминым экземпляра сигнальных книг, изданных в последние годы командования эскадрой адмирала Бутакова. Означенному офицеру, отправившемуся из Петербурга 23 сего Февраля, предложено, по прибытии в Порт-Артур, представить упомянутый экземпляр Вашему Превосходительству. Прошу Ваше Превосходительство принять уверение в совершенном моем почтении и искренней преданности. З.Рожественский.

РЮРИК: Письмо Командующего флотом Тихого океана - Начальнику Главного Морского Штаба Свиты Его Величества Контр-Адмиралу Рожественскому, 17 Февраля 1904 г. №39. Милостивый Государь, Зиновий Петрович. Существуют особые сумки, сделанные из прозрачной материи, чтобы в них во время похода держать карты. Сумки эти очень полезны для сухопутных, ибо они складывают карты по удобству тем местом вверх, которое им требуется, и всунув карту в сумку, могут пользоваться ею под дождем. На миноносцах, где постоянно брызгает, такие сумки могут быть весьма полезны, но размер сумок пока предусмотреть весьма трудно, а посему прошу Ваше Превосходительство поручить кому нибудь изучить вопрос о способе выделки этих сумок и прислать в Порт-Артур материи аршин 50, материалов для шитья мешков и инструкцию: как делаются швы. Прилагаю кусок клеенки, которая удовлетворяет этой цели; если найдется более крепкая и более прозрачная, то тем лучше. Говорят, будто существуют целлулоидные большие листы, которые гораздо прозрачнее, но несколько жесткие. Если они удобно склеиваются, то они будут хороши.* Также пришлите несколько готовых мешков для образца, а если найдете, что готовые мешки могут подходить для употребления на миноносцах, то пришлите этих мешков. Прошу Ваше Превосходительство принять уверение в совершенном почтении и преданности. С.Макаров. *Резолюция Начальника Главного Морского Штаба:"Препроводить по принадлежности в Главное Гидрографическое Управление, а Командующего флотом уведомить, что передано".

РЮРИК: Телеграмма Вице-Адмирала Макарова - Управляющему Морским Министерством, 22 Февраля 1904 г. №16. Для успеха некоторых военных операций необходимо иметь безпроволочный телеграф, действующий, по крайней мере на 300 миль. Не полагаете ли полезным командировать профессора Попова с одним из флотских офицеров, чтобы переговорить с Сименсом, Маркони и другими изобретателями и приобрести необходимые приборы. О результатах переговоров прошу сообщить. Подписал: Макаров. Мукден.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 24 Февраля 1904 г. №54. Прибыл в Порт-Артур и вступил в командование флотом. ГОСУДАРЮ не доносил. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 24 Февраля 1904 г. №63. В три часа дня "Ретвизан" благополучно снят с мели и введен на внутренний рейд. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Февраля 1904 г. №64. Вице-Адмирал Старк, вследствие болезни, удостоверенной докторским свидетельством, просит об отчислении от должности. В виду действительно тяжелого его состояния, полагал бы согласиться и, временно, должность начальника эскадры оставить вакантной, а штаб расформировать, при чем в мой штаб может быть зачислен капитан 1 ранга Эбергард - флаг-капитаном, об учреждении каковой должности ходатайствую, ибо перейдут все дела по обоим портам. Кроме того возьму некоторых других лиц штаба начальника эскадры. Если штаб Наместника будет расформирован, то необходимо Командиру порта Артур дать строевой отдел в размере: один штаб-офицер, один обер-офицер и три делопроизводителя. Чины эти частью пополнятся из освободившихся чиновников временного морского штаба Наместника. В мой штаб, по званию Командующего флотом, временно назначены: контр-адмирал Молас - начальником штаба, капитан 2 ранга Васильев - флагманским штурманом, капитан 2 ранга Шульц - минером, инспектор механической части Линдебек - механиком, старший судостроитель Вешкурцев - корабельным инженером, генерального штаба полковник Агапеев - заведывающим делами штаба по сухопутной части и лейтенант Кедров - флаг-офицером. Прошу об утверждении сих чинов и капитана 1 ранга Эбергарда. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

vvy: Не перевелись еще на Руси-матушке подвижники! Пора бы командованию форума хоть как-то отметить бескорыстный труд участника под скромным ником РЮРИК.

Евгений: Доброе время! Хотя номинации и прошли, ходатайствую тоже. Даже орденом не отмечен С уважением, Поломошнов Евгений

РЮРИК: vvy пишет: участника под скромным ником РЮРИК Да уж в скромности мне не откажеш смайлик само смущение. А в остальном право слово господа, не велики заслуги. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 27 Февраля 1904 г. №252. Контр-адмирал Молас и полковник Агапеев, временно, допускаются исполнению обязанностей, согласно представления Вашего Превосходительства. Остальные чины штаба утверждены в должностях приказом моим за №197. На утверждение же контр-адмирала Молас - начальником штаба и на образование в штабе Вашего Превосходительства должности флаг-капитана, не предусмотренной Морским Уставом одновременно с замещением должности начальника штаба, а также об учреждении новой должности начальника военного отдела штаба, мною испрашивается Высочайшее соизволение. Что же касается капитана 1 ранга Эбергарда, то, в предложении расформирования штаба начальника эскадры, названный штаб-офицер уже был предназначен мною к прикомандированию в мой полевой штаб. Поэтому предлагаю Вашему Превосходительству, по сдаче Эбергардом должности, командировать его в мое распоряжение. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 27 Февраля 1904 г. №256. Командующий флотом, представив начальником штаба контр-адмирала Моласа 2-го, ходатайствует учреждении в штабе должности флаг-капитана, вследствие увеличения дел исполнением Его Превосходительством обязанностей Главного Командира обоих портов, а также об учреждении новой должности для заведывания сухопутными делами штаба. - Прошу Ваше Превосходительство повергнуть на Высочайшее благовозрение об утверждении контр-адмирала Моласа 2-го в должности начальника штаба Командующего флотом и о временном учреждении должностей флаг-капитана и начальника Военного отдела того же штаба, ныне занимаемой генерального штаба полковником Агапеевым. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 24 Февраля 1904 г. №207. По сведениям, у острова Цусима видели 20 Февраля много транспортов; предполагают высадку в Гензане или севернее его. Считаю необходимым посылку из Владивостока одного из крейсеров, по усмотрению Вашего Превосходительства, произвести разведку. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Февраля 1904 г №67. Сегодня затоплены два негодных коммерческих парохода, для затруднения входить добавим еще несколько мин. На 207 номер - доношу, что Рейценштейн не считает себя в праве выходить до очистки Уссурийского залива; нахожу, что там нужно адмирала, назначаю адмирала Иессена начальником отряда и, как только дам ему наставление, тотчас отправлю во Владивосток. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Генерал-Майора Флуг - Начальнику Управления Военных Сообщений, 26 Февраля 1904 г. №319. Командующий флотом Тихого океана возбудил вопрос перед Наместником о предоставлении для перевозок в распоряжение флота двух поездов в неделю по Сибирской, Забайкальской и Уссурийской дорогам, с тем, что если флотом в некоторые дни эти поезда использованы не будут, они могут утилизированы для нужд Военного ведомства. Сообщая об изложенном Вашему Превосходительству, прошу, по приказанию Наместника, если не встретится при исполнении означенного каких либо затруднений, соответственного распоряжения. Подписал: Флуг.

РЮРИК: Телеграмма Начальника Управления Военных Сообщений - Генералу Флугу, 28 Февраля 1904 года №1090. Все предъявленные Морским ведомством грузы - назначены к отправлению. Потребности флота могут быть удовлетворены параллельно потребностям армии; преимущество предоставляется экстренным грузам, по мере возможности; пока, для грузов всех ведомств можно предоставлять только один поезд ежедневно. Поэтому предоставить два поезда в неделю регулярно, потребностям флота,- невозможно. Подписал: Генерал Левашев.

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 16 Марта 1904 года. №306. Из переписки, препровожденной при отношении Морской Походной канцелярии Вашего Высокопревосходительства за №296, видно, что регулярных поездов для потребностей Морского ведомства не установлено. Между тем, уже теперь экстренно потребны грузы Ревельского Спасательного Общества, особенно необходимые при настоящих обстоятельствах для работ у "Ретвизана" и "Цесаревича", задержаны в дороге и до сих пор не получены. Сверх этого ожидаются в Артуре следующие грузы: из Владивостока - масло коровье и обмундирование, различные провизионные продукты от Гинсбурга, масло из Москвы от Бландовых и провизия по заказу Главного Управления. Из Петербурга: большое количество трубок для миноносцев, элементы котлов Бельвиля, водолазные аппараты и большое количество различных шкиперских и машинных запасов и госпитальных вещей, также большое число мин и боевых припасов. Все высланные грузы где то стоят, и мы не знаем, когда они придут. При экстренности, нет никакой возможности ускорить получение, и может случиться, что какой нибудь корабль будет бездействовать лишь потому, что вагон с его трубками или иными вещами будет где нибудь случайно оставлен и забыт. На основании изложенного Вам, ходатайствую пред Вашим Высокопревосходительством об установлении специальных срочных поездов для Морских грузов в Порт-Артур и Владивосток. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 29 Марта 1904 года №452. Если существует хоть малейшая вероятность, что Артур будет отрезан, то прошу распоряжения - срочно, теперь же, направить все Морские грузы Порт-Артура, дав хотя четыри поезда, что составляет вопрос одних суток. Без этого мероприятия флот будет поставлен в критическое положение, ибо грузы, высланные два месяца назад, едва прошли Иркутск, и не видно, когда дойдут к нам. О последующем прошу не отказать уведомлением. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 26 Февраля 1904 года. №73. Вышедшие в ночь на 26 Февраля шесть миноносцев, из них четыри под общим начальствованием капитана 1 ранга Матусевича, встретились с миноносцами неприятеля, за которыми были крейсера. Произошла жаркая схватка, в которой миноносец "Властный", под командой лейтенанта Карцова, миной Уайтхеда потопил неприятельский миноносец. При возвращении, миноносец "Стерегущий", под командой лейтенанта Сергеева, идя вместе с миноносцем "Решительный", под командой капитана 2 ранга Боссе, был подбит, лишился машины и начал тонуть. В 8 часов утра, когда пять миноносцев возвратились и выяснилось критическое положение "Стерегущего", я перенес свой флаг на "Новик" и вышел с "Новиком" и "Баяном" на выручку, но у миноносца оказались пять неприятельских крейсеров и приближалась броненосная эскадра. Спасти не удалось, миноносец утонул, уцелевшая часть экипажа попала в плен.Во время ночной атаки тяжело ранен один офицер, легко трое; убито нижних чинов два, ранено восемнадцать. В 9 часов собралось 14 судов, началась бомбардировка внутреннего рейда тяжелыми орудиями броненосной эскадры неприятеля с большой дистанции, продолжавшаяся до часу дня. На внутренние рейды, в город и крепость - насчитано попавшими сто снарядов; по счету с батарей, неприятель выпустил сто пятьдесят четыри 12 дюймовых снарядов. Повреждения судов незначительные и суда остались вполне годными к бою. Потери в людях: легко ранен один офицер, нижних чинов убито 1, ранено 4. Ночное освещение прожекторами с батарей было весьма умелое, и несколько раз отдельными выстрелами батарей отгоняли миноносцы противника. Днем, с начала бомбардировки, крепостные орудия отвечали на огонь неприятеля, насколько было возможно. На всех кораблях команды держали себя с замечательным спокойствием и внизу шли заурядные ежедневные работы, хотя масса снарядов попала между судами, засыпая их осколками, которых найдено на судах большое количество. При всем умении неприятеля пристреливаться, бомбардировку с такого расстояния можно считать безрезультатною. Донесено, что на крейсере "Такасаго" заметили значительное повреждение. Остальные повреждения, за дальностью не менее 50 кабельтовов, не были рассмотрены. Некоторая часть снарядов выпускалась ими с двенадцати верст. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

invisible: Эта телеграмма хорошо известна. А есть ли подробный рапорт Матусевича?

РЮРИК: Есть рапорт и Матусевича и командиров миноносцев. Всему свое время. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Уважаемыйinvisible! В свое время на форуме Вы скидывали телеграмму №73, так получилось, что я ее продублировал ничего не зная о Вашем посте. Надеюсь Вы на меня не в обиде.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 27 Февраля 1904 года №253. Из депеши Вашего Превосходительства номер 73, усматриваю, что миноносцы "Стерегущий" и "Решительный" держались соединенно. Благоволите донести - почему и при каких обстоятельствах "Решительный" оставил "Стерегущий", и почему не сняли с него команду. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 29 Февраля 1904 года №128. При схватке наших миноносцев с неприятельскими, в ночь на 26 Февраля, начальник первого отряда капитана 1 ранга Матусевич легко ранен; на миноносце "Выносливый" - мичман Заев ранен тяжело, помощник старшего инженер-механика Блинов получил ожоги рук, нижних чинов: убито 1, тяжело ранено 4, легко 5; на миноносце "Властный" - мичман Александров ранен легко, нижних чинов: убито 1, тяжело ранено 2, легко 3; на миноносце "Решительный" - нижних чинов тяжело ранено 1, легко 1; на утопленном миноносце "Стерегущий", под командой лейтенанта Сергеева 2-го, были лейтенант Головизнин 2-й, мичман Кудревич, младший инженер-механик Анастасов и 54 нижних чина. Кроме того, во время бомбардировки 26 Февраля, нижних чинов: на броненосце "Ретвизан" - убит 1, тяжело ранено 10, легко 7; Квантунского экипажа - легко ранено 2; на броненосце "Севастополь" - легко ранен 1, на "Силаче" - убит 1, тяжело ранено 3, легко 2; на "Решительном" - легко 1. Генерал-Адмиралу донес. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 2 Марта 1904 года №153. Разобрав подробно донесения начальника первого отряда миноносцев капитана 1 ранга Матусевича и командиров, бывших с ним в деле в ночь на 26 Февраля, миноносцев - "Выносливый", "Властный", "Внимательный" и "Бесстрашный", осмотрев пробоины и опросив офицеров и команду, пришел к заключению, что дело это было молодецкое. Командиры, офицеры и команды работали с знанием дела и хладнокровием, исправив в самый короткий срок повреждения в паровых трубах, рулевых приводах и других жизненных частях. В этом случае инженер-механик Блинов с обожженными руками и лицом не останавливался в работе до самого входа в гавань. А посему сегодня, Именем ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, наградил по представлениям командиров знаками отличия Военного ордена четвертой степени отличившихся нижних чинов в следующем числе: миноносца "Выносливый" - 21 крест, "Властный" - 20 крестов, "Внимательный" - 10 крестов, "Бесстрашный" - 10 крестов. О командирах и офицерах вхожу с представлением, к которому приложу подлинные донесения. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 3 Марта 1904 года №98. Вечером 25 Февраля, миноносцы "Решительный", - командир капитан 2 ранга Боссе, и "Стерегущий", - командир лейтенант Сергеев, были посланы мною в море для исполнения некоторых поручений. На траверзе острова Кеп, они усмотрели к югу неприятельский крейсер, освещавший прожектором, и группу миноносцев, из коих державшиеся сзади осветили эти наши суда. Следуя дальше на восток, у острова Южный Сан-шан-тоу, наши миноносцы скрылись от дальнейшего преследования неприятеля, прекратившего освещение. Тогда командиры, по взаимному соглашению, спустились около 30 миль к S, и от этого румба, на рассвете, подходили к мысу Ляотишан, у которого сблизились с шедшими вдоль западного берега Ляотунского полуострова неприятельскими силами из пяти миноносцев и одного минного крейсера. Последовала артиллерийская перестрелка, где неприятель был в три раза сильнее нас; миноносцу "Решительный", неоднократно уменьшавшему ход вследствие от ставания миноносца "Стерегущий", удалось прорваться в Порт-Артур; миноносец же "Стерегущий", как удостоверяют офицеры и команда первого, получил пробоину и у него повалил пар, мешавший выяснить его положение. Надо полагать, что у него был подбит двигатель, так как он остановился. Впоследствии было видно, что он затонул. Во время перестрелки, на миноносце "Решительный" перебило паровую трубу и последовали другие повреждения. Несмотря на это и потерю в людях, он, тем не менее, благополучно вышел из огня противника, хотя командир был контужен в голову. Ознакомившись с делом, я убедился, что миноносец энергично отбивался от неприятеля, офицеры и команда держали себя хладнокровно, с должным спокойствием; машина работала вполне хорошо. Именем ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА наградил десять нижних чинов знаком отличия Военного ордена 4-й степени. Действия командира и офицеров этого миноносца разберу подробно, когда состояние здоровья капитана 2 ранга Боссе позволит.* Подписал: Вице-Адмирал Макаров. * Резолюция Наместника:"Не могу понять, почему миноносцы спустились на S, а не повернули обратно в Артур, куда, под берегом и под защитой батарей, могли бы благополучно войти в гавань?" "Нужно справиться, это донесение тоже довольно неполное по моему запросу. Полагаю, что если содержит в себе новые факты, то надо дополнить донесение на Имя ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА и Генерал-Адмирала."

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 8 Марта 1904 года №191. В дополнение к депеше моей от 2 Марта №153 и рапорту от 4 Марта за №98, при сем представляю Вашему Высокопревосходительству следующие документы относительно дела миноносцев 1 отряда, 26 Февраля: 1. Рапорт младшего флагмана за №104. 2. Рапорт заведующего 1-м отрядом миноносцев за №№124, 127 и 141 с приложениями. 3. Рапорт командира миноносца "Властный". 4. Рапорт командира миноносца "Выносливый". за №153. 5. Рапорт командира миноносца "Бесстрашный" за №166. 6. Служебная записка командира миноносца "Внимательный". 7. Список нижних чинов, награжденных знаком отличия Военного ордена. 8. Наградной лист на гг. офицеров. Нижние чины уже награждены, что же касается гг. командиров и офицеров, то степень награды, которую они заслуживают, представляю на усмотрение высшего начальства. Присовокупляю, что некоторые из этих офицеров уже представлены за дело 26 и 27 Января. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Рапорт Младшего Флагмана Контр-Адмирала Князя Ухтомского - Командующему флотом Тихого океана, 1 Марта 1904 года №104. Во исполнение словесного приказания Вашего Превосходительства, доношу, что в дополнение рапорта капитана 1 ранга Матусевича от 29 минувшего Февраля за №124, из рассмотрения всех донесений и из личного расспроса командиров миноносцев - мною выяснено следующее: 26 Февраля в начале 3-го часа ночи, отряд миноносцев: "Выносливы", "Внимательный", "Властный" и "Бесстрашный", под командою заведующего миноносцами капитана 1 ранга Матусевича, находившегося на головном миноносце "Выносливый", вышел в море для исполнения поручения, согласно инструкции Вашего Превосходительства. Следуя по рейду сомкнутым кильватерным строем, отряд заметил несколько вспыхивающих огоньков, осмотрел их и, убедившись в их безопасности, направился к Ляотишану. В исходе 4-го часа, по направлению к югу от Ляотишанского маяка, увидели огни; по словам командиров это были сигнальные вспышки, которые поочередно появлялись в нескольких направлениях, и на правом фланге этих огоньков был замечен зеленый, а несколько левее красный огонь; остальные огни все были левее. Капитан 1 ранга Матусевич, убедившись, что это были огни неприятельских миноносцев, сделав условный знак фонарем Ла-Ратьера: "Вижу неприятеля слева" и "атаковать неприятеля". По этому сигналу, все четыри миноносца повернули на непрятеля и дали полный ход. Головной миноносец "Выносливый" направился на фланговый миноносец, имевший зеленый огонь, а "Властный" - на следующий, имевший красный огонь. Продолжение следует.

РЮРИК: Продолжение. Наши миноносцы, находясь в расстоянии 8-10 кабельтовов, первые открыли огонь по неприятелю, повидимому, для него неожиданный. Завязался горячий бой, продолжавшийся около 20 минут, подробно описанный в донесении капитана 1 ранга Матусевича и командиров миноносцев, из которых видно, что на долю наших двух головных миноносцев выпало наиболее деятельное участие. Эти миноносцы в самом начале боя имели значительные повреждения: "Выносливый", с первых же выстрелов, имел повреждения в машине, а "Властный" - рулевого привода, при чем руль был временно задержан в положении - "лево руля". В таком состоянии оба миноносца маневрировали между неприятельскими судами, число которых было не менее четырех, а по мнению лейтенанта Карцова - не менее шести, отстреливаясь по временам с обоих бортов и стараясь все время сближаться с неприятелем и, по возможности таранить его. В один из таких моментов боя с миноносца "Властный", распоряжением судового механика помощника старшего инженер-механика Воробьева, заменившего раненого офицера мичмана Александрова, были выпущены две мины из двух бортовых аппаратов; одна из этих двух мин взорвала неприятельский миноносец; это был 4-х трубный миноносец типа "Бойкий", но больше его. Продолжение следует.

РЮРИК: Продолжение. Имея раненых и убитых офицеров и нижних чинов и значительные повреждения корпуса и машины, а также пожар, на "Выносливом" офицеры и команда сами заменяли выбывших из строя товарищей и вели бой до тех пор, пока неприятель не удалился. Оба концевых миноносца "Внимательный" и "Бесстрашный", также по сигналу капитана 1 ранга Матусевича, полным ходом бросились на неприятеля, но на их долю выпало вести бой с более дальнего расстояния и они меньше других пострадали, так как неприятель повидимому направил все свои силы на два головных миноносца "Выносливый" и "Властный". По окончании боя, все 4 миноносца соединились у Ляотишана и соединенно пошли в Порт-Артур. Количество выпущенных снарядов и число раненых и убитых на миноносцах приведены ниже в таблице:* Подробное описание поранения офицеров и нижних чинов приложено к рапорту капитана 1 ранга Матусевича. К этому же рапорту приложено подробное описание повреждений миноносцев. На миноносцах "Внимательный" и "Бесстрашный" не было ни повреждений, ни убитых, ни раненых. В заключение я должен прибавить, что, как я выяснил себе из рассмотрения всех донесений и из расспроса командиров, личный состав всего отряда вел себя безукоризненно и храбро; более других посчастливилось отличиться двум головным миноносцам "Выносливый" (лейтенант Рихтер) и "Властный" (лейтенант Карцов), где каждому судовому офицеру пришлось выполнять самые разнообразные обязанности, не только своей, но и других специальностей, под жарким огнем отстреливаясь с обоих бортов, заделывать пробоины, тушить пожары, исправлять повреждения, помогать раненым и т.д., и все они вполне заслуживают наград, согласно заявлению командиров, за выдержанный ими славный бой. Г.г. офицеры и нижние чины особенно отличившиеся - указаны в донесениях капитана 1 ранга Матусевича и командиров миноносцев. Подписал: Контр-Адмирал Князь Ухтомский.** ** Резолюция вице-адмирала Макарова:"Все рапорты прочитаны; считаю выдачу крестов - командирам "Выносливого" и "Властного", также механику Воробьеву." * Таблица будет приведена позже.

РЮРИК: Рапорт Заведующего 1-м отрядом миноносцев - Командующему флотом Тихого океана, 29 Февраля 1904 г. №124. 26 Февраля около 1 часа ночи, получив через мичмана Эллиса приказание Вашего Превосходительства, приготовил к выходу в море миноносцы:"Выносливый", "Властный", "Внимательный" и "Бесстрашный", а сам направился на крейсер "Аскольд" для получения инструкций от Вашего Превосходительства. В 2 часа 15 минут вернулся на миноносец "Выносливый", который тотчас отдал швартовы и, соединенно с названными миноносцами, вышел в море в строе кильватерной колонны и дал средний ход. Вскоре на SO было замечено несколько вспыхивающих огоньков, по направлению на которые взял курс. Подойдя к ним и убедившись, что ничего кроме огоньков нет, отошел к берегу, так как был постоянно освещаем прожекторами наших батарей. Почти одновременно с этим увидел по горизонту подозрительные яркие вспышки, а вскоре еще и ряд огоньков, идущих по направлению к мысу Ляотишан. Придерживаясь берега и следя за видимыми огнями, которые постепенно становились все яснее, определив 4 судовых огня. Около Ляотишана мы сошлись на столько близко, что можно было решить, что эти огни принадлежат четырем неприятельским миноносцам, которые идут в кильватерной колонне. Сделав условный сигнал секретным фонарем Ла-Ратьера:"вижу неприятеля слева", а затем "атака", дал полный ход и пошел на неприятеля, с которым стал быстро сближаться. Продолжение следует.

РЮРИК: Продолжение. С расстояния 8-10 кабельтовов, по головному кораблю сделал выстрел, который послужил сигналом начать бой следующим миноносцам. Неприятель открыл огонь несколько позднее. Командир миноносца "Выносливый" устремился на головной и завязал с ним артиллерийский бой, желая как можно ближе сойтись с ним, поражая его носовыми орудиями, но получил повреждения в машине, что лишило его хода и возможность управляться; этим воспользовался неприятель и отошел влево. Другие неприятельские суда прошли за кормой "Выносливого" и, прорезав строй, вступили в бой с остальными нашими миноносцами. Приняв второй неприятельский миноносец в огонь своих орудий правого борта, командир миноносца "Выносливый" заставил его отойти, при чем неприятельский миноносец сильно парил. Вскоре миноносец "Выносливый" был окружен тремя неприятельскими судами, стрелявшими по нему с носу и левого борта, а третье, шедшее с правой стороны с видимым намерением таранить миноносец, но, вероятно получив повреждение и потеряв возможность управляться, прошло очень близко за кормой, осыпая миноносец снарядами, которые произвели пожар в кормовой части миноносца. При проходе неприятельского судна, на нем видели пожар и оно уже больше не вступало в бой. Остальные два неприятеля частым и метким огнем не были допущены до миноносца ближе 3-4 кабельтовов и были принуждены отойти и прекратить бой. После этого неприятель больше не приближался. К этому времени, по моему приказанию, лейтенант Давыдов очень быстро прекратил пожар в кормовом отделении и заделал самые большие пробоины близ ватер-линии. Помощником инженер-механика Блиновым с полным самоотвержением велись обследования повреждений в машинах, при чем они были наполнены паром. В 4 часа 15 минут утра, т.е. через четверть часа после прекращения боя, механик Блинов доложил командиру, что, принятыми им мерами, можно дать ход одной правой машине, при чем, так как трубы отработанного пара были перебиты, то вся машинная команда была выведена из машинного отделения, и отработанный пар выходил в машину. Левой же машине, вследствие больших повреждений, нельзя было дать ход.

РЮРИК: Продолжение. Имея около 5 узлов хода, командир миноносца "Выносливый" направился к берегу, следуя вдоль которого, соединился с остальными тремя миноносцами и, по моему приказанию, пошел в Порт-Артур, куда прибыл в семь часов утра. Деятельность остальных миноносцев во время боя, согласно прилагаемым донесениям командиров, заключалась в следующем: миноносец "Властный", как второй в колонне, почти одновременно с головным миноносцем вступил в бой на ближайшем расстоянии с неприятелем, при чем, выпущенной миной, один из неприятельских миноносцев был взорван и затонул. Миноносцы "Внимательный" и "Бесстрашный" вели артиллерийский бой с неприятелем на более далеком расстоянии, который к ним не приближался, сосредоточив все свои силы на миноносце "Выносливый", как потерявшем ход. Окончив описание хода 20 минутного боя с неприятелем, я считаю долгом доложить Вашему Превосходительству, что миноносец "Выносливый" сохранился и мог вернуться, благодаря выдающемуся хладнокровию и распорядительности командира лейтенанта Рихтер, который ни на минуту не упускал из виду все действия своей артиллерии, чем заставил три неприятельские миноносца прекратить бой и удалиться от стоящего без движения миноносца.* Помощник старшего инженер-механика Блинов, имея обваренными обе руки и рану у левого виска, ни на минуту не оставил машины и служил лучшим примером машинной команде при работах во время боя. Столь беззаветное самоотвержение, выказанное названным механиком по исправлению и приведению хотя одной машины в состоянии дать ход, дало возможность миноносцу присоединиться к своему отряду и вернуться в Порт-Артур без помощи буксира. Не могу не засвидетельствовать о той распорядительности и хладнокровии, выказанных во время боя состоявшим при мне лейтенантом Овандером, который, после получения раны мичманом Заевым, принял управление носовой артиллерией, так как лейтенант Давыдов в это время, занятый тушением пожара, управлял кормовыми орудиями. Команды в бою вели себя с поразительным хладнокровием и присущей им храбростью; о более достойных и выдающихся своей храбростью нижних чинах, имею честь представить на благоусмотрение Вашего Превосходительства список, представленный командирами отделения миноносцев, бывших в бою под моим начальством. Подписал: Капитан 1 ранга Матусевич.

РЮРИК: Рапорт Заведующего 1-м отрядом миноносцев - Командующему флотом Тихого океана, 29 Февраля 1904 г. №127. По выяснении с командирами миноносцев обстоятельств боя 26 Февраля, в дополнение моего рапорта от сего числа за №124, доношу Вашему Превосходительству, что неприятельских миноносцев было не 4, как мною было видено и указано в рапорте, а не менее шести, при чем неприятельские миноносцы отличались своей величиною, почему предполагаю, что они были не менее 400 тонн водоизмещением. Подписал: Капитан 1 ранга Матусевич.

РЮРИК: Рапорт Заведующего 1-м отрядом миноносцев - Начальнику Штаба Командующего флотом Тихого океана, 6 Марта 1904 г. №141. Рапортом за №124 от 29 Февраля с.г., докладывая Его Превосходительству Командующему флотом о произведенной отрядом миноносцев под моей командой атаке шести японских миноносцев, не указал на храбрость, находчивость и энергичное ведение боя, выказанное командиром миноносца "Властный" лейтенантом Карцовым, а также о смелом и правильном маневрировании командиров миноносцев "Внимательный" - лейтенанта Стеценко и миноносца "Бесстрашный" - лейтенанта Скороходова, которые, идя в атаку, дали совершенно правильную оценку положению неприятельских судов, быстро атаковали два концевых неприятельских миноносца и, действуя своей артиллерией, не допустили их соединения с четырьмя передовыми неприятельскими миноносцами, заставя их отступить и уйти, чем способствовали миноносцам "Выносливый" и "Властный" также заставить неприятеля прекратить бой. Донося о вышеизложенном Вашему Превосходительству, прошу представить на благоусмотрение Командующего флотом о столь достойных и примерных действиях командиров названных миноносцев. Подписал: Капитан 1-го ранга Матусевич.

РЮРИК: Рапорт Командира эскадренного миноносца "Властный" - Заведующему 1-м отрядом эскадренных миноносцев, 26 Февраля 1904 г. №126. В 2 часа 10 минут, вследствие словесного приказания Вашего Высокоблагородия, снялся со швартовов и, следуя в кильватер миноносцу "Выносливый", вышел на рейд. Пройдя затопленные пароходы, увидел на горизонте вспышки. Подойдя к этим огням ближе, различили - должно быть патроны фосфористого кальция. Я видел около этих огней темные предметы в роде анкерок, а по заявлению стоявшего на юте мичмана Черкасова, это были мины Уайтхеда, не имевшие движения. Продолжая идти в кильватер "Выносливому", лег параллельно берегу к Ляотешану. Подойдя к SO-му мысу полуострова, увидели на левом крамболе ряды белых вспышек. Пройдя еще немного берегом, повернул за "Выносливым" на эти вспышки. Вспышки все делались чаще и в скором времени в бинокль можно было различить силуэты судов. Было около 3-х часов. С "Выносливого" был сделан сигнал: "вижу неприятеля слева", - который я лично передал по линии. По сигналу с "Выносливого": "атаковать неприятеля", - сделанного вскоре после этого, я, передав его по линии, положил право руля и, прибавив ход до полного, направился на неприятельский миноносец, носивший красный огонь за кормой. Правее этого огня виден был миноносец, носивший зеленый кормовой огонь, на который направился "Выносливый". В расстоянии 2-2 1/2 кабельтовов, я открыл огонь с левого борта по миноносцу с красным огнем, который только после второго моего выстрела начал отвечать. Я сближался с расчетом нанести таранный удар. Неприятель, увидя это, остановился, вследствие чего я положил право на борт. Но, заметив, что тогда неприятель дал ход вперед, переложил руль лево на борт. Мой маневр не удался, и я прошел под его кормой в расстоянии от четырех до пяти сажен; за то, когда миноносец вошел в угол обстрела обоих бортовых аппаратов, были выпущены с правого борта, в расстоянии 15-20 саженей, в правый борт неприятеля обе мины, из коих одна взорвалась под кочегарными отделениями. Ослепительное действие боевого фонаря, коим он нас освещал, а равно и ослепляющий блеск и грохот выстрелов и разрывающихся снарядов, как наших орудий, так и его, помешали мне лично убедиться во взрыве, который был произведен несколько секунд до того, как я резал ему корму. По донесениям мичмана Черкасова и Александрова и по опросу нижних чинов, видевших как самый взрыв, так и его последствия, и по личным моим отрывочным впечатлениям, - обстоятельства этого взрыва были нижеследующие: после минных выстрелов, которые были произведены один очень скоро вслед за другим, одна из мин взорвалась около задних труб; поднялся столб воды, и за ним из всех дымовых труб, равно как и из верхней палубы, выбросило столбы пара и дыма с искрами. Миноносец, накренившись на правый борт и осевши на корму, стал быстро погружаться, при чем нос сильно поднялся. Луч боевого фонаря, коим он нас освещал, спустя несколько секунд направился вверх, но он почти сейчас же погас, равно как и другие огни. Стрельба с него прекратилась, и он спустил вверх невысокую тонкую ракету, которая, разорвавшись, дала букет маленьких блесток, при чем кормовая часть его уже сравнялась с водой. Это был четырех-трубный миноносец типа "Бойкий", но больше его. Все это произошло в промежуток времени, пока я успел с момента выпуска мин сделать пол-циркуляции при 18-ти узловом ходе, из чего заключаю, что все вышеописанное продолжалось около 1м. 15сек. После этого миноносца не стало видно. Продолжение следует.

РЮРИК: Продолжение. В то время, как я, имея лево на борт, циркулировал вдоль левого борта неприятельского минолносца, к нам в жилую палубу попал 75 мм. снаряд, разорвавшись там, поранил людей подачи, перебил паровые трубы рулевой машины, при чем газами отшибло рулевого от штурвала, и он, вылетев из рубки, доложил мне, что рулевая машинка не действует. Под управлением мичмана Черкасова были заложены румпель-тали, после чего был сообщен кормовой штурвал. Прислуга же минных аппаратов пробанила и готовила мины в аппараты. Вся эта работа происходила в то время, когда, по подъеме вверх луча боевого фонаря тонущего миноносца, меня осветил другой неприятельский миноносец с зеленым кормовым огнем, на который, управляясь машинами, я и направился, открыв по нему огонь из носового плутонга. Держа меня в луче своего фонаря, он уходил, отстреливаясь, и, так как я имел большой ход, то нагнав его, прошел вдоль левого его борта и, так как в это время катился вправо, обрезал ему нос на расстоянии не более 20-ти саж., расстреливая его продольно 75 мм. орудиями и всеми пушками правого борта. Орудия же левого борта стреляли в другой миноносец (третий), находившийся невдалеке и имевший 2 белых огня. Сейчас же эти два миноносца прекратили стрельбу, закрыв все огни. Пройдя немного, я остановил машины; кругом все было тихо. К этому времени я уже имел возможность управляться с кормового мостика. Этот момент замечен был по часам спустившимся в машину помощником старшего инженер-механика Воробьевым - 3 часа 20 минут. В это время выяснилось, что снарядом попавшим в левый борт и влетевшим в переднюю (правую) машину, убило наповал машинного квартирмейстера 2 ст. Трофима Потехина; в носовом же плутонге оказались ранеными - хозяин трюмных отсеков 1 ст. Иван Сенников, которому перебило левую ногу в бедре, комендор левой носовой 47 мм. пушки Федор Обидин со смертельной раной в правом паху, машинист 1 ст. Павел Алкаев, бывший 3-м номером у той же пушки, ранен в правую голень, кок Дмитрий Степанов, бывший при носовой подаче - в левую сторону груди, в область 6 ребра на вылет, минер Ефим Матвеев, исправлявший совместно с минным квартирмейстером Мухортовым перебитую цепь боевого фонаря и носовой проводки, ранен в правое плечо, кочегар 1 ст. Михаил Рязанов получил незначительные поранения пальцев правой руки, и подшхипер Павел Михайлов получил несколько ссадин в правом плече. Немедленно же было приступлено к переноске в кают-компанию и перевязке раненых, которым были произведены перевязки помощником старшего инженер-механика Воробьевым, и.д. минно-артиллерийского содержателя Борисом Сорокиным и матросом 1 ст. Гаврилом Юшаковым. Простояв около 10 минут на месте и осмотревшись, я направился малым ходом под южный берег Ляотишана, где вскоре я заметил миноносец "Бесстрашный" и через короткий промежуток времени миноносец "Внимательный". Минуты через 3 или 4 подошел миноносец "Выносливый". В это время мичман Черкасов доложил мне, что мичман Александров, которому мною было поручено смотреть вперед, ранен. Я приказал мичману Черкасову его сменить. Оказалось, что мичман Александров ранен осколком в верхнюю треть правого бедра. Миноносцы держались до рассвета соединенно, при чем маневрируя, миноносец "Внимательный" близко приблизился и нанес вверенному мне миноносцу таранный удар в отделение передней (правой) машины, у кочегарной переборки, между 4 и 5 носовыми шпангоутами. Был подведен пластырь, но вследствие того, что он был во многих местах прострелен, эжектор не успевал откачивать, и это отделение наполнилось водою. Под одной левой машиной я, совместно с остальными миноносцами, вернулся в гавань Порт-Артура и ошвартовались у броненосца "Полтава" около 7 часов утра. Здесь же была подана врачами помощь раненым, которые были потом свезены в госпиталь, кроме 3-х, а именно: кочегара 1 ст. Михаила Рязанова, и.д. подшхипера Павла Михайлова и минера Ефима Матвеева, которые, вследствие незначительности ран, остались в строю. Минер Ефим Матвеев в 10 часов утра был отправлен в портовый лазарет. Полученный с "Полтавы" пластырь был подведен, и вода из машинного отделения выкачена. Все повреждения, полученные миноносцем, находятся преимущественно в носовой части; список их при сем представляю. Полагаю, что, при усиленной помощи порта, повреждения могут быть исправлены в 10-ти дневный срок.

РЮРИК: Вообще, я всегда считал экипаж моего корабля примерным, а теперь увидел - на какой нравственной высоте он стоит и насколько он проникнут чувством исполнения долга. Мичман Георгий Александров, будучи почти в самом начале дела ранен, стоял на своем посту и, перемогая боль, помогал мне в управлении кораблем. Мичман Петр Черкасов своей хладнокровной и толковой распорядительностью под выстрелами быстро завел сперва румпель-тали, а потом произвел с неменьшей быстротой сложный переход с парового на ручной штурвал. Что касается и.д. старшего механика помощника старшего инженер-механика Павла Воробьева, находчивость его, равно как и спокойно обдуманные и целесообразные действия, вполне хорактеризуют этого доблестного офицера. Мичман Александров отозван был мной от своих прямых обязанностей по росписанию, чтобы помочь мне в управлении кораблем; помощник старшего инженер-механика Воробьев вступил в обязанности этого офицера и, лишь благодаря его распорядительности, были своевременно выпущены мины. Когда телеграф правой машины и одновременно с ним рулевая отказались действовать, он немедленно устроил передачу, чем дал мне возможность, управляясь машинами, атаковать неприятеля с зеленым фонарем. Он своевременно подумал первый и оказал помощь раненым. О нижних чинах скажу, что в их спокойствии и примерной исполнительности я черпал решительность для своих поступков. Офицеры и нижние чины были достойны достойны друг друга. С чувством особой гордости привожу имена следующих нижних чинов: минные квартирмейстеры 1 ст. Алексей Сафронов и Ермолай Бобур; минно-машинный квартирмейстер 1 ст. Николай Кузнецов; кочегарные квартирмейстеры 2 ст. Григорий Прихотьков и Александр Корельский; минные машинисты Александр Новиков и Василий Сухинин; минеры Василий Савчира и Яков Майсос; рулевые Семен Зубков и Степан Просвирин; кочегар 1 ст. Степан Казенов, подручный хозяин трюмных отсеков Сергей Нечепуренко, и.д. минно-артиллерийского содержателя Борис Сорокин, боцманмат Григорий Кошелев и комендоры Андрей Огородников и Максим Захаров. Люди эти своей хладнокровной и умелой работой служили примером своим товарищам. Подписал: Лейтенант Карцов.

invisible: РЮРИК пишет: Вообще, я всегда считал экипаж моего корабля примерным, а теперь увидел - на какой нравственной высоте он стоит и насколько он проникнут чувством исполнения долга. Непонятно только решение командира идти в гущу врага на таран, в то время как другие корабли следовали в обратную сторону к берегу, где условия боя были более выгодны, поскольку береговые прожекторы слепили неприятеля.

РЮРИК: Рапорт Командира эскадренного миноносца "Выносливый" - Заведующему 1-м отрядом миноносцев, 28 Февраля 1904 г. №153. Согласно приказанию Вашего Высокоблагородия, в 2 часа 15 минут ночи 26 Февраля, отдав швартовы, пошел в море. Отойдя от затопленных пароходов от 20-25 кабельтовов, заметил огоньки по направлению SO от Артура, увеличил ход и пошел на них. Огоньки быстро приближались и оказались вспыхивающими на воде огоньками, весьма напоминающими огоньки, образуемые фосфористым кальцием. Полагаю, что это поставленное минное заграждение, положил лево на борт и пошел к южному берегу Ляотишана. Выйдя за пределы освещения батарей, которые весьма мешают ночным операциям, освещая все время миноносцы, заметил впереди и влево зеленые и красные огни, на которые и взял курс; известил по приказанию начальника отряда капитана 1-го ранга Матусевича остальные миноносцы сигналом фонаря Ла-Ратьера, что вижу неприятеля слева и "атаковать", дал полный ход и, подойдя на дистанцию около 10 кабельтовов и видя миноносцы, открыл по ним огонь из 75 мм. пушки. Видя впереди себя идущий поперек миноносец, направился на него с намерением таранить, что, к сожалению, не удалось, потому что уже в это время оказалось испорченной машина. Потеряв возможность управляться и дать ход, был окружен тремя миноносцами, от которых отстреливался. В это время, около 4 часов 45 минут, увидели упавшего капитана 1-го ранга Матусевича, которому осколком снаряда, разбившегося на боевой рубке, ранило руку и контузило спину. Послав перевязать его, пошел к машинному отделению, чтобы узнать о повреждениях. Около машины увидел помощника старшего инженер-механика Блинова с обожженными руками, распоряжавшегося починкой повреждений и давшего через некоторое время ход машине; в это же время узнал, что ранен мичман Заев. В продолжение около 10 минут был под огнем трех судов, из которых одно шло с явным намерением потопить таранным ударом, но, вероятно, удачным выстрелом получив повреждение в рулевых приводах, прошло под кормой. Из показаний прислуги кормовых орудий выясняется, что это был миноносец, значительно больше наших, трехтрубный. Выбывшего из строя мичмана Заева заменил лейтенант Овандер, который управлял носовой частью артиллерии. Лейтенант Давыдов 3-й был занят заделкой пробоины в кают-компании и унтер-офицерском помещении и тушением пожара в подшхиперской. В начале пятого часа (точно определить время не могу, так как часы в рубке были разрывом испорчены) неприятель стал отступать по направлению к островам Miao-toy. К 4 часам 30 минутам подошли остальные миноносцы. С особой похвалой должен отозваться о выдающемся поведении инженер-механика Блинова, который, будучи сильно обожжен, не покидал своего поста и настолько исправил машину, что мне удалось без посторонней помощи подойти к Порт-Артуру и стать на якорь под кормой лодки "Отважный". Поведение в бою и после него лейтенанта Давыдова отличалось хладнокровием и мужеством, полной распорядительностью при тушении пожара и заделке пробоин. Мичман Заев до последней минуты еще управлял огнем и подбадривал комендоров; уже раненый, падая, крикнул: "стреляй по левому". Нижние чины вели себя превосходно и трудно отдать предпочтение, кому бы то ни было. Больше всего работы выпало на долю машинной команды, которая поголовно работала в пару и горячей воде, выходившей из пробитых частей машины. Рулевой Савва, за спиной которого в рубке разорвался снаряд и осколками его заклинило рулевую машинку, будучи ранен, исправил это повреждение и оставался без перевязки, не отходя от руля, до прихода в Порт-Артур. Хозяин трюмных отсеков Науменко, перевязав сам себе рану руки, помогал заделке пробоин и тушению пожара. Комендоры вели себя превосходно. Подшхипер Суслов, под огнем и при взорвавшемся в офицерском отделении снаряде, делал перевязку раненым, число которых достигло до 9. Боцманмат Мечетин сам заделывал пробоины в унтер-офицерском отделении и подшхиперской, где направлял в то же время тушение пожара. Сигнальщики Сергеев и Тряпкин, будучи на боевой рубке, спокойно приготовили на место фонарь Табулевича и делали сигналы и наблюдали за неприятельскими судами. Минный квартирмейстер Никитин и минно-машинный квартирмейстер Карасев дважды успели исправить повреждение в электрическом освещении. Вообще поведение нижних чинов было выше отличного. Подписал: Лейтенант Рихтер.

РЮРИК: Рапорт Командира эскадренного миноносца "Бесстрашный" - Заведующему 1-м отрядом миноносцев, 26 Февраля 1904 г. №166. Около часу ночи 26 Февраля получил словесное приказание поднять пары и быть готовым к походу вместе с миноносцами "Выносливый", "Власный" и "Внимательный". В случае похода - выходить последним, после "Внимательного". В 2 часа 15 минут ночи отдал швартовы и в кильватер "Внимательному" вышел на внешний рейд концевым и приготовился к бою. Выйдя на внешний рейд, взял направление на SO. Пройдя около 20 минут, заметил с левой стороны по носу мигающие огоньки и склонился на них. Приблизившись к месту появления огоньков, заметили, что огни похожи на вспышки фофористого кальция. В это время нас осветили боевым фонарем с батареи. Повернули к Ляотешану. Все время шли под лучами прожекторов. Пройдя Ляотешан, повернули на N. Шли средним ходом. В исходе 4 часа заметили огни неприятельских миноносцев и повернули на них. По сигналу с "Выносливого": "Бел. Кр. Зел.", приготовились к атаке. По первому выстрелу с "Выносливого" начали бой приблизительно с расстояния около 10 кабельтовов, продолжавшийся около 20 минут; за это время сделали по неприятелю по два выстрела 75 мм. и 23 выстрела 47 мм. К концу боя склонился в лево и, потеряв из виду свои миноносцы, подошел под берег Ляотишана, куда минут через десять подошел миноносец "Властный", затем "Внимательный" и "Выносливый", с которыми переговорил опознательными. Держались у Ляотишана до начала рассвета. В это время миноносец "Внимательный", разворачиваясь, таранил в середину левого борта "Властный". Миноносец "Властный" повернул к берегу, а я подошел к нему с предложением помощи и получил просьбу конвоировать его, и малым ходом совместно пошел к Артуру. В 6 часов 20 минут подошел, по сигналу, к крейсеру "Аскольд" и получил приказание идти в бассейн. Убитых и раненых нет; попаданий неприятельских снарядов не было. Во время боя неприятель светил фонарями. Некоторые нижние чины заявляют, что между неприятельскими судами видели взрыв. Офицеры и команда вели себя безукоризненно и без суеты. Особенно отличался своим спокойствием ихладнокровными указаниями комендорам - мичман Владимир Иениш 2-й. Судовой механик помощник старшего инженер-механика Василий Черкасов с поразительным спокойствием распоряжался в машине. Во время боя на руле стоял рулевой Клемашенко, который, кроме управления рулем, помогал отличать неприятельские миноносцы и вполне достоин всякой похвалы и награды за полное присутствие духа. Из комендоров выделялись своей стрельбой комендоры Борисов и Немов. Из машинной команды заслуживает особого внимания и поощрения машинный кондуктор Хоперский и кочегарный квартирмейстер 1 ст. Петр Гужва. О чем Вашему Высокоблагородию доношу. Подписал: Лейтенант Скороходов.

РЮРИК: Служебная записка Командира миноносца "Внимательный". По приказанию Заведующего 1-м отрядом, около 2 ч. отдал швартовы и вышел а море в строе кильватера. В 2ч. 45 м. повернул параллельно к беоегу и, пройдя траверз мыса Ляотишан, усмотрел огни, повидимому, неприятельских миноносцев и в скором времени силуэты их. С миноносца Начальника отряда сигнал: "вижу неприятеля слева". Следуя движению "Выносливого", дал полный ход и взял курс на неприятельские миноносцы. В 3 ч. 45 м. открыл, следуя движению "Выносливого", огонь по неприятелю. В 4 ч., разойдясь с неприятелем контр-галсами, лег на обратный курс к мысу Ляотишан, и затем изменил курс влево, параллеоьно берегу. Пробежавши этим курсом 15 минут, повернул к Порт-Артуру и усмотрел миноносец "Выносливый", а затем "Властный" и "Бесстрашный". По приказанию Заведующего отрядом, подходя к "Выносливому", чтобы взять его на буксир, не рассчитав циркуляции, ударил носом "Властный". Данный машинам задний ход не успел остановить миноносца. По приказанию Заведующего первым отрядом, взял курс в Порт-Артур, где и бросил якорь в Восточном бассейне и ошвартовался с кормы в 7 ч. 30 м. утра. Убыли в людях и повреждений на миноносце нет. Подписал: Лейтенант Стеценко 2-й.

Евгений: Доброе время! Уважаемый Рюрик, а какова дата служебной записки? С уважением, Поломошнов Евгений

РЮРИК: Доброе время, уважаемыйЕвгений! Данная служебная записка проходит приложением к рапорту Заведующего 1-м отрядом миноносцев - Командующему флотом Тихого океана, 29 Февраля 1904 г. №124., дата на документе отсутствует (по крайней мере не указана в книге). С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Ведомость повреждений, полученных миноносцем "Властный" в ночном бою 26 Февраля. Поврежден стопор правого якорного каната. Перебит правый якорный канат. Пробит правый борт в жилом помещении команды, в верхней части. Пробита во многих местах перегородка и дверь камбуза. В камбузе пробит котел для варки пищи в 3-х местах, а также его крышка. Перебита труба камбуза в пяти местах. Перебиты трубы свежего и отработанного пара к командному самовару и котлу. Перебита паровая труба к эжектору №3. Непроницаемая переборка, между жилой палубой и носовой кочегаркой, перебита в 15 местах. Перебит железный сходный трап в жилой палубе. Разбита жилая помпа от питьевой систерны. Боевая рубка пробита в одном месте с левой стороны. Пробит левый борт у командного камбуза в 2-х местах. Пробита внизу тумба правой носовой 47 мм. пушки. Пробита водосточная труба от умывальника. Перебиты две трубы с проводниками к боевому фонарю и носовой цепи. Вмята палуба над носовой кочегаркой, при чем немного разошелся шов. Пробит носовой кочегарный кожух в 6 местах. Пробита первая дымовая труба внизу и вторая по середине. Пробита систерна к командному умывальнику. Пробита систерна для мытья кочегаров - в 6 местах. Пробита выгородка выходного люка правой машины - в 2-х местах. Пробита верхняя палуба над правой машиной. Подбито три стойки под носовым минным аппаратом. В правой машине перебита труба парового отопления, электрические проводники, проволока правого телеграфа; перебит бимс в 3-х местах и передний конус холодильника;пробита труба машинного питания и немного вмята стальная главная паропроводная труба. Подбита направляющая дорожка у носового аппарата в расстоянии 38 1/2 сантиметров от конца совка. Подбит трап с левого борта. Сломан задержник у левого румпеля. Пробит левый борт в отделении правой машины (передней) у кочегарной переборки, между 5 и 6 носовыми шпангоутами, таранным ударом миноносца "Внимательный". Повреждения эти, я полагаю, могут быть исправлены при усиленной работе порта в 11-ти дневный срок. Подписал: Капитан 1-го ранга Матусевич.

РЮРИК: Ведомость пробоин и повреждений на миноносце "Выносливый". I. Одна подводная пробоина в 7-м отсеке, в помещении офицерского WC и буфета, при чем пробита переборка между 7 и 8-8 и 9 отсеками (7 отсек - кают-компания, 8 - унтер-офицерское помещение). II. Семь надводных пробоин без особых внутренних повреждений, кроме отделения машин. Начавшийся пожар в подшхиперской каюте и унтер офицерском отделении был немедленно прекращен. III. Повреждения в механизмах: 1. Правая машина: пробита труба отработанного пара главной машины. 2. Пробита переборка между машинами. 3. Левая машина: пробита труба отработанного пара главной машины. 4. Отбит угол золотниковой коробки Ц.Н.Д. с левой стороны. 5. Отбита часть фланца, скрепляющего между собой корпуса цилиндров среднего и низкого давления. 6. Пробит промежуточный резервуар у цилиндра среднего давления. 7. Перебита труба рабочего пара вспомогательных механизмов. 8. Перебита одна труба парового отопления и несколько трубок нагревания рубашки. 9. Разбит угол теплого ящика и масленая систерна. 10. Разбиты запасные поршневые кольца и пружины. IV. По снабжению: 1. Пробит вельбот. 2. Разбиты и испорчены запасные части 75 мм. пушки Канэ. 3. Пробит учебный пластырь. 4. Разбит запасной якорь. 5. Испорчены запасы в шхиперской каюте. 6. Обожжены и перебиты русские карты, судовые чертежи и чертежи артиллерийских установок. 7. Перебиты и приведены в негодность все штурманские инструменты. Кроме того в числе повреждений нужно считать мину, пробитую осколком в хвостовую часть. Подписал: Лейтенант Рихтер.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 7 Марта 1904 г. №192. Вчера, 5 Марта, я посетил командира миноносца "Решительный" капитана 2 ранга Боссе, который лежит в постели и еще не оправился от полученной контузии. Из разговоров с ним, в дополнение прилагаемого рапорта, выяснилось следующее: Миноносцы "Решительный" и "Стерегущий" 25 Февраля вечером, на высоте Дальнего, встретили превосходящие их силы неприятеля и удачно избежали столкновения с ними, обходом в море. Затем, уже на рассвете, подходя с юга ко входу в Порт-Артур, заметили сначала четыре, а затем подальше еще два миноносца и один минный крейсер, шедший на пересечку нашим. Маневрирование "Решительного" и "Стерегущего", для избежания встречи, повело к соответствующим поворотам кильватерной колонны японцев, с явным намерением охватить наших и поставить их в два огня. Видя это, командир "Решительного" повернул прямо на неприятеля и пошел полным ходом, имея "Стерегущего" в кильватере, в расстоянии 2-3 кабельтовов. Японцы были, видимо, озадачены таким приемом. Огонь они открыли с расстояния семь кабельтовов, а потом сблизились до четырех и шли параллельным курсом. Наши отстреливались на обе стороны. Несмотря на контузию, полученную командиром, он все время вел миноносец, который получил серьезные повреждения. Младший инженер-механик Кисляков с полным хладнокровием успевал исправлять повреждения в паровых трубах, и потому ход был самый полный. Выстрелы "Решительного" заставили один большой неприятельский миноносец повернуть обратно, остальные понемногу отстали. В начале боя было замечено на "Стерегущем" повреждение паровых труб или котлов, так как из него повалил пар и он сразу отстал, а в это время на него насел неприятель, окруживший его со всех сторон. Повернуть ему на выручку - значило бы погибнуть наверняка, вместо одного миноносца - двум, почему "Решительный", не изменяя ни курса, ни хода, пошел в Порт-Артур, куда и прибыл в 8 часу утра. У командира "Решительного", капитана 2 ранга Боссе, результатом боя оказалась сильная контузия головы, с разрывом барабанной перепонки левого уха и, несколько дней продолжавшаяся, глухота на оба уха, с тошнотой и головной болью. Лопнувшая перепонка в настоящее время заростает, и прочие болезненные явления постепенно проходят, хотя и теперь еще, по истечении девяти дней, он ничего не ест. Докладывая о вышеизложенном, считаю долгом выразить мое мнение, что капитану 2 ранга Боссе, когда он увидел перед носом неприятельские миноносцы, не следовало брать курса на них, а уклониться в сторону, хотя курс и уводил в сторону от своего порта. Очевидно, капитан 2 ранга Боссе не рассчитывал, что его миноносец будет иметь преимущество в ходе, а потому поступил иначе, взяв курс на неприятеля. Решение это отважное, хотя, может быть, и не совсем благоразумное, а потому я не признаю возможным обвинить его за такое решение.* Случайным выстрелом были подбиты паровые трубы на "Стерегущем", который остался без двигателя. Если бы даже "Решительный" повернул на помощь "Стерегущему", он не мог бы его выручить, ибо неприятельский отряд, состоявший из шести миноносцев и одного минного крейсера, был в четыри раза сильнее двух миноносцев. В этих условиях выручить "Стерегущий" было невозможно, а потому я считаю, что как капитан 2 ранга Боссе, так офицеры и команда миноносца заслуживают награды, в особенности младший инженер-механик Кисляков. Представляю при сем: 1) 1 список офицеров с показанием какие знаки отличия они имеют.** 2) Список нижних чинов, которых, приказом от 2 Марта с.г. за №19, я, Именем ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, наградил знаками отличия Военного ордена.*** 3) 2 донесения командира эскадренного миноносца "Решительный", в копиях. Покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство о награждении командира и офицеров миноносца по Вашему усмотрению. Подписал: Вице-Адмирал Макаров. * Резолюция Наместника: "Согласен". ** Приложен при подлинном рапорте. *** Приложен при подлинном рапорте.

РЮРИК: Донесение Командира эскадренного миноносца "Решительный" - Заведующему отрядом миноносцев, 26 Февраля 1904 г. 25 сего Февраля, согласно личному приказанию Командующего флотом и портами Тихого океана, в 5 часов 35 минут вечера вышел на внешний рейд и поджидал миноносец "Стерегущий", дабы идти совместно к острову Торнтон и осмотреть группу островов Эллиот, а в случае встречи с неприятелем - атаковать его. В шесть часов вечера, имея в кильватере "Стерегущий", взял курс на 10 миль к югу от Сан-шан-тоу и пошел 15-ти узловым ходом. На траверзе Кепа заметил на левой раковине свет боевого фонаря большого корабля. Желая атаковать его, я увеличил ход, но в это время из дымовой трубы 3 котла показалось пламя, и еще шесть миноносцев начали светить за кормой миноносца "Стерегущий", который шел мне в кильватер. Часть миноносцев, забежав между берегом и мною, начала теснить меня в море, другая же часть их начала заходить со стороны моря мне на пересечку курса, остальные следовали сзади. Уменьшив ход, я пошел к проходу между Саш-шан-тоу, дабы пропустить мимо себя неприятеля и атаковать его из под берега, но на траверзе южного Сан-шан-тоу неприятель закрыл огни, а был виден только свет боевого фонаря неприятельского корабля, который был направлен на вход в залив Дальнего. Посоветовавшись с командиром миноносца "Стерегущий", пошел в море, взяв курс на S. Пройдя этим курсом 30 миль 10-ти узловым ходом, повернул на W, идя той же скоростью. В 4 часа утра заметил, что "Стерегущего" не видно за кормой, пройдя еще прежним курсом, я повернул обратно и пошел "Стерегущему" навстречу и в 5 часов увидел его, повернул обратно, имея его в кильватере, в расстоянии 4-х кабельтовов. В 5 часов 30 минут утра взял курс на Ляотишан и увеличил ход до 16-ти узлов. Через несколько времени заметил, что "Стерегущий" отстал, тогда я убавил ход и дал возможность ему догнать меня. В 6 часов утра под берегом Ляотишана увидел 4 корпуса японских судов, которые медленно шли в строе кильватера вдоль берега, к Кепу. Прибавив ход, я пошел на них, а они повернули на меня, при чем два из них пошли мне на пересечку курса и зашли на правую сторону, желая отрезать от берега, а два другие по левую сторону, желая таким образом поставить меня под перекрестный огонь. Положив право на борт, я дал полный ход и оставил их справа от себя, тогда они в строе кильватера пошли вдоль правого борта и открыли огонь, на что ответил я и "Стерегущий", который следовал моим движениям. В это время из под берега, правее Ляотишана, показались два минных крейсера, которые пошли с правого борта и открыли огонь из пушек крупного калибра, снаряды которых, начиненные мелинитом, разрывались близко около борта. В 6 часов 15 минут снаряд ворвался в угольную яму правого борта носовой кочегарки, где разорвался и тяжело ранил кочегара Числова, который разгребал уголь. Осколками снаряда перебило переборку угольной ямы, тяжело ранило кочегарного квартирмейстера 2-ст. Рудых, который упал на площадку, смяло главную и вспомогательную паровые трубы носового котла, пробило переборку Ярроу, боковой щит носового котла, сорвало воздухомер, перебило переговорную трубу в кочегарном отделении и сорвало заклепки водяной бортовой цистерны. Продолжение следует.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Продолжение. В это время "Стерегущий" немного отстал, два миноносца и крейсер начали нагонять его, а остальные преследовали меня, при чем один миноносец типа "Боевой" пошел мне по правому борту на пересечку курса, но два удачно попавшие снеряда 75 мм. пушки заставили его круто повернуть обратно. Остальные миноносцы продолжали преследование, а крейсер осыпал нас разрывными снарядами, начиненными мелинитом, и, только благодаря большому ходу и значительной качке, стрельба их оказалась малодействительной. В это время на миноносце "Стерегущий" произошел паровой взрыв, и он начал отставать от меня. Вслед за тем его окружили три миноносца и крейсер и, за сильным паром, нельзя было разобрать, что происходило. Первая мысль была - повернуть ему на помощь, желание чего было написано на лицах всех, но в виду того, что помочь миноносцу "Стерегущий" было невозможно, а вверенный мне миноносец был бы в короткое время потоплен при повороте, я, имея повреждение паровых труб, решил продолжать идти тем же курсом, отстреливаясь. Сделав опознательные и подняв позывные, я в начале 8 часа утра вошел в гавань и подошел к флагманскому крейсеру, чтобы свезти раненых и лично доложить адмиралу. Считаю долгом донести Вашему Высокоблагородию о безпримерном поведении за все время тяжелого перехода г.г. офицеров и команды. Офицеры своими хладнокровными и спокойными распоряжениями, а также видимым желанием сразиться с неприятелем, воодушевляли команду, которая рвалась в бой, и только неблагоприятное обстоятельство, т.е. пламя из трубы, при ходе большем 14-ти узлов, не дало нам возможности ночью незаметно подойти к одному из судов для минной атаки. Кроме того, знания г.г. офицеров берегов оказали мне большую помощь, ввиду полного моего незнания местности ночью, так как я плаваю здесь только первый раз. Судовой механик, младший инженер-механик Кисляков, со своей неутомимой энергией успевал из одной кочегарки в другую и лично руководил перенесением и перевязкой раненых. Машины самым полным ходом работали безукоризненно. О чем Вашему Высокоблагородию доношу. Подписал: Капитан 2 ранга Боссе 1-й.

РЮРИК: Рапорт Командира миноносца "Решительный" - Командующему флотом Тихого океана, 6 Марта №188. В дополнение донесения моего от 26 Февраля доношу, что за время тяжелого перехода, а в особенности вовремя прорыва через неприятеля, значительно превосходящего нас по силам, офицеры вверенного мне миноносца выказали себя действительно лихими и бравыми офицерами. Лейтенант Волков и мичман Петров, несмотря на очень серьезное наше положение, своими хладнокровными и спокойными распоряжениями действовали на команду воодушевляюще, почему стрельба производилась не торопясь, без замешательства. Судовой механик младший инженер-механик Кисляков с неутомимой энергией успевал лично руководить действием механизмов и котлов и приводил в чувство машинистов, которые часто приходили в бессознательное состояние, вследствие высокой температуры в машинном отделении при боевой обстановке на полном ходу, при полном отсутствии какой либо вентиляции. Безукоризненному действию механизмов и котлов я, главным образом, приписываю успех прорыва, о чем Вашему Превосходительству на благоусмотрение доношу. Подписал: Капитан 2 ранга Боссе 1-й.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 28 февраля 1904 г. №118. С эскадрою 27 Февраля выходил для эволюций и, по возвращении, вошел во внутренний рейд. Подписал: Макаров.

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 27 Февраля 1904 г. №95. Вице-адмирал Старк, перед сдачею дел, передал мне телеграмму Вашего Высокопревосходительства, в которой сказано:" Считаю, что появление неприятельского отряда перед Владивостоком было вызвано главной целью затруднить вход или отрезать наш крейсерский отряд от своей базы. Нахожу, что теперь благоприятное время для выхода нашей эскадры из Порт-Артура в море, чтобы оттеснить неприятеля от берегов Ляодуна, появление у которых делается все более дерзким, как это заключаю из донесений начальников береговой обороны". Вышеизложенное приказание не может быть понятым иначе, как переходом к наступательному образу действий в Корейском и Печелийском заливах. Мне еще не удалось вполне ознакомиться с положением дел: тем не менее, вполне ясно видно, что в теперешнем составе флот Тихого океана значительно слабее япоснского флота, действующего в этих водах. Я сильно рассчитывал на 24 миноносца, имеющиеся в Порт-Артуре, и сегодня, для эволюций с эскадрой, велел выйти в море всем наличным миноносцам, но исправными оказались лишь только восемь миноносцев и два минных крейсера. Из числа восьми миноносцев - один, по выходе на рейд, заявил, что у него течет котоел, а другой, что у него неисправна одна из машин, а потому их обоих пришлось возвратить. Все плавание продолжалось с восьми часов утра до 4 часов вечера, тем не менее, когда мы вернулись на внешний рейд и я захотел оставить эти миноносцы, чтобы они были при эскадре, когда она переходит с одного рейда на другой, то начальник отряда доложил, что на миноносцах нет больше пресной воды, и три миноносца пришлось тотчас же отправить в гавань. Если пресной воды у миноносцев хватает только на 12 часов, то, следовательно, их нельзя взять ни в одну, сколько нибудь отдаленную, экспедицию. Это дело я подробно разберу. Не могу не доложить Вашему Высокопревосходительству, что суда эскадры незадолго до начала войны начали компанию и, в теперешнем составе командиров, совместно не ходили. Выйдя сегодня на эволюции, мне это очень бросилось в глаза. Спешный выход эскадры из порта и вход ея - не практиковался, и сегодня в первый раз вышли в одну воду, а в следующую вошли - 9 больших судов, но к этому порт совершенно не приспособлен; между тем, я нахожу рискованным оставлять на внешнем рейде часть судов на якоре на ночь теперь, покамест море совершенно находится в руках неприятеля. Было бы крайне желательно углубить вход, чтобы суда могли входить во всякую минуту, не только в нормальном состоянии, но, главным образом, когда они пробиты и наполнены водой. Как только удосужусь, сейчас же вникну в этот предмет. Техника наша во многих отношениях стоит ниже техники неприятеля; так, сегодня, покамест мы шли 12 узлов, все корабли держались хорошо, а когда я сигналом прибавил до 14 узлов, то линия растянулась чрезвычайно. Беспроволочный телеграф на "Новике" во время хода совсем не действует, а затем, я не мог подать депеши на крейсер "Диану", державшийся в пяти милях. Дело это я тоже рассмотрю. Особенно меня озабочивают частые повреждения механизмов миноносцев, и почти каждая посылка в ночные небольшие экспедиции сопровождается некоторыми поломками. Исправление крейсера "Паллада" идет весьма успешно; что же касается броненосца "Ретвизан", то, хотя он и приведен на внутренний рейд, но до сих пор пробитые отделения откачать не удалось. По просьбе командира порта, по настоянию командира судна и с моего согласия, - поставили его на мелководье, но, вследствие отлива и прилива, броненосец сильно разрабатывает под собой грунт и сползает. Опасаюсь кроме того, что приэтой обстановке трюмы заполняются илистою грязью, и судно сильно отяжелеет. "Ретвизан" меня очень сильно озабачивает. Я уже докладывал Вашему Высокопревосходительству, что хочу устроить из грязи док, на подобие того, как это делается в Инкоу для мелких судов; командир порта и подполковник Престин находят это вполне осуществимым, но в течении этих четырех дней еще пока ищут место, и ничего не сделано, кроме бурения, хотя земляные работы по такому доку совершенно ничтожны для тех землечерпательных средств, которыми обладает Порт-Артур. Не пишу Вашему Высокопревосходительству о многом другом, которое требует моего подробного рассмотрения, как например - ежедневный расход угля, достигающий на якорных судах 23 тонн, даже во время стоянки во внутреннем бассейне. Цель моего настоящего рапорта заключается не в том, жаловаться на недостатки, а в том, чтобы Ваше Высокопревосходительство ясно представляли себе то положение, в котором находится флот; военные действия идут, с ними приходится считаться ежедневно - и в то же время вникать в тонкости техники и изыскивать средства, как помочь различным затруднениям. Кроме многого другого, я озабочен тем, чтобы командиры освоились и объединились в общих взглядах на порядок ведения боя, и по этой части я уже имел с адмиралами и командирами одно собеседование. Завтра рассмотрим те замечания, которые сделаны мною при сегодняшних эволюциях. Есть вероятность, что неприятель набрасал мины. Сегодня мы подняли у самого Порт-Артура поплавок с светящимся составом; неприятель ставит такие поплавки на якорь, чтобы отвлечь действие артиллерией на эти огоньки, но миноносцы так часто показываются у Порт-Артура, что нельзя отрицать возможности постановки мин. Сегодня я упражнял командиров крейсеров "Всадник" и "Гайдамак", как тралить, идя впереди эскадры. Буду разрабатывать кое что для каждого судна в отдельности, ибо потопление корабля от такой случайности было бы крупным ударом.* Как Ваше Высокопревосходительство видите, кроме текущих дел, - масса других работ, неотложно нужных для того, чтобы флот мог соответствовать тем задачам, которые на него возложены; но несмотря на всякие несовершенства и недостаток в исправных миноносцах, я нахожу, что мы могли бы рискнуть - теперь же попробовать взять море в свои руки и, преднаметив, постепенно увеличивать район действия эскадры; я предусматриваю генеральное сражение, хотя благоразумие подсказывает, что теперь еще рано ставить все на карту, а в обладании морем полумеры невозможны. Неприятель, обладая далеким беспроволочным телеграфом, черезчур легко концентрирует свои силы. Слабый отряд уклонится от дела, пользуясь преимуществом в ходе, и обыкновенно неприятель бывает здесь с 14 судами, тогда как у нас их только девять. По поводу разведок, считаю долгом доложить, что риск отдельных разведок в море, занятом сильнейшим неприятелем, не окупает ту пользу, которую дают эти разведки. Если посылать крейсера и миноносцы для потопления транспортов, то, ехав сюда, я предрешил, что миноносцы надо считать материалом расходным, посылая их, на риск, к Корейским шхерам для нападения на транспорты. Теперь же, выяснившееся состояние миноносцев лишает возможности это делать, пока не изыщем средство держать их в исправности.** Подписал: Вице-адмирал Макаров. * Резолюция Наместника: "Совершенно верно". ** Резолюция Наместника: "Вполне разделяю высказанный взгляд Командующего флотом, и в таком смысле составить письмо - в ответ на этот рапорт".

РЮРИК: Письмо Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 5 Марта 1904 г. №350. Милостивый Государь, Степан Осипович. Вполне разделяю взгляд, высказанный Вашим Превосходительством в рапорте за №95 - о невозможности теперь же перейти к наступательным действиям, и тем более, что общий ход предстоящих военных действий на сухом пути требует, по возможности на более долгий срок, сохранения остающихся судов флота, и во всяком случае - до окончания исправления поврежденных судов или до присоединения из России эскадры броненосцев. Как я уже указывал и ранее, наступательные действия могут быть возложены, при уверенности в успех, пока на миноносцы, и только в исключительно крайнем случае - на большие суда, когда особо важными обстоятельствами может быть оправдан риск их потери, как мною уже упоминалось в данном ранее предписании - Врем. Командующему флотом. Что касается до указываемых Вашим Превосходительством недостатков, которые выяснились при постепенном ознакомлении с судовым и личным составом вверенного Вам флота, то на большинство из них, в свое время, мною также было обращено должное внимание и частью приняты меры, но выполнение и достижению успешных результатов - мешали многие обстоятельства: 1) О непрочности постройки, неудаче в конструктивном отношении и выборе типа для эскадренных миноносцев Невского завода, собиравшихся в Артуре, по образцу "Сокол",-сообщалось и в Петербург и заведующему постройкой инженеру Гиппиусу, которым сделаны многте изменения, и для увеличения запаса пресной воды на них устроены, по предложению адмирала Витгефта, добавочные систерны, емкостью до 7-ми тонн. 2) Совместного эскадренного плавания в промежутке с 18 по 26 Января, т.е. со дня начала кампании всеми судами, большинство которых, в силу экономических причин, находилось в резерве,- очевидно и не могло быть. Но в Сентябре и Октябре, и во время маневров, все командиры броненосцев, кроме командира "Севастополя", плавали на эскадре и, при учебном ея еженедельном плавании, участвовали в производстве эскадренных эволюций. 3) Об углублении прохода на внутренний рейд было сделано распоряжение,- выполнению же мешало то обстоятельство, что все силы землечерпательного каравана были направлены к скорейшему углублению внутреннего рейда, для возможности поместить на нем всю эскадру, в чем была наибольшая необходимость и ставило эту работу в первую очередь. 4) Выход из порта и вход в порт - эскадрой практиковался по мере возможности, и в одну полную воду вошло шесть больших судов, даже в то время, когда стоял на мели броненосец "Ретвизан", заграждая свободу входа, и командиром порта был составлен план общего ввода судов. В отношении увеличения буксирных средств, еще в прошлом году испрашивалось приобрести 4 буксирных парохода, из которых - два должны были уже выйти весной в Артур и два собирались в Артуре. 5) Наконец, об улучшении действия беспроволочного телеграфа - приняты были многие меры с достижением того результата, что аппараты, высланные из Кронштадта и действовавшие не свыше чем на 25 миль, увеличили район своего действия вдвое, а были случаи переговоров станции Золотой горы с судном у Чифу, как например, при опытах с "Амуром". Вполне одобряю Ваше стремление, ознакомившись постепенно со всеми недочетами, принять должные меры к их устранению, я убежден, что при Вашей энергии и опытности - будут достигнуты, несмотря на все затруднения, вполне успешные результаты и флот подготовлен к предстоящей ему роли, в особенности же миноносцы. Прошу принять уверение в совершенном уважении и таковой же преданности. Алексеев.

РЮРИК: Письмо Наместника Е.И.В.- Командующему флотом Тихого океана Вице-Адмиралу Макарову, 10 Марта 1904 г. №413. Милостивый Государь, Степан Осипович. Капитан 1 ранга Эбергард, согласно Вашего приказания, передал мне предложение Вашего Превосходительства, в случае высадки японских войск в Инкоу, выйти с эскадрой и вступить в бой с охраняющим их флотом, и желание Ваше - получить мое мнение по этому вопросу. В виду этого, считаю долгом подтвердить свое мнение, высказанное уже и ранее в моем предписании вице-адмиралу Старку за №143 от 7 Февраля сего года и в письме Вашему Превосходительству от 5 сего Марта за №350, что выход флота, для противодействия неприятельским высадкам на побережье Ляотунга, признаю - как крайнюю меру, так как результат боя с значительно превосходящими силами неприятеля грозит большими и крайне чувствительными и тяжелыми для нас потерями. Избежать же таких серьезных последствий, могущих повлиять на ход всей кампании и расстроить планы посылки подкреплений эскадре из Балтийского моря,- возможно только временным усилением наших главных морских сил, присоединением к ним крейсерского отряда из Владивостока. Успешно же выполнить такое присоединение крейсеров можно лишь при условии выбора наиболее благоприятного момента для этого маневра, и, при этом, успех зависит в значительной доле от уверенности и решительности начальника отряда. При этом должен высказать, что образование крейсерского отряда, согласно первоначальному плану военных действий, вызывалось: 1) необходимо придать какую либо серьезную активную оборону Владивостоку; 2) отвлечь часть японского флота от Артура для уравнения сил; 3) ограничить, по возможности, свободу действий неприятеля для производства демонстративной активности высадки вблизи Владивостока; и 4) действовать на пути сообщения. Сверх того следует упоминуть, что работа по углублению внутреннего Артурского рейда, а также ремонт судов и пользование одним большим доком - заставляли часть эскадры держать во Владивостоке. Полагаю, что появление части японского флота для действия против Владивостока указывает, что присутствие там крейсерского отряда оправдывает частью эти предположения и дает благоприятные промежутки для наших действий в Печелийском и Корейском заливах или в Японском море, в последнем - для крейсерских набегов и преследования коммерческих судов. На основании изложенного - нахожу, что отозвание крейсеров на присоединение к эскадре должно быть строго взвешено перед его выполнением, а именно:- в какой мере оно может окупить ту пользу, которую приносит крейсерский отряд во Владивостоке. В заключение настоящего письма, я не могу не высказать еще одного общего и главного соображения, что, для достижения поставленной конечной задачи нынешней войны, участие флота может довершить скорейший успех и нанести неприятелю решительное поражение. Такое действие флота, вероятно, потребуется с переходом наших войск в пределы Кореи, а потому сбережение наших морских сил до того времени приобретает весьма важное значение, и в то же время, отдаляя всякое невыгодное столкновение с неприятельскими силами на море, мы можем более уверенно рассчитывать на присоединение к Тихоокеанскому флоту подкреплений, ныне спешно изготовляющихся к посылке из Балтики на Дальний Восток. Прошу принять уверение в совершенном уважении и таковой же преданности. Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 29 Февраля 1904 г. №125. ною приняты некоторые меры, вследствие которых все подступы к Квантунскому полуострову минированы, а посему судам не следует без проводников подходить к этим берегам ближе пяти миль. Судно, желающее подойти к этим берегам или войти в Порт-Артур, должно подойти ко входу в этот порт, приведя вход на истинный Норд и, остановившись в расстоянии не менее пяти миль, поднять свой национальный флаг и лоцманский, после чего из порта будет выслан проводник для провода к желаемому месту; прошу об этом поставить в известность все иностранные государства.* Подписал: Вице-Адмирал Макаров. * Резолюция Наместника: "Морской канцелярии передать копию в Дипломатическую канцелярию - для осведомления всех наших консулов и Посланника в Пекине."

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 2 Марта 1904 г. №151. 29 Февраля в час дня меня уведомили, что с поста у деревни Булянцзя, близ кумирни, в 10 часов утра того же дня видели подводную лодку; выслал три миноносца и шесть катеров эскадры, но было поздно; потребовал к себе видевших солдат и, по разборе, нашел, что показание их правдоподобно, а потому принял все меры, чтобы на будущее время поймать ее. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 2 Марта 1904 г. №154. Красный Крест приспособил пароход "Монголия" и предлагает высылать его в море для спасения погибающих в морском сражении. Нахожу это весьма полезным и прошу Ваше Высокопревосходительство, чтобы, согласно статьи второй Женевской конвенции, об этом было объявлено - как воюющей, так и нейтральным державам. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 27 Февраля 1904 г. №96. Бомбардировка 26 Февраля явно показала необходимость усилить вооружение южного фаса, против которого имеется мертвое пространство, совершенно необстреливаемое. Посему комендант крепости просил меня дать ему некоторое число пушек Морского ведомства. Таковых свободных нет, а так как потребность в усилении обороны весьма существенна, ибо безнаказанная бомбардировка неприятелю весьма выгодна и причиняет флоту существенные повреждения, о коих я в телеграмме умолчал, то я решил отдать ему четыри шестидюймовых орудия с "Ретвизана", и прошу Ваше Высокопревосходительство потребовать из С.-Петербурга от Морского или Военного ведомства, на замену этих и вдобавок на замену подбитых, по крайней мере, десять шестидюймовых орудий с установками. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 3 Марта 1904 г. №326. Прошу экстренно выслать для "Ретвизана" шесть шестидюймовых орудий со станками и установкой, взамен переданных на другие суда - для замены подбитых и на берег - для устройства береговой батареи Ляотишана, для обстрела мертвого пространства, откуда 26 Февраля японцы безнаказанно обстреливали внешний рейд, бассейн и суда. Подписал: Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 4 Марта 1904 г. №886. Благоволите уведомить: сколько из шестидюймовых пушек броненосца "Ретвизан" поставлено на береговую баьарею. По получении сведений, обращусь в Военное Министерство о высылке орудий и установок, взамен. О пополнении же части, поврежденной на суда вместо подбитых, сделаю распоряжение. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 5 Марта 1904 г. №357. На береговую батарею дано 4 орудия, заменено сбитых на других судах два. Просьба прислать 6 орудий вызывается необходимостью иметь запас для замены поврежденных. Сверх шестидюймовых, прошу прислать пять 75 мм., которых уже есть три поврежденных. Подписал: Алексеев.

РЮРИК: Доклад Морского Технического Комитета - Управляющему Морским Министерством, 2 Марта 1904 г. №518.* По возбужденным вице-адмиралом Макаровым вопросам, касающимся минной части, Морской Технический Комитет докладывает Вашему Превосходительству следующее: 1) Письмо вице-адмирала Макарова от 1 Февраля №24; с ходатайством о снабжении крейсеров типа "Жемчуг" минным вооружением. По докладе этого вопроса ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ Великому Князю Генерал-Адмиралу 20 Февраля, ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО изволил согласиться с представлением Комитета об установке на крейсерах "Жемчуг" и "Изумруд" по 3 надводных минных аппарата, из коих 1 кормовой и два поворотных в носовой части судна. О срочном заказе аппаратов, воздушных насосов, мин и принадлежностей - Комитетом сообщено Главному Управлению Кораблестроения и Снабжения. 2) Письмо от 11 Февраля №23 с просьбою о снабжении сетевым заграждением броненосца "Император Александр III" и всех других судов, идущих в Тихий океан, с устройством заграждения не только вдоль бортов, как это делается теперь, но также кругом носа и кормы. Кроме того вице-адмирал Макаров просит разработать устройство особых отводов в носовой части судна, состоящих из наклонных шестов с леерами, как изображено в наброске в письме,- для вылавливания и взрыва на безопасном для судна расстоянии встречаемых на ходу мин, если бы неприятель набросал таковые. Устройство сетевого заграждения на броненосце "Император Александр III" и всех остальных судах, кроме крейсеров "Жемчуг" и "Изумруд", было уже решено раньше и в настоящее время для всех судов выделывается. Последние два крейсера, конечно, нельзя обременять сетевым заграждением. Вопрос об устройстве заграждения для защиты носа и кормы - обсуждался 27 Февраля Минным Кораблестроительным отделами Комитета, при участии корабельных инженеров Балтийского завода и С.-Петербургского порта. Комитет находит возможным устроить кормовое заграждение, сделав его независимым от бортового - в смысле постановки и уборки. Устройство заграждения кругом носа так, чтобы оно не мешало носовой артиллерии, минному аппарату, действиям с якорями, и при якорной стоянке не ломалось бы своим же канатом, когда судно на нем ходит, - представляется весьма затруднительным, почему Комитет полагает - кругом носа заграждения не делать, а лишь продолжить бортовые сети дальше в нос, прибавив по одному шесту с борта и взяв сети от крайних носовых шестов к борту, позади якорных клюзов. Таким образом останется незащищенной лишь крайняя носовая оконечность. О практической возможности устройства отводов по предложению вице-адмирала Макарова, которые должны обладать чрезвычайно большою прочностью, чтобы не ломаться на ходу, и в то же время не должны быть слишком громозки, чтобы не представлять больших затруднений при из постановке и уборке,- нельзя дать заключения, не сделав предварительно, хотя бы приближенных, подсчетов, что и поручено корабельным инженерам Балтийского завода и С.-Петербургского порта. При устройстве такого приспособления явятся те же затруднения со стороны минных аппаратов, пушек и якорей, как и при устройстве сетевого заграждения вокруг носа. Является также опасение, что если приспособление лишь отведет, а не взорвет мину, то она, прокатившись по лееру и сойдя с него, выпрямится на своем минрепе под серединою судна, где может и взорваться (устройство замыкателей японских мин нам не известно). Журнал заседания Комитета по этим вопросам представляется при этом на благоусмотрение Вашего Превосходительства. Продолжение следует.

РЮРИК: Продолжение. 3) Письмо от 13 Февраля №27: о желательности установки станций беспроволочного телеграфа на всех именных и номерных миноносцах. Снабжение миноносцев беспроволочным телеграфом совершенно осуществимо. В виду незначительности расстояния, на котором, по мнению вице-адмирала Макарова, должно поддерживаться сообщение, станции миноносцев могут быть снабжены малыми спиралями; все остальные приборы должны быть полностью те же, какими снабжаются станции больших судов. Комитетом предложено мастеру приборов беспроволочного телеграфирования в Кронштадте, статскому советнику Коринфскому, заготовить две станции с малыми спиралями, для производства с ними испытаний. Таких станций понадобится около 50, для снабжения миноносцев Тихоокеанской эскадры, считая в том числе миноносцы, находящиеся в настоящее время в Средиземном море, и 8-типа "Циклон", назначенные к отправлению в Тихий океан в этом году. Если последует приказание Вашего Превосходительства установить беспроволочный телеграф на миноносцах, то станции придется заказать заграничным фирмам, так как Кронштадтской мастерской не справиться в короткий срок с таким заказом. Стоимость каждой такой станции приблизительно 4400 франков, а всех около 220000 франков или около 83000 рублей. Так как миноносцы действуют группами, то, по мнению Комитета, возможно было бы ограничиться на первое время установкою одной станции на каждую пару миноносцев. 4) Телеграмма от 22 Февраля №16, в которой вице-адмирал Макаров сообщает о необходимости, для успеха некоторых военных операций, иметь станции беспроволочного телеграфирования, действующие по крайней мере на 300 миль. Вашим Превосходительством было лично поручено профессору Попову снестись по этому вопросу с фирмой Сименс в Берлине. В настоящее время профессором Поповым получен от фирмы Сименс ответить, что для своих новейших станций она может гарантировать дальность передачи от 150 до 200 километров, т.е. от 80 до 108 миль. Вероятно, ближе к действительности будет первая цифра, сходная и с результатами, полученными на наших судах в Тихом океане ("Варяг" и "Баян"), которые передавали депеши на 85 миль. Судя по этому ответу Сименса, и имея сведения о результатах, достигаемых станциями Дюкрете, следует предполагать, что техника беспроволочного телеграфирования стоит приблизительно на одинаковой высоте во всех странах, и передача на 300 миль судовыми устройствами еще не достигнута. Опыты Маркони на большие расстояния производились на судне, специально для того приспособленном, имевшем несколько десятков воздушных проводов, что невозможно устроить в боевой обстановке. 5) Телеграмма от 22 Февраля №49: с предложением приобрести 2 комплекта беспроволочных телеграфов у профессора Фессендена в Вашингтоне, способных передовать через землю на 750 миль, за 90000 долларов, и комплектов, способных передовать через море (расстояние на телеграмме не понятно), за 250000 долларов, при чем Фессенден предлагает возвратить деньги, в случае неуспеха. По этому делу 23 Февраля был запршен наш морской агент в Америке капитан 2 ранга Бутаков следующею телеграммою:- "Фессенден предлагает Наместнику приобрести аппараты беспроволочного телеграфирования: землю - дальность 750 миль, морская дальность неизвестна. Проверьте серьезность предложения, узнайте - подтверждается ли опытами". Дубасов. На эту телеграмму последовал ответ: "Предложение серьезно, но опытов дальше 127 миль не было; подробности почтой". Бутаков. Эти подробности пока не получены. Об изложенном, Морской Технический Комитет представляет на благоусмотрение Вашего Превосходительства.** Подписали: Председатель - Вице-Адмирал Дубасов, Главный Инспектор - Вице-Адмирал Остелецкий. * Препровожден Командующему флотом Тихого океана вице-адмиралу Макарову при отношении Председателя Комитета вице-адмирала Дубасова 9 Марта 1904 г. №585. ** На подлинном резолюция Управляющего Морским Министерством: " ЕГО ВЫСОЧЕСТВО изволил приказать: 1) никаких изменений в сетевом заграждении судов, идущих в Тихий океан, - не делать, и разработать предложение вице-адмирала Макарова для вновь строящихся судов. 2) Установить, если на опыте окажется возможным, беспроволочное телеграфирование по одному - на каждой паре миноносцев Тихого океана, но только на именных, а на номерных не делать. 3) Беспроволочное телеграфирование на 200 и 750 миль не заказывать, в виду неблагоприятных ответов, полученных на запрсы по этому поводу. 4) О всех этих решениях ЕГО ВЫСОЧЕСТВА - сообщить вице-адмиралу Макарову".

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 4 Марта 1904 г. №164. По полученным сведениям, японский флот пользуется портом Вей-ха-вей, для стоянки военных судов, для разных закупок, для заготовки бонов и пр. Также есть известие, что неприятель пользуется бухтой Юнчен, лежащей к востоку от названного порта. Полагаю, что следует послать официальное лицо - удостовериться и, если это так, то протестовать против пользования нейтральным портом. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

АВЩ: РЮРИК Огромное Вам спасибо за Вашу работу! С уважением. АВЩ

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! АВЩ Не за что. Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 4 Марта 1904 г. №169. Прошу объявить представителям иностранных держав, что с 18 Марта старого стиля я предполагаю приступить к заграждению минами входов в корейские порты - Гензан, Чемульпо и Цинампо; также полезно предупредить, что у реки Ялу уже поставлены мины, и что я буду считать себя в праве минировать подходы к Ляохэ, против г. Инкоу, как только японский флот начнет там враждебные действия. Подписал: Вице-адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 5 Марта 1904 г. №180. Слух о перевозке японских войск Гензан - полагаю умышленно ложным; гораздо вероятнее - предположение японцев высадиться с открытием навигации по Ляохэ - у Инкоу, или произвести десант на Квантун. Подписал: Вице-адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 6 Марта 1904 г. №184. По дошедшим сведениям, японцы в Вей-ха-вее строят плоты и ставить на них пушки. Полагаю, что следует послать официальное лицо удостовериться и протестовать. Подписал: Вице-адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Комвандующему флотом Тихого океана, 6 Марта 1904 г. №360. Помощник старшего строителя Китайской дороги инженер Игнациус доложил мне свои проекты расширения входа существующего дока в Артуре и постройки нового - в шестимесячный срок. Зная инженера Игнациуса, лично как имевшего большую практику кессонных мостовых работ и опытного строителя инженера, и так как предлагаемые проекты кажутся вполне осуществимыми, то считаю необходимым, чтобы Ваше Превосходительство приняли его доклад, и, при участии командира порта и строителя порта, всесторонне были бы обсуждены и рассмотрены предлагаемые проекты и условия их выполнения. Заключение ваше прошу телеграфировать. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 11 Марта 1904 г. №234. Рассмотрев вместе с командиром порта и инженер-строителями подробно вопрос о доке для броненосцев и больших крейсеров, пришел к заключению, что проект Игнациуса, требующий кессонных работ и основанный на применении затвора, системы никогда не употреблявшейся для этой цели,- нельзя признать надежным, и постройка его, помимо возможных неудач, займет полтора года по крайней мере, а не пять месяцев, как думает предприниматель. Второй прект инженера Словиковского заключается в устройстве ямы с земляной перемычкой. Мы сами пробуем кое-что подобное, без всяких излишних затрат. Третий проект техника Налетова состоит в вырытии такой ямы с временной облицовкой и плавучим деревянным батапортом. Все три проекта не пректированы принять поврежденный броненосец с большой осадкой. Нахожу, что самое практичное будет - ускорить выемку земли в строящемся доке и немедленно телеграфировать Управляющему Морским Министерством, чтобы, по имеемым в Техническом Комитете чертежам артурского дока и, применяясь к чертежу батапорта владивостокского дока,- немедленно заказать батапорт в Петербурге, с тем, чтобы он был доставлен по железной дороге, в разобранном виде, в кротчайший срок. Здесь в пять месяцев все будет готово для постановки батапорта, а потому усерднейше прошу Ваше Высокопревосходительство телеграфировать срочно Управляющему Морским Министерством, чтобы немедленно приступить к постройке батапорта, выслав нам точные чертежи онаго - для устройства шлюзной части. Как только Ваше Высокопревосходительство окажете этому делу поддержку, я буду телеграфировать о помпах. Подписал: Макаров.

РЮРИК: Телеграммма Начальника Временного Морского Штаба Наместника Е.И.В.- Начальнику Штаба Командующего флотом Тихого океана Контр-Адмиралу Моласу, 12 Марта 1904 г. №443. Наместник отнесся вполне сочувственно к предложению Командующего, но ранее телеграммы Управляющему - о заказе батапорта, запросил Владивосток, не получен ли батапорт строящегося дока. Также просил спросить - не признается ли возможным, вместо батапорта, принять затвор инженера Игнациуса, который возможно выполнить в Артуре, или употребить, изменив, строящийся батапорт в Артуре. Пдписал: Контр-Адмирал Витгефт.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 22 Марта 1904 г. №725. Сегодня срочно перечисляются сто тысяч рублей на уширение входа в док, из наличия 24 параграфа сметы, согласно требования Вашего Высокопревосходительства. О перечислении денег довожу до сведения Министра Финансов и Государственного Контролера, с внесением расхода в общую программу содержания Порт-Артура. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством. 25 Марта 1904 г. №388. Покорнейше прошу возможно скорее заказать батапорт в Петербурге и выслать точные чертежи со всеми размерами для устройства входа в док. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 9 Марта 1904 г. №213. Сегодня 9 Марта, в полночь, два неприятельских миноносца приблизились на внешний рейд, но были открыты прожекторами с батарей и встречены огнем с батарей и сторожевых лодок - "Бобр" и "Отважный", а потому отступили. Вторая атака была в четыри часа утра; участвовало 3 миноносца, но тоже были отбиты. С утра стали приближаться с разных сторон 3 неприятельских отряда, состоявшие из 6 броненосцев, 6 бронированных крейсеров, 6 крейсеров 2-го и 3-го классов и 8 миноносцев. В семь утра наша эскадра стала выходить с внутреннего рейда; крейсера вперед, из них "Аскольд" под моим флагом. Броненосцы тронулись в половине десятого, как только позволила вода. Неприятельские броненосцы подошли к Ляотешану и оттуда сделали сто выстрелов двенадцатидюймовыми орудиями - по городу, внутренним редам и проходу, а также сто восемь выстрелов по маяку Ляотишан и окрестностям. Отвечали: батарея №2, броненосец "Ретвизан" - 13 выстрелов, "Победа" - 16, для которых после прошлой бомбардировки организована стрельба по невидимой цели; снаряды наши с дистанции 30 кабельтовов ложились хорошо и один снаряд, около 10 часов, попал в броненосец, после чего он отошел. Маяк Ляотишанский поврежден. Потерь в людях на эскадре нет. По окончании бомбардировки, около 11 часов, все неприятельские суда соединились и прошли вдоль внешнего рейда, но не решились атаковать эскадру, хотя к этому времени на внешнем рейде у меня было лишь семь судов, а у него 18. Неприятель удалился. Крейсер послан на разведку. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 10 Марта 1904 г. №218. После ночной атаки в ночь на девятое Марта - на внешнем рейде найдена неприятельская мина. Ночью высланы были для атаки японских судов три отряда миноносцев. В районе 40, на всех направлениях - японцы не обнаружены. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Штаб Командующего флотом Тихого океана - в Штаб крепости Порт-Артура. 10 Марта 1904 г. №104. Штаб Командующего флотом сообщает для сведения, что у берегов Квантуна, средствами флота, поставленны минные заграждения в следующих местах: 1) При входе в бухты Керр и Дип, - вдоль линии пяти-саженных глубин. 2) В заливе Талиенван заминированы проходы с моря на рейд и поставлена внутри рейда зигзагообразная линия между мысом Входным W и полуостровом Талиенван; проход внутрь бухты - вблизи последнего. 3) Бухта Восьми Кораблей - линия заграждения на параллели, немного к северу от пяти-саженной глубины и 4) На южном берегу полуострова Ляотишан, который нужно огибать, или совершенно вплотную к берегу в 100-200 саженях, или же обходить не ближе 4 морских миль. Подписал: Начальник Штаба Контр-Адмирал Молас.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 12 Марта 1904 г. №242. Получено сведение, что близ Вей-ха-вея японцами заготовляется большой брандер, по виду, трубам и остнастке - схожий с броненосцем; нагружен - более 1000 пудов горючих веществ. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 10 Марта 1904 г. №243. Ночью миноносец "Расторопный" обнаружил присутствие значительных неприятельских сил в 30 милях к О-сту от Артура, и с маяка Ляотишан видели на Зюйд-Вест свет прожектора. По временам ночью был туман, который с утра продолжается до сих пор. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 12 Марта 1904 г. №246. Оказывается, что у "Паллады" и "Дианы" боковые винты вращаются верхними лопастями внутрь, а не так, как у всех остальных судов. Прошу телеграфировать - не будет ли лучше на "Палладе", стоящей в доке, переставить винты. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 12 Марта 1904 г. №258. По полученным сведениям, в бухте Юнгчен, близ Вей-ха-вея, японцами устраиваются паромы, настилаемые поверх паровых шлюпок; на паромах устанавливаются полевые орудия. 4 китайских крейсера, вышедшие из Шанхая на Чифу, повидимому, предназначены для обороны входа в реку Пейхо. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Марта 1904 г. №385. По сведениям от лазутчиков, бывшие известия о постройке в Чифу деревянных плотов - не верны. Полагаю, что нам те фальшивые сведения присылались при посредстве самого неприятеля. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Циркуляр Штаба Командующего флотом Тихого океана, 12 Марта 1904 г. №11. Штаб, по приказанию Командующего флотом, вместе с сим препровождает командирам броненосцев, крейсеров и миноносцев - копию с секретной пояснительной записки флагманского обер-аудитора подпоковника Эйкар, которую Его Превосходительство приказал принять к руководству. Пояснительная записка Флагманского Обер-Аудитора Штаба Командующего флотом в Тихом океане. Право войны, в собственном смысле, или право жизни и смерти применяется ко всем неприятельским лицам, которыя носят оружие. Против этих лиц дозволяется действовать средствами разрушения, при чем обязанность щадить человеческую жизнь всегда должна уступать военной необходимости, которой принадлежит решающее значение в каждом отдельном случае; исходя из этого, следует признать правильным потопление миноносцем парохода с неприятельским десантом, конвоируемого военным флотом, так как, в этом случае, пароход является частью неприятельской военной силы. Если же миноносец встретит не конвоируемый пароход с десантом и пароход заявит, что он сдается, то потопление его может быть оправдано невозможностью для миноносца отвести пароход в порт без вредного влияния на ход военных операций миноносца. Миноносец, встретивший пароход без десанта, принадлежащий неприятелю, имеет право захватить его без всякого обыска, на основании принципов права морской добычи. Уничтожение миноносцем такого приза может быть оправдано невозможностью отделить на приз часть своей команды для доставления его в порт. Если встретившееся судно принадлежит нейтральному государству, миноносец обязан осмотреть его, и такое судно подлежит захвату только в случае обнаружения на нем военной контрабанды. Уничтожение такого приза может быть оправдано особенно исключительными обстоятельствами, при чем должно быть обращено внимание на то, чтобы как можно меньше пострадал личный состав его. Если же встретившееся с миноносцем судно откроет по нем огонь, оно может быть уничтожено миноносцем. Всякое судно, идущее ночью без огней, может быть принято за неприятельское и уничтожено, если об этом были сделаны соответствующия предупреждения.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 12 Марта 1904 г. №255. Прошу доложить Генерал-Адмиралу, что мои донесения о том, что бомбардировка японцев с дальнего расстояния не приносит вреда - не следует понимать буквально; бомбардировка приносит вред, который, по случайности, пока не велик. Подписал: Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана 12 Марта 1904 г. №256 - ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ Генерал-Адмиралу. При бомбардировках с дальних расстояний, крепостные 10 д. пушки не могли отвечать разрывными снарядами. Подробно переговорив с начальником артиллерии крепости, узнал, что броненбойные снаряды у них не снаряжают, фугасных нет, а при чугунных стрельба допускается лишь уменьшенным зарядом, а потому на большие дистанции эти снаряды не долетают. Мог бы дать снаряды фугасные и бронебойные наши, но для этого надо быть уверенным в высылке новых вместо них. Для того, чтобы неприятель не мог безнаказанно бомбардировать, признаю крайне необходимым обнаруженные недостатки обсудить обоими ведомствами совместно и дать сюда указание. Также заслуживает обсуждения общий вопрос о положении наших приморских крепостей, которые, по преимуществу, вооружены старыми пушками, не стреляющими дальше 8 верст. Все бомбардировки японцев были на дистанциях выше 10 верст, и на последней бомбардировке мы с броненосцев попали в неприятеля на дистанции 14 верст. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Командующему флотом Тихого океана, 13 Марта 1904 г. №998. Главное Артиллерийское Управление, обсудив телеграмму вашу, высказало заключение: 10 дюймовые пушки сухопутного ведомства имеют 3 категории снарядов:- бронебойные, сегментные и чугунные, из которых бронебойные снаряды не снаряжаются, за невыработкою до настоящего времени способа снаряжения, не вредящего их ударному действию. Бронебойные снаряды, как назначенные для поражения бортовой брони, могут иметь боевое значение лишь на тех дистанциях, на которых такое действие может считаться обеспеченным, в зависимости от окончательной скорости и угла встречи. Предельной дистанцией для бронебойного действия принято считать 3 версты, и далее этого расстояния стрелять такими снарядами бесполезно. Чугунные 10 дюймовые снаряды, при уменьшенных зарядах, соответствующих начальной скорости в две тысячи фут в секунду, дают дальность свыше 10 верст. Вообще, стрельба на расстоянии свыше 10 верст по подвижному флоту представляется мало целесообразною, так как, при ничтожной вероятности попадания, такая стрельба обусловит мало полезный расход боевых припасов (комплекты которых ограничены) и вызовет износ пушек. При бомбардировках, - цели, по которым действует флот, весьма значительны по размерам - и то попадания должны считаться случайными, при чем для достижения каких либо заметных результатов должен потребоваться очень значительный расход снарядов. Вследствие изложенного, едва-ли следует считать правильным требование, предъявляемое к береговой крепости относительно стрельбы на дистанции свыше 10 верст. Такое заключение сообщаю вам. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 15 Марта 1904 г. №282. На телеграмму 998. Постановление Главного Артиллерийского Управления обсуждалось в соображении нижеподписавшихся лиц, которые пришли к заключению, что Артиллерийское Управление не вникло в существо дела, иначе оно не дало бы совета - не отвечать на огонь неприятеля, когда он стреляет и причиняет поражение флоту и батареям (телеграмма №255). Факт, что из 29 снарядов, выпущенных 9 Марта с броненосцев "Победа" и "Ретвизан" с дистанции 13 1/2 верст, один попал в неприятельский броненосец, а остальные как свидетельствует адмирал Того, ложились очень близко,- совершенно опровергая взгляд Главного Артиллерийско Управления. Если бы мы не стреляли, неприятель бы продолжал бы бомбардировку, тогда как благодаря нашему огню, он окончил ее на 3 1/2 часа раньше теперь, чем в прошлый раз, когда перекидная стрельба с броненосцев, на внутреннем рейде, не была еще организована. Собрание находит безусловно необходимым, чтобы береговые пушки были снаряжены, хотя бы и в противоречие теоретическим соображениям Главного Арталлерийско Управления - снарядами, ускоряющими стрельбу еа те дистанции, которые соответствуют баллистическим свойствам пушки. Подписали: Вице-Адмирал Макаров, Генерал-Лейтенанты - Стессель и Смирнов, Генерал-Майор Белый, Великий Князь Кирилл Владимирович и Полковник Агапеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 15 Марта 1904 г. №283. Прошу Ваше Превосходительство доложить Великому Князю Генерал-Адмиралу содержание моих телеграмм №№255 и 282, вместе с ответом Главного Артиллерийского Управления, и доложить мою просьбу - довести до сведения ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, что я и чины, бывшие на совещании, глубоко возмущены отношением Главного Артиллерийского Управления, не желающего понять тех трудных условий, в которых находится флот и крепость, и необходимости снабдить последнюю материальной частью, по крайней мере не уступающей таковой же - противника. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. 20 Марта 1904 г. №46 ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ Генерал-Адмиралу. Командующий флотом доложил мне сегодня о необходимости снабжения крепостной артиллерии Порт-Артура разрывными снарядами, допускающими стрельбу из 10 дм. орудий, стоящих на укреплениях, по неприятелю, бомбардирующему внутренние рейды, порты и укрепления с больших расстояний. В виду тяжелого положения обороняющегося, если он не может отвечать на выстрелы, наносящие ему серьезный вред, я предложил вице-адмиралу Макарову передать пятьдесят десятидюймовых снарядов в крепостную артиллерию. Вместе с тем, я вхожу к Военному Министру с просьбой, чтобы Главное Артиллерийское Управление снабдило свои орудия в Порт-Артуре современными снарядами, допускающими стрельбу с больших дистанций, избираемых неприятелем. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев. Продолжение следует.

РЮРИК: Справка И.д. Главного Инспектора Морской Артиллерии - Управляющему Морским Министерством, 24 Марта 1904 г. Эта телеграмма была получена генерал-лейтенантом Кротковым от Управляющего Морским Министерством, с поручением - выяснить переговорами с Главным Артиллерийским Управлением: 1) какое последует решение Главного Артиллерийского Управления по поводу телеграммы Наместника ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке к Военному Министру и 2) для чего нужны Военному ведомству наши снаряды для стрельбы на дальние расстояния. Приглашенный в Комитет - артиллерии генерал-майор Якимович дал: По первому вопросу: копию с телеграммы Наместника Военному Министру - о передаче 50 - 10" снарядов (фугасных) Морского ведомства на укрепление Порт-Артура, вместе с резолюцией ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА. По второму вопросу: - объяснение на обороте телеграммы Наместника на имя ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА Генерал-Адмирала от 20 Марта 1904 г. №46. Объяснение это нижеследующее: " Стрельба на дистанции свыше 10 верст признавалась мало целесообразною по подвижным целям, а потому решено было - для чугунных и сегментных снарядов принять уменьшенные заряды (начальная скорость 2000 фут в секунду), в видах сбережения орудий. Стрельба такими снарядами и полными зарядами - вполне возможна." На словах, генерал-майор Якимович дополнил, что вскоре будет послано в Порт-Артур разрешение употреблять при стрельбе чугунными бомбами не практические заряды (уменьшенные), а боевые, и тогда снаряды их, по дальности, сравняются с морскими. По сведениям, полученным от г. Вахтера, Военное ведомство заказывает заводу Круппа 1000 - 10 дм. бронебойных снарядов с винтовыми наканечниками, выработанными Морским ведомством. Генерал-майор Якимович подтвердил это сведение в общих выражениях. Таблицы стрельбы для боевых зарядов Военного ведомства составлены: для бронебойных снарядов - на 7000 саж., а для чугунных снарядов - на 5200 саж. Подписал: Генерал-Лейтенант Кротков.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Военному Министру, 20 Марта 1904 г. №47. На подлинной написано: "Доложено ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО повелел соизволить: в мере возможности, удовлетворить заявления Наместника, поставив его, однако, в известность о тех сомнениях, которые имеет Главное Артиллерийское Управление по поводу стрельбы из 10 дм. орудий на большие расстояния". 20 Марта 1904 г. Подписал: Генерал-Адьютант Сахаров. Командующий флотом доносил мне сегодня о необходимости снабжения крепостной артиллерии Порт-Артура разрывными снарядами, допускающими стрельбу из десятидюймовых орудий, стоящих на укреплениях, по неприятелю, бомбардирующему внутренние рейды, порт и укрепления с больших расстояний, - в виду тяжелого положения обороняющегося, если он не может отвечать на выстрелы, наносящие ему серьезный вред. Не признает ли Ваше Превосходительство возможным сделать распоряжение о высылке пятидесяти снарядов, позаимствованных у флота, и о снабжении десятидюймовых орудий в Порт-Артуре достаточным количеством таких снарядов. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 24 Марта 1904 г. №372. Ожидаю приказания о передаче в Военное ведомство пятидесяти фугасных десятидюймовых снарядов в крепостную артиллерию. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 18 Марта 1904 г. №265. Доношу, что сего числа с броненосцами, крейсерами и миноносцами ходил для осмотра некоторых островов группы Miao-toy, где ничего подозрительного на берегу не нашел, но захватил японский буксирный пароход "Ханиен-мару", с миной Уайтхеда, который имел на буксире китайскую джонку. Пароход и джонка потоплены, а десять японцев и 11 китайцев доставлены в Порт-Артур; производится допрос, который уже выяснил связь действий этого парохода с военными операциями. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ донесено. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.* * Резолюция Наместника: "Первый выход эскадры. В чем именно выяснилась связь действий с операциями. Как только допрос кончится - предложить мне донести".

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 14 Марта 1904 г. №278. Из допроса пленных японцев, прерванного вследствие выхода эскадры в море, - обнаружилось, что пароход "Ханиен" был отправлен из Вей-ха-вея в Чифу и на острова Miao-toy, с целью найма джонок. Миссия эта не вполне удалась, вследствие запрещения китайского даотая местным жителям - отдавать в наймы свои джонки. Тогда японцы стали забирать джонки силой. Некоторые японцы оказались в китайских кастюмах, с привязанными косами; некоторые раньше были в Артуре и Дальнем. Есть подозрение, вследствие сбивчивых, противоречивых показаний, что японцы, переодевшись китайцами, предполагали остаться в виде шпионов на островах Miao-toy, или даже перебраться на джонках к Квантуну. Мина Уайтхеда - старая помятая: японцы показывают, что купили ее у нашедших ее рыбаков, китайцы это отрицают. Захваченные японские документы и записная книга - не разобраны, вследствие отсутствия письменного японского переводчика. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.* *Резолюция Наместника:"Предложить Штабу Командующего флотом прислать ко мне для разбора японские документы".

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 19 Марта 1904 г. №414. 13 Марта в 9 час. 28 мин. утра, недалеко от острова Miao-toy, произошло столкновение эскадренных броненосцев "Пересвет" и "Севастополь", при следующих, как выяснилось из произведенного по моему приказанию следствия, условиях: Броненосцы шли в кильватерной колонне в следующем порядке: "Петропавловск" - под моим флагом, "Полтава", "Севастополь", "Пересвет" - под флагом контр-адмирала князя Ухтомского и "Победа". Сигналом было указано, что адмирал имеет 60 оборотов, и хотя на флагманском корабле строго наблюдали за соблюдением числа оборотов и действительно таковые держали, тем не менее, как на "Севастополе", так и на "Пересвете", для изменения своего места в строе,- постоянно изменяли ход в пределах от 40 до 80 оборотов. В 9 час. 20 мин. я поднял сигнал:"имею 50 оборотов", со спуском которого на всех судах должны были уменьшить ход до 40 оборотов. Дальнейшее видно из следующего заключения следственной комиссии: "1904 года Марта 14-го дня, следственная комиссия, назначенная Командующим флотом в Тихом океане, по делу - о столкновении эскадренных броненосцев "Севастополь" и "Пересвет", рассмотрев следственное производство - нашла, что вышеупомянутое столкновение произошло при следующих обстоятельствах: 13 Марта броненосец "Пересвет" с 8 час. 50 мин. до 9 ч. у. имел - 85 оборотов; с 9 ч. до 9 ч.20 м. - 70 оборотов, т.е. броненосец имел ход до 13 1/3 узлов; таким образом, ход не был соразмерен с расстоянием до переднего мателота и с ходом адмирала - 60 оборотов, соответствующих 12 узлам. В 9 час. 20 мин. адмирал поднял сигнал: "имею 40 оборотов". До спуска сигнала - на "Пересвете" уменьшили до 50 оборотов. В это время нос броненосца "Пересвет" находился на траверзе кормы броненосца "Севастополь", в расстоянии 1/2 кабельтова. На "Севастополе" перед столкновением была команда: "полный ход вперед" и положено - "лево на борт". В момент первого удара было приказано остановить машину. Рассмотрев эти обстоятельства, комиссия пришла к заключению, что незадолго до столкновения - броненосец "Пересвет" растянул линию и, желая занять свое место, дал ход около 16 узлов. Нагоняя "Севастополь", не соразмерил своей энергии и начал уклоняться вправо, положив 10 градусов лево, не имея возможности уклониться влево, как требовалось по правилам.Отклонившись немного вправо, командир приказал: "так держать"; при этом рулевой переложил право 7 градусов, и броненосец, находясь на параллельном курсе в 1/2 кабельтова от "Севастополя", тронулся влево,- после чего столкновение стало неизбежным и приказание на "Пересвете": "лево на борт", "полный задний ход средней и правой машинам" - не могло уже устранить столкновение. "Переходя к обсуждению действий командиров упомянутых броненосцев, комиссия находит, что со стороны капитана 1-го ранга Бойсмана - не были приняты решительные меры к предотвращению столкновения. Нагоняя "Севастополь", по мнению комиссии, броненосцу "Пересвет" следовало уклониться гораздо более вправо и, по миновании опасности столкновения, занять свое место. Приказания отданы перед столкновением правильно, но были сделаны поздно. "Капитан 1-го ранга Чернышев, при приближении момента столкновения, не мог принять меры для избежания столкновения. Положив лево на борт, он сделал ошибку, увеличивая тем угол удара. По мнению комиссии, следовало бы оставаться в неизменном положении и, в крайнем случае, положить право. Остановка машины была сделана правильно, так как этим избегалась порча винтов, вследствии возможности отклонить корму". Взгляд мой на этот предмет изложен в следующей резолюции: "Рассмотрев следственное дело о столкновении броненосцев "Севастополь" и "Пересвет" и заключение следственной комиссии, я пришел к убеждению, что командир броненосца "Пересвет", капитан 1-го ранга Бойсман, в момент сигнала о перемене хода, шел со скоростью, превышающей эскадренный ход, а потому должен был предусмотреть, что одной перемены указанного сигналом числа оборотов будет недостаточно и, следовательно, должен был принять более серьезные меры для сохранения своего места в строе. "Заметив за сим сближение с броненосцем "Севастополь", он должен был значительно уклонить вправо, а не идти параллельно последнему, в расстоянии около 50 сажен. При этом, он должен был зорко следить, куда именно катится его корабль, и ни в каком случае не допускать, чтобы он сколько нибудь тронулся влево; между тем, из существа дела, можно придти к заключению, что броненосец катился влево и нос его силой струи должно было тянуть к броненосцу "Севастополь". "Командир броненосца "Севастополь", капитан 1-го ранга Чернышев, находился в боевой рубке, откуда не мог видеть положения заднего мателота; ему несколько раз докладывали, что броненосец "Пересвет" сближается с ним, но он вышел посмотреть лишь тогда, когда, по его показанию, столкновение уже было неизбежно; если бы он сделал это раньше, то, вероятно, положил бы право и уклонился бы несколько влево. "Увидев неизбежность столкновения, командир броненосца "Севастополь" положил лево на борт, тогда как ему следовало положить право на борт, чтобы уменьшить угол столкновения. "Угол столкновения оценивается некоторыми свидетелями в 20 градусов, но не видно при этом - происходил ли этот угол от того, что "Пересвет" сдался влево, или от того, что "Севастополь" сдался вправо, - и приходится предположить, что оба эти броненосца уклонились в нежелательную сторону. "Во время столкновения море было спокойно, погода ясная; эскадра находилась в ходу лишь несколько часов, следовательно - переутомления никакого быть не могло и осложнений никаких не имелось. Корабли шли в кильватерной колонне и должны были уменьшить ход с 60 оборотов до 40, по сигналу моему, который был на всех кораблях разобран и, по получении ответа, спущен. Так как все маневрировавшие броненосцы имеют почти одно водоизмещение, то, со спуском сигнала, уменьшив указанным образом ход, они, при надлежащем управлении, должны были остаться на совершенно тех же расстояниях, - и столкновение произошло от неправильного управления кораблями. А посему, признавая командиров броненосцев "Севастополь" и "Пересвет" виновными в столкновении, я, однако, в виду прежней службы капитанов 1-го ранга Бойсмана и Чернышева, считаю возможным прекратить это дело дисциплинарным порядком (ст. 250-я кн. XVI, 10-я кн. XVII и 54-я кн. Х Св. Морск. Пост.), и объявляю обоим вышеназванным штаб-офицерам строгий выговор". "Вместе с сим, имея в виду военное время и нежелательность объявлять к общему сведению недостатки управления кораблями нашего флота, нахожу необходимым - приказав по сему предмету издать без подробного обозначения мотивов". Хотя я ограничился объявлением строгого выговора обоим командирам, тем не менее, разобрав подробно дело, я убедился, что капитан 1-го ранга Чернышев не может в настоящих условиях командовать броненосцем, а потому вместо него назначен капитан 2-го ранга фон-Эссен, а вместо последнего - капитан 2-го ранга Шульц 1. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 14 Марта 1904 г. №269. Во время сегодняшнего плавания, крейсерами осмотрены четыри пустых английских парохода, шедших из Шанхая в Инкоу; это косвенно отчасти указывает, что как будто японцы оставили мысль о десанте в этом месте. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 14 Марта 1904 г. №274. Доношу, что 14-го сего Марта в 2 часа ночи неприятель сделал вторую попытку заблокировать вход во внутренний рейд. С этой целью им были направлены ко входу четыри больших коммерческих парохода, в сопровождении шести миноносцев. Неприятельские суда были своевременно открыты прожекторами, подверглись обстреливанию с батарей и со стороны лодок - "Бобр" и "Отважный". Опасаясь прорыва неприятельских судов, командир сторожевого миноносца "Сильный", лейтенант Криницкий, бросился в атаку и миной взорвал нос передовому из них, который повернул вправо, а за ним последовали два других, так что все выкинулись правее входа. Четвертый пароход взял влево и затонул также в стороне от фарватера. Миноносец "Сильный" вступил в бой с шестью неприятельскими миноносцами. При этом у него пробит котел и убиты: старший инженер-механик Зверев и шесть нижних чинов машинной команды. Командир и 12 матросов ранены. Утром показались японские - броненосный и крейсерский отряды. С вверенным мне флотом вышел из гавани в море. Вторая попытка японцев заградить вход в Порт-Артур, благодаря энергичному отпору морских и сухопутных сил, потерпела такую же неудачу, как и первая, и вход в порт остался совершенно свободным. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ донесено. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 14 Марта 1904 г. №281. Доношу, что неприятель отошел, а потому я возвратился с флотом в гавань. Миноносец "Сильный", ставший на камни ночью вследствие повреждения машины неприятельским снарядом, благодаря энергии команды снят и благополучно введен в гавань. Командир, лейтенант Криницкий, раненый в руку легко, не покидал поста. На брандерах оказались адские машины, проводники которых были перерезаны охотниками, из которых некоторые: лейтенанты - Кедров 4, Азарьев 3 и мичман Пилсудский, посланные мною, - вступили на пароход тотчас, когда он остановился, лбрезали проводники и потушили пожар, который осветил бы неприятелю вход в гавань. На рейде утром оказалась плавающая мина с адскою машиною, благополучно вынутая; рейд протрален. Пароходы, послужившие брандерами, по осмотре, оказались не старыми, около двух тысяч тонн, вооруженные малокалиберной артиллерией, которую ставлю на батареи для усиления огня. Часть пароходов подниму для надобностей порта. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ донесено.* Подписал: Вице-Адмирал Макаров. * Резолюция Наместника: "Неосновательность этой телеграммы и №265, - считаю, что эти донесения не подходят под приказ для донесений на ВЫСОЧАЙШЕЕ Имя. В виду такого отступления - напомнить приказ".

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана. 16 Марта 1904 г. №506. Для ускорения получения ГОСУДАРЕМ ИМПЕРАТОРОМ известий о ходе военных действий, согласно моей телеграммы 433 и приказа 241, Ваше Превосходительство должны доносить только о военных действиях. Дальнейшие подробности, а равно и о движениях флота, не окончившихся боевыми столкновениями - надлежит доносить только мне, для составления общих подробных донесений ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ, согласно ст. 24 Морского Устава. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Коменданта крепости Порт-Артур. 14 Марта 1904 г. ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ. Всеподданейше доношу ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ: В ночь с 13 на 14 Марта, после захода луны, японцы сделали попытку заградить выход из гавани, для чего ими было пущено 4 брандера, в сопровождении флотилии миноносцев. Около 2 час. 15 минут ночи сторожевые суда и батареи заметили приближение неприятельских судов, по которым открыли дружный и сильный огонь. Впереди брандеров шли неприятельские миноносцы, а на значительном расстоянии сзади - более крупные суда, которые открыли огонь по крепости, поддерживая действия брандеров и миноносцев. Вследствие сильного артиллерийского огня и лихих действий наших миноносцев, брандеры утоплены, не достигши до входа в гавань: 2 попали на камни под Золотой горой, 1 затонул, пробитый миной нашего миноносца, сзади первых двух, а четвертый затонул, упершись носом в ранее затопленный японский пароход у Маячной горы. Проход остался свободным. На затопленных пароходах найдены скорострельные орудия Гочкиса, калибра 1 дюйм, из которых стреляли по нашим миноносцам. С каждого затопленного судна была спущена шлюпка для спасения команды. Из этих шлюпок спаслась повидимому одна. Около 4 часов утра неприятельские миноносцы отошли, и канонада прекратилась. Командующий флотом, адмирал Макаров, тотчас же на паровом катере вышел на рейд для осмотра затонувших неприятельских судов. Во время минной атаки неприятельских судов, на миноносце "Сильном" были перебиты паропроводная труба и привод рулевой машины, почему он выбросился на берег под Золотой горой, откуда его теперь снимают; убитые и раненые на миноносце есть, но число их еще неизвестно. В 5 часов 2 минуты утра к югу от Артура замечены неприятельские миноносцы, по которым батареи открыли огонь. Около 6 часов утра на горизонте показалась неприятельская эскадра. В 6 часов 30 мин. батареи Тигрового полуострова открыли огонь, а наша эскадра начала вытягиваться из гавани. "Баян", "Новик" и "Аскольд" вышли первыми и тоже открыли огонь. Стрельба скоро прекратилась, за дальностью расстояния до неприятельской эскадры. В 9 часов 15 минут вся наша эскадра вытянулась на рейд. Японская эскадра начала отходить на юго-восток повидимому, уклоняясь от боя. Около 10 часов утра неприятельская эскадра скрылась за горизонтом. Подписал: Генерал-Лейтенант Смирнов.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 16 Марта 1904 г. №307. Сего числа получено мною от ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА следующая Высокомилостивая телеграмма: "С чувством гордости и радости прочел донесение ваше о ночном деле 14-го Марта. Передайте мою сердечную благодарность лейтенанту Криницкому и офицерам. Мое душевное спасибо молодцам нижним чинам миноносца "Сильный". "Николай". На сие осмелился телеграммой доложить ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ, что всех оставшихся в живых нижних чинов миноносца "Сильный", в числе 45 человек, Именем ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, наградил знаками отличия Военного ордена, о чем, вместе с сим, доношу Вашему Высокопревосходительству. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана. 16 Марта 1904 г. №306 ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ. Высокомилостивая телеграмма ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, от сего числа, радостно отзавется в сердцах всех моряков вверенного мне флота, готовых идти на всякую опасность, чтобы исполнить свой долг перед Обожаемым МОНАРХОМ. Именем ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА наградил всех оставшихся в живых нижних чинов миноносца "Сильный", в числе 45 человек, знаками отличия Военного ордена. Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Наместник Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана, 15 Марта 1904 г. №486. Предлагаю Вашему Превосходительству, при требовании г.г. сухопутными начальниками командирования в их распоряжение морских офицеров и команд, исполнять это непосредственно только в том случае, если такое назначение действительно требуется безотлагательной необходимостью и пользой службы, - донеся о таковых командировках мне. Во всех остальных случаях, - необходимо ранее исправить мое разрешение, для отдачи приказа по войскам, с точным указанием, для какой необходимости требуется офицер и морские команды, также размер содержания. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 15 Марта 1904 г. №228. Полагал бы полезным - объявить, что ни Порт-Артур, ни Владивосток не блокируются неприятелем.* Подписал: Вице-Адмирал Макаров. * Резолюция Наместника: "В Морскую канцелярию. Какое соображение заставило объявить о том, что порты не блокируются. Переговорить с Начальником Дипломатической канцелярии."

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Начальнику Главного Морского Штаба, 15 Марта 1904 г. №285. Пароходы могут приходить в любое время дня и, остановившись в пяти милях от входа на Зюйд, поднять флаги и ждать опроса. Следует остерегаться мин в других местах Квантунского побережъя. Подписал: Макаров.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Телеграмма И.д. Чиновника по Дипломатической части при Наместнике ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Дальнем Востоке - в Министерство Иностранных Дел, 16 Марта 1904 г. Во избежание недоразумений, Наместник просит довести до сведения нейтральных держав нижеследующее объявление Командующего флотом: "Всякое военное или комерческое судно, которое будет усмотрено в районе театра военных действий в ночное время без огней, а днем без флага и не поднимет такового после предупреждения его выстрелом, будет приниматься за неприятельское, и будет потоплено". Изложенное сообщаю в Пекин и консулам в портах в Китая.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 15 Марта 1904 г. №457. Полученные гурты скота приходится спешно забивать и солить, ибо корма недостаточно и начался падеж. Для того, чтобы обеспечить порт мясом и дать возможность случайно получаемые гурты обращать в мясо и сохранять, необходим склад мороженного мяса, при котором кроме того можно сразу получить на пароходе-холодильнике партию мяса и сохранить ее; общие соображения составлены на подобие построенного мною мясного склада в Кронштадте. Деньги Главное Управление ассигновало, но ранее, чем приступить к делу, испрашиваю согласие Вашего Высокопревосходительства построить этот склад у Артиллерийской пристани, подле угольного склада. Это место представляет удобство раздачи мяса, выгрузки с судов, и спуск отбросов будет при отливе, не заражая воды в бухте. Покорнейше прошу телеграфировать ваше согласие. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана, 16 Марта 1904 г. №513. Согласен на постройку рефрежератора на указанном месте, если таковое находится в пределах морской территории; если нет, то необходимо войти в соглашение с комендантом крепости. Считаю однако необходимым высказать мнение, что было бы крайне важно в гигиеническом отношении, чтобы убой скота производился бы на городской скотобойне, где имеются приспособления и ветеринарный надзор. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 16 Марта 1904 г. №295. В виду того, что подводная лодка, построенная на Балтийском заводе, дала удовлетворительный результат, - прошу ходатайства Вашего Высокопревосходительства о присылке ея в Порт-Артур, собранной или разобранной. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 16 Марта 1904 г. №516. В виду крайней важности иметь в Артуре подводную лодку, и удовлетворительных результатов испытания лодки, выстроенной на Балтийском заводе, прошу Ваше Превосходительство, не признаете-ли возможным ея присылку. Подписал: Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 20 Марта 1904 г. №1081. Испытание лодки не кончено, стрельба не производилась вовсе; ныне она частью разобрана для работ по усовершенствованию. Кроме того нужно образовать для обучения личный состав пяти лодок, строящихся для Дальнего Востока, под наблюдением единственного знакомого с ней офицера - капитана 2 ранга Беклимишева, которому поручить выбор и обучение состава. Подписал: Авелан.

ser56: РЮРИК пишет: Испытание лодки не кончено, стрельба не производилась вовсе; ныне она частью разобрана для работ по усовершенствованию. Кроме того нужно образовать для обучения личный состав пяти лодок, строящихся для Дальнего Востока, под наблюдением единственного знакомого с ней офицера - капитана 2 ранга Беклимишева, которому поручить выбор и обучение состава. Формально правильно, но фактора времени на войне и реалий ПА Авелан не понимал...

РЮРИК: Телеграмма Начальника Морского походного Штаба Наместника Е.И.В. - Начальнику Штаба Командующего флотом Тихого океана, 24 Марта 1904 г. №636. Благоволите сообщить мотивы отклонения подводной лодки отставного лейтенанта Зотова, - который был препровожден из Владивостока Командующему флотом, - в виду того, что проект представлен теперь Наместнику, и необходим отзыв специалистов, для доклада. Подписал: Витгефт.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 17 Марта 1904 г. Для достижения успешного выполнения ВЫСОЧАЙШИХ, ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, предуказаний относительно плана компании, крайне важно сообразить совместные действия сухопутных и морских сил, почему необходимо теперь-же знать; первое - состав эскадры, предполагаемой к посылке из Балтики, и второе - вероятность выхода ея из Кронштадта. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 18 Марта 1904 г. №1039. Предполагается послать броненосцы: "Сисой Великий", "Ослябя", "Александр III", "Бородино", "Князь Суворов", "Орел" и крейсера: "Аврора" и "Олег". Весьма сомнительно крейсера: "Светлана", "Алмаз" и "Жемчуг". Уход из Кронштадта не ранее Сентября. Подписал: Авелан.

РЮРИК: Рапорт Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 19 Марта 1904 г. №508. Командир порта Порт-Артур, прилагаемым при сем докладом, вошел с представлением о том, чтобы мастерские Невского завода были теперь же приняты в казну на условиях, изложенных в этом докладе. Имея в виду, что без этого мероприятия Невский завод закроет мастерские и тем лишит порт возможности быстро ремонтировать миноносцы, я совершенно присоединяюсь к ходатайству командира порта, с той однако же разницею, что все имущество было бы теперь же оценено, при участии контроля, и принято по этой оценке; что же касается уплаты, то таковая не потребуется, ибо Невский завод состоит должником Морскому Министерству, и счеты сведут лишь на бумаге. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 20 Марта 1904 г. №569. В виду появляющихся из разных источников известий о том, что неприятель делает вновь серьезные приготовления заградить вход на внутренний рейд пароходами, мною обсуждался, совместно с Командующим флотом, комендантами района и крепости и другими лицами, вопрос о мерах противодействия и защиты против такой попытки; пришел к заключению употребить самые энергичные средства, затопив ненужные для дела военного суда: "Джигит", "Разбойник" и "Ермак", а также пароход "Эдуард Бари", который в Дальнем поврежден посадкою на камни, и пароход Добровольного флота - "Казань". Относительно военных судов сделаны соответствующие распоряжения; что касается пароходов "Бари" и "Казань", то необходимо условиться о цене в Петербурге. В виду крайней спешности принятия вышеуказанных мер, прошу Ваше Превосходительство не оставить скорейшим извещением меня о состоявшемся в соглашении и об уплате за поименованные пароходы, что важно знать до их затопления. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

vvy: Что-то, дружище, Вы давно не обновляли свою ветку!

von Echenbach: Как дела?

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Бытовуха заела, семья, работа. Скоро будет продолжение. С уважением, РЮРИК.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 20 Марта 1904 г. №569. В виду появившихся из разных источников известий о том, что неприятель делает вновь серьезные приготовления заградить вход на внутренний рейд пароходами, мною обсуждался, совместно с Командующим флотом, комендантами района и крепости и другими лицами, вопрос о мерах противодействия и защиты против такой попытки; пришел к заключению употребить самые энергичные средства, затопив ненужные для дела военные суда: "Джигит", "Разбойник" и "Ермак", а также пароход "Эдуард Бари", который в Дальнем поврежден посадкою на камни, и пароход Добровольного флота - "Казань". Относительно военных судов сделаны соответствующие распоряжения; что касается пароходов "Бари" и "Казань", то необходимо условиться о цене в Петербурге. В виду крайней спешности принятия вышеуказанных мер, прошу Ваше Превосходительство не оставить скорейшим извещением меня о состоявшемся соглашении и об уплате за поименованные пароходы, что важно знать до их затопления. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана, 23-го Марта 1904 г. №601. ВЫСОЧАЙШЕ разрешено затопить пароходы "Эдуард Бари" и "Казань". Сообщаю на ваше усмотрение и распоряжение. Подписал: Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 23 Марта 1904 г. №366. Прошу не отказать в уведомлении, что Ваше Высокопревосходительство отменили затопление "Джигита", "Разбойника" и "Ермака". Подписал: Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана, 23 Марта 1904 г. №602. Затопление "Джигита", "Разбойника" и "Ермака" предоставляется вашему полному усмотрению, как было постановлено в заседании 20 Марта, если таковые суда отвечают намеченной цели. Подписал: Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 24 Марта 1904 г. №374. Крейсера "Джигит" и "Разбойник" и транспорт "Ермак" так малы, что их затопление существенной пользы не принесет. На "Казани" около полторы тысячи груза для Владивостока. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Командующему флотом Тихого океана, 24 Марта 1904 г. №645. В виду указанных обстоятельств, что предполагаете предпринять, как окончательное решение. Подписал: Алексеев.

vvy: Спасибо, ждем продолжения!

РЮРИК: Не за что. Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Марта 1904 г. №390. Пароход "Бари" вчера прибыл из Дальнего. Полагаю завтра его утопить, и организую минную оборону. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 28 Марта 1904 г. №429. Пароходы "Бари" и "Шилка" затоплены вполне удачно. Управляющий Морским Министерством уведомлен. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 21 Марта 1904 г. №347. В течении этой недели удалось откачать воду из броненосца "Ретвизан" и броненосца "Цесаревич". Инженер Кутейников и 189 рабочих Балтийского завода прибыли. Идет работа деятельно. Крейсер "Паллада" надеемся окончить к 1-му Апреля, броненосцы "Ретвизан" и "Цесаревич" к 1-му Июня. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 21 Марта 1904 г. №350. По сведениям от достоверного лазутчика, на острове Циндао и севернее - неприятеля нет. То же сообщают и прибывшие из Чифу. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Начальник Штаба Командующего флотом Тихого океана - Коменданту крепости Порт-Артур, 24 Марта 1904 г. №111. Командующий флотом просит Ваше Превосходительство сделать распоряжение, чтобы во время приближения брандеров их освещать с батарей светящими ракетами. О последующем - прошу не оставить уведомлением. Подписал: Контр-Адмирал Молас.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Марта 1904 г. №392. Вчера, 24 Марта, "Баян", на меридиане Кепа, в двенадцати милях от него, встретил английский пароход "Хаймун", зафрахтованный корреспондентом "Times". При осмотре оказалось на пароходе шестнадцать англичан, 39 китайцев, один японец. Пароход имеет беспроволочный телеграф, у аппарата которого найдена телеграмму Фразеру в Вей-ха-вей следующего содержания: We are about to be boardered by russians;unless you hear from us about three hours, inform "Times", London Lockhart and captain H.M.S. "Lviathan". -James.*). На вопрос офицера: зачем пароход тут держался так далеко от берега, что едва его видели,- получен ответ, что подошел бы ближе, но боялся минных заграждений. Пароход весьма похожий на "Хаймун", с беспроволочным телеграфом, был замечен "Баяном" 13 Марта у Miao-toy. 12 Марта, к югу от Артура, был миноносцем опрошен пароход "Chefao-Hamburq", под германским флагом, с кореспондентом "Daily Mail". По документам, пароход должен был следовать из Чифу в Америку, между тем находился у Порт-Артура, и потом пошел на Вест. Нахожу, что присутствие корреспондентов, державшихся на горизонте близ Артура в таком удалении, что никаких известий для газет собрать они не могут, - есть действие подозрительное, которое может быть объяснено только намерением - дать командующему неприятельским флотом сведение о всех выходах судов нашего флота, при чем неприятель не рискует своими крейсерами. Полагал бы необходимым - опротестовать действия корреспондентов, которые, держась у самого Артура, наблюдают за всеми нашими передвижениями, и считать беспроволочные телеграммы - подходящими под пункт Г, статьи пятой нашей декларации о контрабанде, или же считать допустимым организовать посылку, подобным же образом, французских или иной дружественной нации - корреспондентов; одного к островам Эллиот, другого к Пин-Янгу и к эскадре; - тогда мы можем все время иметь сведения о передвижении японских судов в северной части Корейского залива. Подписал: Вице-Адмирал Макаров. *) Перевод: "Мы находимся почти борт о борт с русскими; в случае, если вы от нас ничего не услышите по прошествии 3-х часов - сообщите "Таймс", Лондон - Локарту и капитану судна "Левиафан". Джеймс".

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Марта 1904 г. №319. Крайне необходимо установить снабжение Артура местным углем по железной дороге, дабы на ежедневные нужды не тратить из порта - заготовленный. Требуется ежедневно двадцать вагонов угля. Животовский просит дать ему четыри котла, имеемые в Инженерном ведомстве. Угодно ли Вашему Высокопревосходительству приказать помочь Животовскому, или же вы имеете в виду иной способ снабжения Порт-Артура местным углем. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 25 Марта 1904 г. №393. На "Ретвизане" завтра будут заменять пластырь - кессоном; работы идут успешно. На "Цесаревиче" вырубают листы, на "Палладе" оканчивают железные работы, готовят деревянную обшивку. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 25 Марта 1904 г. №396. Лазутчик, высланный начальником Гоцзялинского участка, посетивший остров Эллиот, донес, что на острове Дачаншан-тоу развевается японский флаг, и, при подходе шаланды, со стороны берега таковая была встречена выстрелами. По сведениям от жителей, 2 Марта высадилось 30 японских матросов с офицером. На острове Хай-ян-тоу японцы появились еще 8 Февраля и сожгли запасы русского каменного угля, облив его предварительно керосином. С тех пор шесть больших и шесть малых кораблей стоят постоянно у этого острова. Лазутчик лично их видел. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

invisible: РЮРИК пишет: *) Перевод: "Мы находимся почти борт о борт с русскими; в случае, если вы от нас ничего не услышите по прошествии 3-х часов - сообщите "Таймс", Лондон - Локарту и капитану судна "Левиафан". Джеймс". Интересно, кто автор этого перевода?

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 25 Марта 1904 г. №665. Вследствие встретившихся неудобств применения статей 48 и 54 Морского Устава, имевших, очевидно, в виду - предоставить указанные в них права Командующему флотом, когда не будет назначено Главнокомандующего, - признаю необходимым, применительно к правам Командующего армией: 1) Добавить статью 48 примечанием: "Если назначен Главнокомандующий, то всех лиц, утверждение коих в должностях зависит от ВЫСОЧАЙШЕЙ власти, Командующий флотом допускает лишь к временному исправлению должностей, представляя вместе с тем о назначении их Главнокомандующему; о назначении же прочих доносит Главнокомандующему". И исключить из статьи 48 слова: " о назначении всех сих лиц он доносит в то же время Главнокомандующему". 2) К статье 54 добавить примечание: "Командующий флотом, при назначении Главнокомандующего, - об удалении от должности состоящих во флоте и в подчиненных ему местностях, назначаемых ВЫСОЧАЙШЕЮ властью, лиц, а также о списании их и о высылке из подведомственного ему района, - представляет Главнокомандующему". Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: invisible пишет: Интересно, кто автор этого перевода? Комиссия МГШ.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 10 Апреля 1904 г. №1532. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР утвердить соизволил следующие изменения и дополнения Морского Устава: Статья 26 первая. Пункт А: "Главнокомандующий флотом имеет право временно изменять существующие штаты, а равно издавать и применять, по мере надобности, временные штаты для управлений, частей и учреждений, существующими штатами не предусмотренных, представляя распоряжения свои по сим вопросам на ВЫСОЧАЙШЕЕ утверждение". Пункт Б: "Он назначает своей властью командиров судов первого и второго рангов и других лиц, пользующихся равною с ним властью. В морских управлениях и учреждениях ему предоставляется назначать на все должности, положенные в штаб-офицерских чинах, а также положенные в гражданских чинах не выше пятого класса. Примечание: О всех назначенных им лицах он сообщает Управляющему Морским Министерством для объявления в ВЫСОЧАЙШИХ приказах". Пункт В: "По управлению неприятельским краем, занятым флотом, ему предоставляется назначать военных генерал-губернаторов". Пункт Г: "Во время войны он избирает и допускает к временному исполнению обязанностей всех чинов высших, чем поименованных в пункте Б, впредь до утверждения их ВЫСОЧАЙШИХ властью". Продолжение следует.

РЮРИК: Здравствуйте, уважаемые господа! Продолжение: Статья 48: "Командующий флотом допускает своею властью к временному исполнению должностей командиров судов первого и второго рангов и других, пользующихся равною с ними высшею властью лиц, утверждение коих зависит от Главнокомандующего или от ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения". Статья 48 первая: "Командующий флотом назначает собственной властью: 1) военных губернаторов, правителей и других чинов для управления неприятельскими областями, занятыми по праву войны, и 2) военных губернаторов и комендантов в крепостях и городах, находящихся в подведомственном ему районе. О назначении всех сих лиц он доносит в то же время Главнокомандующему". Статья 54: "Командующий флотом может удалять от должностей всех лиц, сосотоящих во флоте и в подчиненных ему местностях, и для временного исправления вакантных должностей - назначать других лиц по своему усмотрению. Он имеет право списать с флота и выслать из своего подведомственного района, как этих лиц, так и местных жителей, и по своему усмотрению воспрещать им пребывание в этом районе. Примечание: О лицах, удаленных от должностей, равно и служащих, списанных с флота, он сообщает Управляющему Морским Министерством и Главнокомандующему; о прочих лицах, высланных во внутренния области Империи, он сообщает подлежащим Министрам". Подписал: Генерал-Адьютант Авелан.

РЮРИК: Телеграмма Наместника Е.И.В. - Управляющему Морским Министерством, 11 Апреля 1904 г. №1297. В примечании измененной статьи 54-й - редакция ея может привести к недоразумению. В примечании этом говорится: "о лицах, удаленных от должностей, равно и служащих, списанных с флота, он сообщает Управляющему Морским Министерством и Главнокомандующему". - Из этого вытекает, что, в присутствии Главнокомандующего, Командующий флотом имеет власть удалять от должностей, а также списывать всех лиц без исключения, сообщая лишь о случившимся факте; между тем Командующий флотом, будучи подчиненным Главнокомандующему о списании их и о высылке, как это испрашивалось моей телеграммой 665. На таковой редакции настаиваю, так как представление о необходимости изменения прав Командующего - вызвано вредным для дела частыми сменами старших чинов без моего ведома, как это имело место с адмиралом Греве и другими. Подписал: Генерал-Адьютант Алексеев.

РЮРИК: Телеграмма Управляющего Морским Министерством - Наместнику Е.И.В., 29 Апреля 1904 г. №1837. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР 26 Апреля повелел соизволить дополнить статью 54 Морского Устава - вторым примечанием следующей редакции: "Если Главнокомандующим назначен адмирал, то Командующий флотом - об удалении от должности состоящих на флоте и в подчиненных ему местностях морских чинов, назначаемых ВЫСОЧАЙШЕЮ властью, а также о списании их с судов и высылке из подведомственного района, - представляет предварительно Главнокомандующему. Подписал: Генерал-Адьютант Авелан.

РЮРИК: Командующий флотом Тихого океана - Генерал-Майору Р.И.Кондратенко, 25 Марта 1904 г. №577. По моему мнению, ток от мин должен быть всегда замкнут, чтобы в случае если подойдет незамеченною подводная лодка, то чтобы она взорвалась. Вообще это правило желательно выработать совместно, но в общем - полагаю возможным придержаться следующих правил: Ток следует размыкать: а) Во время шторма со стороны моря или большой зыби, когда, при малой воде, мина может качаться. б) Когда вся эскадра или одно судно выходит или входит, или случайно свое судно будет находиться возле мин. в) Когда ночью, после опознательного знака, ожидается вход своих миноносцев или судов. г) В тумане, если ожидается свое судно. Распоряжение об этом может даваться от штаба, но желательна инициатива в этом деле офицера, наблюдающего за минным заграждением, и ему надо предоставить право размыкать ток, когда это он признает необходимым, с тем, чтобы о сделанном распоряжении он доносил бы в штабе Командующего флотом, по телефону. Будет полезно заградить от "Хайлара" до берега, на 50 сажен от бона, или поставить три линии, как было решено сегодня. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В. 30 Марта 1904 г. №451. 28 Марта транспорт "Амур", входя в гавань, задел затопленный пароход "Хайлар", получил пробоину, наполнив два отделения. Пробоина временно закрыта; через неделю судно будет совсем исправно. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 29 Марта 1904 г. №324. В виду прибытия большого числа русских рабочих, необходимо организовать Управление кадром, для чего требуется учредить должность третьего старшего помощника, заведующего мастеровыми, с окладом старшего помощника низщего оклада, к нему помощника - классного чиновника и два писаря. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 30 Марта 1904 г. № 459. 29 Марта со всеми судами выходил в море, никого не встретил. Подняли два трупа матросов со "Стерегущего". Подробности донесу. Броненосец "Севастополь", с погнутым винтом, отстает. Кессон для перемены лопастей будет готов через три дня, тогда приступим к этой работе. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 30 Марта 1904 г. №458. Нахожу необходимым на дворе консульства в Чифу поставить собственную мачту безпроволочного телеграфа для сношения с Порт-Артуром. В случае согласия на сие, прошу телеграфировать Управляющему Морским Министерством о немедленной высылке в Чифу материальной части. Подписал: Вице-Адмирал Макаров.

РЮРИК: Телеграмма Командующего флотом Тихого океана - Управляющему Морским Министерством, 30 Марта 1904 г. №463. Неприятельские приборы для безпроволочного телеграфирования так сильны, что в наших приборах, вероятно, спаивается порошок, а потому желательно иметь более совершенные приемники без порошка, и снабдить суда избирательными приборами Слаби-Арко. Покорнейше прошу обсудить этот предмет и снабдить суда более совершенными средствами, без чего разведки делаются весьма затруднительными. Подписал: Макаров.

РЮРИК: Рапорт Заведующего миноносцами и их командами в Порт-Артуре - И.д. Командующего флотом Тихого океана Контр-Адмиралу князю Ухтомскому, 31 Марта 1904 г. № 547. Во исполнение словесного приказания Командующего флотом в Тихом океане, я с 8 миноносцами обоих отрядов (по 4 от каждого) в 6 часов вечера 30 сего Марта вышел на внешний рейд, имея брейд-вымпел на миноносце "Сторожевой". По сборе всех миноносцев по заранее назначенному плану, построил их в две кильватерные колонны и пошел на рейд о-вов Эллиот, проложивши курс вдоль берега на середину острова Гуан-лю-тоу. Ночь была темная, в 10 час. вечера начал накрапывать дождь. Переговорив с начальником 1 отряда, решил идти далее, с тем, что если в 11 час. вечера, как следовало по счислению, откроются берега, то пойду дальше. Остров Гуан-лю-тоу открылся в 11 часов вечера, почему пошел между ним и берегом. Около полуночи дождь очень усилился, так что дальше 15 саж. ничего не было видно; миноносцы держались очень близко, и я видел все время своего заднего мателота и два, иногда три, миноносца другой колонны. Не доходя о-ва Коссиндо, услышали на берегу выстрел из небольшого орудия, но на пути никаких судов не встречали. Войдя на корабельный рейд о-вов Эллиот, обошли его северный и южный берег, но ничего не видели. В это время пасмурность еще более усилилась. В 2 часа ночи я словесно передал на миноносцы приказание: возвращаться обратно 18 узловым ходом, чтобы поспеть к рассвету к о-вам Сан-шан-тоу. На этом пути, до рассвета, миноносцы растянули немного линию и, когда стало достаточно светло, то я увидел, что держатся соединенно всего 5 миноносцев, а 3-х миноносцев 2 отряда ("Расторопного", "Страшного" и "Смелого") нет. Предполагая, что они отстали, я подождал их у Сан-шан-тоу до 5 1/2 час. утра, когда увидел на юге на горизонте три четырехтрубных миноносца. Предполагая, что это они, шел немного времени средним ходом, но затем распознал, что их четверо, - следовательно это неприятель. Пойдя на них в атаку, через полчаса однако сделал сигнал - вернуться в Артур, так как увидел, что они удирают полным ходом и на горизонте показались дымы неприятельских судов. Это была половина японской эскадры; в это время вторая - дальше к западу, как я увидел позже, вела перестрелку с крейсером "Баян". Дав полный ход, мне удалось со всеми миноносцами проскочить к Артуру, иначе, если бы я погнался дальше на юг за неприятельскими миноносцами, то меня отрезали бы их крейсера, и все пять миноносцев были бы расстреляны тою частью неприятельской эскадры, которая вела бой с "Баяном" (стоило бы им взять курс на NO), потому что я был в 23 милях от Артура на OSO. По приходе на рейд, по сигналу Командующего, первый отряд построился у него на траверзе, а второй отряд на траверзе концевого корабля. Тут я узнал, что миноносец "Страшный" погиб в бою с теми четырьмя неприятельскими миноносцами, которые убежали от меня. После боя нашей эскадры с 6 японскими судами, Командующий вернулся в Артур, при чем миноносцам приказано было идти в гавань. Когда я проходил уже проход, то услышал взрыв броненосца "Петропавловск", и вслед за тем был поднят сигнал - миноносцам немедленно выйти на рейд. Войдя одним из первых, вследствие скученности миноносцев в проходе я вышел на рейд на "Сторожевом" одним из последних и направился к месту гибели "Петропавловска". По дороге услышал еще взрыв и увидел, что броненосец "Победа" накренился. Предположив, что это сделала подводная лодка, я бросился туда, рассчитывая потопить ее ударом миноносца и стрельбою из орудий, но броненосец "Победа" и другие суда открыли по лодке сильный огонь, что приблизиться было невозможно. В это время с миноносца некоторые из чинов заметили след лодки по направлению к гавани (хотя я сам не видел), почему открыли огонь, и я направил миноносец к этому месту, по которому открыла огонь и береговая батарея. Следа лодки затем уже не видели; возможно, что она потонула. Затем, по сигналу Вашего Превосходительства, вошел в гавань. Подписал: Капитан 2 ранга Бубнов. Резолюция Контр-Адмирала Князя Ухтомского: "Передать капитану 1 ранга Щенсновичу, для сведения при производстве порученного ему расследования; по миновании надобности, прошу скорее возвратить мне."

РЮРИК: Рапорт Заведующего миноносцами и их командами в Порт-Артуре - Временно-Командующему флотом Тихого океана Контр-Адмиралу князю Ухтомскому. 2 Апреля 1904 г. № 551. При сем представлюя Вашему Превосходительству показания оставшихся в живых нижних чинов с миноносца "Страшный", погибшего после боя его под утро 31 Марта сего года с шестью японскими миноносцами и двумя крейсерами, при чем, как это видно из показаний этих чинов, один из крейсеров был поврежден миной с миноносца "Страшный". В виду героического поведения всех чинов миноносца, ходатайствую пред Вашим Превосходительством о награждении пяти оставшихся в живых чинов - знаками отличия Военного ордена 4-й степени. Подписал: Капитан 2 ранга Бубнов. Резолюция Контр-Адмирала князя Ухтомского: "Потребовать от завед. мин. подробного объяснения движения его отряда миноносцев - с выхода из П.-Артура до обратного возвращения; о героическом поведении оставшихся в живых команды м-ца - представить Наместнику, с моим ходатайством".

РЮРИК: Показания чинов, спасшихся с эскадренного миноносца "Страшный", погибшего на рассвете 31 Марта 1904 г. Миноносец "Страшный" 30 Марта в 6 часов вечера совместно с другими семью миноносцами вышел на разведку к о-вам Эллиот, под общим моим начальством, и, вследствие пасмурности, дождя и безлунной ночи, отделился от отряда около полуночи. Показания пяти нижних чинов, спасенных уже на водекрейсером "Баян", около 5 1/2 часов утра, когда миноносец в 15 милях от Артура погрузился в воду, - следующие: 1. Старший рулевой Владимир Баранович показал: В 1 час ночи, находясь недалеко от о-вов Эллиот, потеряли из виду отряд и повернули обратно, идя малым ходом, чтобы на рассвете подойти к Порт-Артуру. Сзади нас шел миноносец "Смелый", который вскоре в тумане потерялся. В 5 часу утра мы увидели 6 миноносцев и два двухтрубных крейсера, которым мы делали ночные опознательные; они нам отвечали, но ответа мы разобрать не могли. С рассветом мы подняли свои позывные, и тотчас же неприятель открыл по нам огонь. Мы дали полный ход и начали отстреливаться. В один из двух крейсеров мы выпустили мину, мина же во втором аппарате вскоре взорвалась от неприятельского снаряда. Попала ли наша мина в крейсер - не знаю, но он тотчас же отстал, накренившись; к нему подошли два неприятельских миноносца. После взрыва у нас мины - машина остановилась и корма миноносца начала садиться. Командир был убит еще при первых выстрелах, и тогда же ранило мичмана Акмнфиева, а при одном из последующих залпов ему оторвало голову. Механик Дмитриев погиб при взрыве мины. Лейтенант Малеев до последней минуты стрелял из японского пулемета, остальные же орудия в это время были уже сбиты японскими снарядами с крейсеров. Руль и шлюпки были повреждены. Второй крейсер отстал вскоре вслед за первым и, под конец, по нам стреляли только миноносцы, залпами. Стоило кому нибудь из раненых подняться, как в него давали залп из ружей. Когда миноносец начал быстро тонуть, мы начали бросаться в воду. Будучи уже в воде, я заметил приближающийся крейсер "Баян". Число плававших в воде людей было около 8, но многие были ранены. Меня подобрала шестерка с "Баяна". В воде же я пробыл больше получаса. Во время перестрелки, на одном из неприятельских миноносцев была сбита выстрелами из пулеметов дымовая труба. Сигнальные книги и карты, бывшие в мешке с камнями, я выбросил за борт. Продолжение следует.

РЮРИК: Продолжение. 2. Минер Михаил Черепанов показал: В половине пятого утра 31 Марта мы увидели шесть миноносцев и два двухтрубных крейсера, которые шли от Дальнего к Порт-Артуру, на пересечку нашего курса. Был небольшой туман и неприятеля заметили в 10 кабельтовах. Приготовились к бою, но огня не открывали, так как не были уверены, что это неприятель - в виду того, что миноносец около часа ночи отстал от своего отряда. Спарава были видны острова бухты Сикау. Когда неприятель открыл огонь, мы начали отвечать ему из орудий, и одну мину выпустили в крейсер, целясь в его нос, - он шел с нами одним курсом. Взрыва мины я не слыхал, так как сильно стреляли, но скоро этот крейсер накренился так, как не могло быть ни от какой причины, начал отставать, и к нему подбежали два миноносца. Я перешел ко второму нашему аппарату, где был убит минер (ему оторвало голову), но в это время в аппарат попал снаряд, и нашу мину взорвало; аппарат свалился на бок, и палубу миноносца сильно взорвало. Вскоре машина остановилась, и орудия все были сбиты, кроме пулемета, снятого с японского брандера. В нас теперь стреляли одни лишь миноносцы так как второй крейсер вскоре ушел. Командир - капитан 2 ранга Юрасовский, мичман Акинфиев, механик Дмитриев и большая часть команды были убиты; были еще раненые. Когда корма начала быстро садиться, лейтенант Малеев приказал нам спасаться, кто как может. Когда миноносец начал совсем погружаться, то все, вместе с лейтенантом Малеевым, взяв круги и койки, начали бросаться в воду; я прыгнул в воду, поймал решетку и начал на ней держаться. Минут через 15 или 20 подошел крейсер "Баян", и меня взяли на шлюпку.

РЮРИК: Продолжение. 3. Машинист Василий Дубровин показал: Я был все время в машине и о начале боя ничего не знаю. Было без 10 минут пять часов, когда командир приказал дать полный ход (до этого мы шли малым), так как увидели японские суда. В то же время в нас начали стрелять. Вскоре в машину попал снаряд, который перебил вспомогательную паровую машину от носовых котлов, при чем сварило трех человек. Машина продолжала работать полным ходом; в ней оставалось только всего 4 человека, и мы поливали подшипники маслом прямо из банок. Когда взорвало нашу мину, то я был в машине один, так как остальные вышли наверх и были убиты. От взрыва мины машина была сильно повреждена и остановилась. Я вышел наверх, где увидел много убитых, и прошел на бак; японцы, когда показывался человек, стреляли залпами, даже по раненым, если он пошевелится; оставшиеся в живых послали меня на полубак - обрезать койки; я успел обрезать их четыри и в тот же момент миноносец затонул; я едва-едва успел схватить спасательный круг. На палубе от взорвавшихся снарядов стоял густой дым, и я должен был завернуться в шинель убитого мичмана Акинфиева, чтобы задохнуться. Я заметил, что на одном из неприятельских миноносцев из кочегарного отделения идет дым с паром; миноносцы в это время были на расстоянии 4 - 5 кабельтовов. В воде пробыл минут 25 и был подобран вельботом с "Баяна".

РЮРИК: Продолжение. 4.Кочегар 2 статьи Оскар Тенисен показал: Я был в носовой кочегарке и начала боя не видел. Вышел на верхнюю палубу только тогда, когда пар сел, что случилось от того, что были повреждены трубы. Когда я вышел на палубу, то там почти все были убиты или ранены. Пробыл на палубе с четверть часа, достал спасательный круг и лег на палубу, так как японцы стреляли по всем поднимавшимся раненым. Было очень холодно, и я снова спустился в кочегарку. В это время наши стреляли лишь из японского пулемета. В кочегарке пробыл не более двух минут, так как миноносец начал быстро тонуть. Я выскочил наверх, схватил спасательный круг и бросился в воду. Когда заметили "Баяна", начали кричать. В воде пробыл более получаса, взят был шестеркой с "Баяна". Повреждений на японских миноносцах не заметил.

РЮРИК: Продолжение. 5. Писарь 2 статьи Александр Мезенев показал: Я ясно не помню весь ход боя. В начале сражения был у телеграфа, а после того как машина остановилась перешел в камбуз, где и перевязывал раненых. Сам - раненый, вышел наверх и опять делал перевязки. Когда миноносец погрузился в воду, я выбросился и поплыл на люках, потом был подобран шлюпкой с крейсера "Баян"; в воде был около 20 минут. Как были убиты офицеры, сколько неприятельских судов и что был за взрыв у нас на миноносце - не помню; ясно видел только три миноносца, которые стреляли в нас с близкого расстояния. Во время перевязки я был ранен шестью осколками. Подписал: Капитан 2 ранга Бубнов.

РЮРИК: Рапорт Заведующего 2 отрядом эскадренных миноносцев - Временно-Командующему флотом Тихого океана Контр-Адмиралу князю Ухтомскому. 3 Апреля 1904 г. № 555. В объснение причин - отделения миноносца "Страшный" от отряда за время плавания в ночь с 30 на 31 Марта сего года, разлучения его с парным миноносцем "Смелый" и причин - гибели "Страшного", при сем представлюя рапорт командира миноносца "Смелый", от 2 сего Апреля за № 212. От себя лично, а также на основании опроса оставшихся в живых нижних чинов с миноносца "Страшный", могу доложить Вашему Превосходительству следующее: Восемь миноносцев обоих отрядов, под общим моим начальством, пошли из Артура в строе двух кильватерных колонн, при чем правую колонну составлял 2-й отряд, вторая пара которого была миноносцы - "Страшный" и "Смелый". Командирам было объявлено на общем заседании, что Командующий флотом приказал обследовать рейд островов Эллиот и, если там окажутся японские транспорты или военные суда, то их атаковать. Всем миноносцам, кроме концевых, приказано было иметь малые кормовые огни. Это было особенно необходимо для командиров 2-го отряда, которые мало плавали, отчего, даже и днем, плохо держали равнение в строе, а некоторые даже назначенны были недавно. Отряд вышел из Артура, когда вечерняя заря еще не совсем погасла, и уже при таких сравнительно благоприятных условиях миноносцы плохо держались в строе кильватера, растягивая промежутки и уходя далеко в сторону. Около 9 часов вечера погода испортилась, явился небольшой туман, а затем дождь; с моего миноносца, шедшего головным правой колонны, я видел только головного левой и следующего за ним миноносца, а также своего мателота. В это время с миноносца "Боевой" (головной левой колонны) мне передали, что у №Страшного" кормовой огонь настолько велик, что светит вперед. Это я передал ему голосом, а около 10 часов, в виду того, что мы уже подходили к островам, где могли встретить неприятеля, приказал совсем погасить огни. Судя по рапорту командира миноносца "Смелый", миноносец "Страшный" вскоре после этого отстал от отряда, так как уже в 10 1/4 часов сообщил ему голосом, что потерял отряд. Он, вероятно, сильно ушел вправо и очень удалился от левой колонны *). Ночь была темная, шел дождь, поэтому требовалось большое внимание и опытность, чтобы не растеряться, почему понятно, что, когда на "Страшном" погасили огонь, "Смелый" с ним разошелся. Командиры 1-го отряда, проплававшие на миноносцах долгое время, а потому более опытные, не разошлись и держались совместно до 2 часов ночи, без огней. В 2 часа ночи, по выходе из Эллиота, когда я приказал иметь 18 узлов ходу, то снова зажгли кормовые огни. Весь расчет я вел так, чтобы к началу рассвета быть у островов Сан-шан-тоу, о чем также условился на общем заседании, чтобы иметь возможность, в случае крайности, укрыться в Дальнем. Так все и вышло: в 4 1/2 часа отряд был у Сан-шан-тоу. Миноносцы "Страшный" и "Смелый", не совершившие обхода рейда о-вов Эллиот **), а отставшие раньше, имели достаточно времени, чтобы подойти к Артуру с рассветом, потому что в темноте, если самому не начинать бой, то можно проскочить мимо неприятельских миноносцев, как то и сделал миноносец "Смелый". Но командир миноносца "Страшный", в силу какого то непонятного с его стороны затмения, зная, из наших судов в море только восемь миноносцев, значит кроме него самого - семь судов и что наши крейсера или эскадра раньше рассвета не выйдут, все-таки, встретив ночью 2 крейсера и 6 миноносцев, т.е. 8 судов, принял их за своих и начал делать ночью опознательные. Получив от них совсем не тот ответ, какой бы следовало, долгое время продолжал идти совместно, и даже, в довершение всего, на рассвете, когда можно было распознать флаги, поднял свои позывные, на что в ответ получил залп из орудий. Японские миноносцы очень похожи на наши 2-го отряда, почему, ночью, без флага и огней - распознать трудно, и вследствие этого японцы ночью не нападали ни на "Смелого", ни на "Страшного". Если бы "Страшный" не шел малым ходом вместе с японцами, а увильнул бы в сторону полным ходом, то он также бы спасся, как и "Смелый". Насколько опытны командиры 2-го отряда - может служить прилагаемый рапорт командира миноносца "Расторопный", отставшего от отряда уже на пути от островов Эллиот к Сан-шан-тоу, даже когда несли кормовые огни. О своем отставании он не сделал мне условного сигнала и не присоединился к отряду, несмотря на то, что я его поджидал около 3/4 часа у Сан-шан-тоу. На этом пути командир "Расторопного" не должен был меня потерять, потому что все миноносцы в это время несли кормовые огни. Подписал: Капитан 2 ранга Бубнов. *Резолюция Контр-Адмирала князя Ухтомского: "Отчего не остановился подождать, чтобы соединиться, согласно приказа Командующего флотом". **Резолюция Контр-Адмирала князя Ухтомского: "Задача была не простой обход, а осмотр, при соблюдении нераздельности миноносцев; имея один только расчет - лично вернуться, очевидно повело к потере миноносца "Страшный".

РЮРИК: Рапорт Командира эскадренного миноносца "Смелый" - Заведующему 2 отрядом эскадренных миноносцев, 2 Апреля 1904 г. № 212. Во исполнение словесного приказания Вашего Высокоблагородия, в 5 1/2 часов вечера вышел из Восточного бассейна на наружний рейд. В 6 часов вступил в кильватер миноносцу "Страшный" и пошел совместно с отрядом к островам Эллиот. В 10 1/4 часов, по счислению около м. Риф-Пойнт, миноносец "Страшный" остановился и приказал приблизиться к нему. Командир его, капитан 2 ранга Юрасовский, сказал, что он потерял отряд и надеется с ним встретиться у о. Крыша, куда надо идти курсом NO 50 градусов, и дал ход. Когда я стал приводить ему в кильватер, "Страшный" закрыл кормовой огонь. Вскоре после этого по правому борту показался силуэт миноносца, который на мой опознательный сигнал - не ответил и скрылся. Опасаясь потерять "Страшного", продолжал идти данным курсом, хотя миноносца уже не видел. Ночь была темная и погода была дождливая. Около 11 часов увидел по левому борту миноносец, которому показал опознательный сигнал , принимая его за "Страшного", и уменьшил ход. Этот миноносец, не ответив, тоже скрылся. В 11 3/4 часа увидел на левый крамбол белый огонь и пошел на него. В это же время замечены были с левой стороны позади траверза еще два миноносца и с правой стороны один. Эти четыри миноносца переговаривались, делая белые вспышки. Убедившись, что это неприятель, и не желая вести его к предполагаемому месту нашего отряда, дал полный ход и лег на юг. Когда, благодаря пасмурности, они потеряли меня из виду, я пошел обратно в Порт-Артур и уменьшил ход. Около 3 часов утра, приблизительно у о. Сан-шан-тоу, видел за кормой три короткие белые вспышки. В конце 4 часа, подходя к Порт-Артуру и находясь от входа на SO в 12-15 милях, в нескольких саженях быстро разошелся с тремя японскими миноносцами, повидимому, шедшими от Порт-Артура. В начале 6 часа, когда совсем рассвело, шел по створу в Порт-Артур и увидел на О от нас, в милях 7-8, перестрелку между миноносцами. Дал полный ход, поднял стеньговой флаг и пошел к месту сражения. Приблизившись к ним на 8-10 кабельтовов, увидел взрыв и огонь на одном миноносце, по которому стреляли 4 других. Все миноносцы 4 трубные, типа наших, Невского завода. Распознав, что четыри из них были японские, так как они были без флагов и, кроме того, открыли по мне огонь. В виду того, что пятый миноносец, оказавшийся "Страшным", был отрезан от нас и Порт-Артура неприятельскими миноносцами и уже погружался кормой, - не решился спасать людей и повернул к порту, дав самый полный ход. Неприятельские миноносцы короткое время преследовали меня, обстреливая, но так как мы быстро уходили от них, они остановились.Повреждений на миноносце не было. Скоро я встретил выходивший из порта крейсер "Баян", которому дал знать о случившемся, после чего он пошел полным ходом к месту боя. Сам же вошел в гавань и доложил о происшедшем Командующему флотом вице-адмиралу Макарову. Приняв недостающее масло, по сигналу адмирала пошел в море к вышедшей к тому времени эскадре, где и присоединился к вверенному Вашему Высокоблагородию отряду. Считаю долгом донести об умелых и энергичных действиях судового механика, помощника старшего инженер-механика Боровского, и отличной работе машинной команды, благодаря которым миноносец быстро вышел из огня превосходившего в силе противника. Подписал: Лейтенант Бахирев.

РЮРИК: Доброе время, уважаемые господа! Рапорт Командира эскадренного миноносца "Расторопный" - Заведующему 2-м отрядом миноносцев, 1 Апреля 1904 г. №258. Пройдя меридиан Сан-шан-тоу и после поворота на курс приблизительно NO 40 - 50 градусов, я получил приказание передать на "Страшный" о потушении гакабортного огня, что мною было передано голосом; передав приказание, я прокричал также на "Страшный", что у него на юте видно много света. Как только головные миноносцы затушили огни, я тотчас же потерял из виду "Страшного" и несколько раз терял "Сторожевого"; первый же отряд хорошо виднелся, так как миноносцы этого отряда были заметны, почему все время держался сбоку этого отряда. Когда по носу открылся остров и отряд взял влево и правил по главному компасу тем же курсом, я решил, что идем не в группу Эллиот, а между группою Эллиот и Блонд и был уверен, что остров, открывшийся у нас по носу и оставленный вправо, был Ю.Блонд. В проходе между группами я уже не видел "Сторожевого", который после поворота перешел на на левую сторону "Боевого". Думаю, что около 2 часов повернул между островами Торнтон и В.Блонд, и уже по южную сторону группы Блонд, правя на SW 60 приблизительно, я чуть не столкнулся со "Сторожевым", который вышел откуда то из под кормы и прошел у меня по правому борту и снова пошел головным в правой колонне. В одном из котлов лопнула трубка, я приказ его вывести, и уже не мог дать большого хода и стал отставать от отряда, который прибавил ход и заметно от меня уходил. Пока перед рассветом не были потушены гакобортные огни (открытые после обхода Блонд), я мог, правя по этим огням, идти за отрядом. Но когда огни скрылись, я решил, что, отделившись от отряда, должен расположить свой курс так, чтобы со светом не быть отрезанным, тем более, что большого хода развить не мог. А потому немедленно изменил свой курс на W, и по новому курсу скоро открыли боевые фонари Артура. Когда рассвело, я уже подходил к Кепу. Оглядывая горизонт, на SW от себя увидел дымки и вскоре разглядел пять миноносцев и против них один; они перестреливались. Я принял пять миноносцев за наши и думал, что они расстреливают японца, так как на горизонте уже вырисовывалось много судов, которых также принял за японцев. Я повернул к японцам, но в это время увидел под Ляотишаном - "Баян", удуший, как мне показалось к японцам; пошел к нему, полагая, что могу быть ему полезным. Не доходя до "Баяна", увидел миноносец "Сердитый", шедший ему в кильватер. "Сердитый" повернул и мне махнул следовать за ним. Предполагая, что он получил какое нибудь приказание, я пошел за ним и вскоре вошел в Артур, где подошел, по приказанию Командующего, к борту "Петропавловска", выходящего из бассейна, и доложил адмиралу о ночном походе, после чего пошел в бассейн и узнал, что только один "Смелый" вернулся, а расстреливаемый на горизонте миноносец был "Страшный". Когда я повернул от "Баяна", то видел поднявшееся над миноносцем облако, и что миноносец исчез с поверхности. Подписал: Лейтенант Лепко.

РЮРИК: Рапорт Временно Заведующего 1 отрядом эскадренных миноносцев - Временно И.д. Командующего флотом Тихого океана Контр-Адмиралу князю Ухтомскому, 2 Апреля 1904 г. №175. Доношу Вашему Превосходительству, что, 30 Марта в шестом часу вечера, с миноносцами - "Боевой", "Безшумный", "Грозовой" и "Выносливый" вышел на рейд, где соединился с 4 миноносцами второго отряда, под командою капитана 2 ранга Бубнова, и в 6 1/2 часов вечера, в строе двух кильватерных колонн, отправились осматривать о-ва Эллиот, согласно приказания Командующего флотом вице-адмирала Макарова. До острова Кеп шли 18-ти узловым ходом, а с наступлением темноты - 12 узлов. Порученный мне отряд составлял левую колонну и шел без огней, открывая по временам гакобортный угловой огонь для показания места задним мателотам. В 10 часов вечера пошел дождь, совершенно закрывший горизонт, а потому, подходя к островам, уменьшил ход до 8 - 9 узлов. В 11 часов 30 мин., немного вправо, в ожидаемом направлении открыли остров Фантхоза со скалой Пик и взяли курс западнее острова Кухульдо, в 1/2 мили. Своевременно открыли его, когда он пришел на правую раковину, взяли курс к острову Коссиндо, расчитывая оставить его вправо на одну милю; идя этим курсом видели остров Хадо. В 12 часов 50 мин. прошли остров Коссиндо и направились в пролив Тунгуз. Обойдя остров Хасьяндо, проливом Бобр в 1 час 50 мин. вышел в море. Все время шел дождь, горизонт был крайне малый, видны были не острова, а только вершины их, почему все плавание делалось по счислению, пользуясь видимыми вершинами, как поверкой счислению. Никаких судов у островов и в проливах не обнаружено. При самом входе в острова, пройдя остров Фантхоза, головной миноносец 2-го отряда прорезал строй и прошел на левую сторону, после чего видны были с левой стороны от порученного мне отряда только два миноносца 2-го отряда . Дальше в островах головной миноносец 2-го отряда перешел вновь на правую сторону. Во время этих перестроений, как оказалось впоследствии, отделился от моего отряда миноносец "Выносливый", который вследствие этого самостоятельно вышел из островов и отправился к рассвету на назначенное рандеву - "Сан-шан-тоу". Выйдя из пролива Бобр и увеличил ход до 18 узлов, лег на курс, пролегавший в 5-ти милях южнее острова Сан-шан-тоу. На рассвете, у названного острова встретил миноносец "Выносливый", который присоединился к отряду. В то же время обнаружилось, что из второго отряда сохранил свое место только миноносец "Сторожевой", с начальником отряда. Около меридиана мыса Входного увидели на S-4 неприятельских миноносца, идущие курсом ONO; взял курс на них с целью отогнать их мористее, дабы дать возможность присоединиться к нам отставшим, по моему предположению, миноносцам 2-го отряда. Отойдя в море и не видя отставших миноносцев, по приказанию заведующего вторым отрядом, капитана 2 ранга Бубнова, взял курс на Порт-Артур, на S от которого видны были дымы. Подходя к траверзу острова Кеп, увидел крейсер "Баян", сражавшийся с шестью неприятельскими крейсерами и этим доставивший возможность порученному мне отряду пройти в Порт-Артур. Подойдя к входу, увидел выходящий из прохода броненосец "Петропавловск" и, следуя сигналу адмирала, занял с моим отрядом место в 1 мили к S от адмирала, при чем выстроился в строй фронта. В это время к отряду присоединились вышедшие из гавани миноносцы - "Бдительный", "Внимательный", "Властный" и "Бесстрашный". Далее все время, равно как и во время боя, отряд маневрировал совместно с эскадрой. Подписал: Капитан 2 ранга Елисеев. Резолюция Контр-Адмирала князя Ухтомского: "Представить в Штаб Главнокомандующего на благоусмотрение Его Высокопревосходительства, вместе с рапортами заведующего 2 отрядом миноносцев №555 и 547.

РЮРИК: Морской походный Штаб Наместника Е.И.В. - Заведующему 2 отрядом эскадренных миноносцев, 8 Апреля 1904 г. № 930. На рапорте Вашего Высокоблагородия Наместник положил резолюцию: "с прискорбием читал - и не понимаю, почему "Смелый" не поддержал "Страшного". О чем, для сообщения командиру его, уведомляется. Подписал: Начальник Штаба Контр-Адмирал Витгефт.

РЮРИК: Рапорт Младшего Флагмана эскадры Тихого океана - Наместнику Е.И.В., 5 Апреля 1904 г. № 238. 31 Марта эскадра выходила на рейд для встречи миноносцев, высланных накануне вечером в экспедицию к островам Эллиот. Неприятель был в расстоянии действия беспроволочного телеграфирования, поэтому Командующий флотом выслал сначала крейсера, а за тем сам вышел с броненосцами, чтобы не дать возможности неприятелю отрезать наши миноносцы от входа в Порт-Артур. Миноносец "Страшный", при своем возвращении, встретился и вступил в бой с неприятельскими 4 миноносцами. Командир миноносца, лейтенант Юрасовский, по показанию оставшихся в живых нижних чинов, был убит в начале боя. Также последовательно были убиты все офицеры, кроме лейтенанта Малеева, который сам лично стрелял из пулемета, снятого с японского брандера, и своим безпримерно геройским поведением ободрял команду, которая защищала свой миноносец, пока он окончательно не затонул. Команда также вела себя молодецки. Поэтому ходатайствую о награждении всех пяти нижних чинов, спасенных с этого миноносца, знаками отличия Военного ордена 4 степени.*) Подлинный рапорт заведующего миноносцами и их командами в Порт-Артуре, с показаниями оставшихся в живых нижних чинов с погибшего миноносца "Страшный", при сем представляю. Команда миноносца была спасена крейсером "Баян", который это выполнил сам под огнем шести неприятельских судов. Все распоряжения командира были геройски смелы и очень толково выполнены. Ходатайствую перед Вашим Высокопревосходительством о награждении, кроме г.г. офицеров и нижних чинов, указанных командиром в прилагаемомо при сем его рапортах за №№ 665, 675 и 42, также и командира крейсера капитана 1 ранга Вирена, орденом Св. Георгия 4 степени, согласно пункта 72 Статута этого ордена. Подписал: Контр-Адмирал князь Ухтомский. *) Резолюция Наместника: "Согласен, отдать в приказ".

РЮРИК: Уважаемые господа, теперь мои возможности увеличились, так что теперь Вы будете получать сканированные изображения.

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

Евгений: Доброе время! >Уважаемые господа, теперь мои возможности увеличились, так что теперь Вы будете получать сканированные изображения. Спасибо! Рад за Вас. Наконец-то не будет нудностей с набиванием. Я бы так долго не смог терпеть... Можно предложение? Можно увеличить разрешение и соответственно "вес" сканов? Тяжело читается... С уважением, Поломошнов Евгений

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

Anton: РЮРИК пишет: Уважаемые господа, теперь мои возможности увеличились, так что теперь Вы будете получать сканированные изображения. Здорово! Но просьба выкладывать сканы как "Превью - увеличение по клику", а не "Картинка в тексте" т.к. трафик у меня ограничен, а получается скачивание документов по-новой при каждом открытии ветки.

РЮРИК: Уважаемый Антон, здравствуйте! Делая уменьшенные копии они плохо просматриваются, при увеличении расширения картинка не выкладывается на форуме. Я конечно попробую еще раз но если не получится, то не взыщите.

invisible: Ув Рюрик! Просьба уменьшать странички или давать их в форме превью.

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

realswat: РЮРИК Спасибо еще раз! А почему рапорт командира Севастополя оборван?

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

andreyfinn: Уважаемый РЮРИК, Будет ли продолжение по 1 ТЭ периода - Витгефта и последователей?

РЮРИК: Уважаемый andreyfinn! Продолжение будет, но не скоро. Сейчас я занят "Рюриком" собираю материалы по этому крейсеру. Огорчу многих - документов по владивостокским крейсерам в ленинке нет. Увы.

РЮРИК: Долгожданное продолжение!

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК:

РЮРИК: На этом документы периода командования адмирала Макарова заканчиваются. Следущими будут период командования Наместника.

gtomorfolog: Да,действительно долгожданное. Спасибо!

РЮРИК: Дальше будет то же интересно.



полная версия страницы